Катерина Борисевич: И полгода в белорусской тюрьме это много | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 02.07.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Катерина Борисевич: И полгода в белорусской тюрьме это много

Журналистка Tut.by провела 6 месяцев в заключении якобы за разглашение медицинской тайны. В интервью DW она рассказала про судебный процесс, о реакции на приговор и буднях в СИЗО.

СИЗО №1 на улице Володарского в Минске

СИЗО №1 на улице Володарского в Минске

Журналистка белорусского портала Tut.by Катерина Борисевич вышла из тюрьмы чуть больше месяца назад. В заключении она провела полгода из-за обвинения по "делу о ноль промилле" - суд решил, что она раскрыла медицинскую тайну избитого до смерти Романа Бондаренко, приведя в статье слова врача об отсутствии в крови Романа алкоголя, что противоречило заявлениям властей. Как Катерина Борисевич живет сейчас, что думает о судебном процессе и ситуации с журналистикой в стране - у DW.

DW: Катерина, как вас изменило время в тюрьме?

Катерина Борисевич: Мне кажется, на этот вопрос лучше ответят мои близкие, которые могут сравнивать, какая я была осенью, а какая - сейчас. Сама я, наверное, эти изменения пойму только через какое-то время. Но уже поняла, что я не знаю, сколько у каждого из нас есть времени, сколько мы сможем видеться, сколько каждый из нас будет на свободе. Поэтому, если ты хочешь что-то сказать человеку, ты говоришь ему это сейчас - не ждешь месяц, два или удобного момента. Наверное, в чем-то я стала более прямолинейна и откровенна.

- Вы ожидали, что журналист может быть арестован за профессиональную деятельность?

Катерина Борисевич во время судебного процесса

Катерина Борисевич во время судебного процесса

- Конечно, я понимала, что журналисты могут быть задержаны по стандартным статьям 23.34 (участие в несанкционированном массовом мероприятии) или 23.4 (неповиновение), такие процессы уже были. Но что журналист может быть задержан за свою публикацию и оказаться на Володарке, (СИЗО №1 на улице Володарского в Минске - Ред.) я и предположить не могла.

Я слабо представляла в тот момент, какую статью уголовного кодекса можно подвести под деятельность журналиста - я не должностное лицо, взятки мне приписать невозможно. Но, как говорится, и для меня нашлась статья в уголовном кодексе: 178, раскрытие медицинской тайны. Поэтому 19 ноября, когда мне огласили статью, по которой я задержана, я искренне удивилась тому, что это вообще может быть - прямо с целой следственной группой пришли ко мне домой, и я оказалась за решеткой обвиняемой по уголовному делу.

- Судебный процесс по "делу о ноль промилле" сделали закрытым. Расскажите, как он проходил для вас, как вы отнеслись к приговору?

- 18 февраля, когда журналистка "Белсат" Катерина Андреева (Бахвалова) зашла в камеру и рассказала, что вместе с коллегой Дарьей Чульцовой получила 2 года тюрьмы, для меня стало очевидно, что этот приговор вынесен нам всем, политическим заключенным. Поэтому можно понять мое настроение в тот момент - я думала, что все решено, дальше колония и других вариантов быть не может.

И понимая, что в любом случае будет лишение свободы, я настраивала себя позитивно, решила идти в суд с гордо поднятой головой, чтобы мою улыбку увидела дочка и понимала, что со мной все относительно хорошо, я держусь. Это была такая игра в позитив, которой ты увлекаешься, и потом уже не замечаешь, где игра, а где на самом деле позитивное отношение к жизни.

Сама процедура суда сложная. Кажется, что если суд начинается в 10, то и человека привозят к 10 утра, а к 6 он возвращается в СИЗО. На самом деле ты можешь выйти из камеры по-разному: и в полседьмого и в семь, а потом еще сидишь в холодных отстойниках, автозаке, затем специальный "стакан" в суде. И это все длится целый день, а так как суды у меня были каждый день, я тогда очень вымоталась физически. Даже приговор с первого раза не расслышала. Для меня было важно видеть дочку в тот момент, я смотрела в зал и перестала слушать, что говорила судья. И только потом переспросила у адвокатов, что, 6 месяцев?

Я часто слышу, что чуть ли не должна радоваться, что получила 6 месяцев. Я не совсем понимаю, откуда во мне должно быть столько счастья, потому что полгода жизни для меня важны. Возможно, кто-то может подарить их СИЗО или колонии, но я не собиралась свою жизнь кому-то отдавать. Тем более, если бы я что-то совершила и понимала за что сижу. Например, со мной в камере были женщины, которые - пьяные - во время драки нанесли человеку ножевые ранение, они получили 4 года и говорили, мол, мне не так много дали. Но подождите, вы же понимаете, за что такое наказание, а за что эти полгода получила я? Я не понимаю.

Почему вообще кто-то решил, что полгода - это мало? Это много для всех: для меня, для моей семьи, друзей, коллег. Я все время говорю, что по этапу шла не только я. Со мной шли десятки, сотни людей, которым тоже было тяжело. Которые вместо того, чтобы растить дома маленьких детей, ехали с передачами на Володарку, в Жодино, подстраивались под мои нужды, просьбы и собирали деньги. Конечно, я считаю, что не должна была находиться в СИЗО ни одного дня.

- Как проходило время в заключении, каким был ваш быт?

- Ха-ха, я шутила, что это апартаменты, но на апартаменты это было мало похоже. Первое время все камеры наводили легкий ужас из серии: я тут буду жить, как тут вообще можно жить? Все угнетало, сама камера тесная, закуренная, отношение было ко мне настороженное. Сначала у некоторых была мысль, что меня забросили как журналиста, чтобы я посмотрела жизнь изнутри и что на самом деле я не за статью тут сижу.

Для меня, как для творческого, деятельного человека просто тяжело находится в замкнутом пространстве, просто сидеть. Вот смотрите, в сутках 24 часа, 8 уходит на сон, еще час на прогулку. Итого 15 часов ты должен чем-то заниматься, а чем - зависит только от тебя. Но даже в тюрьме при желании, с помощью отличных друзей, которые знают, что тебе передать и как тебя развеселить, можно создать свое. Вот в каждой камере я пыталась создать свой небольшой уголок, я там жила: я могла перенестись в Италию, Португалию, неважно куда. И оказалось, что я очень хорошо мысленно путешествую, помню свои поездки. Я себе придумала историю, что я сижу в кафе. Я работала за столом - на него никто не претендовал - и говорила, что я ухожу в свое кафе: брала чашку кофе и представляла.

- За день до вашего освобождения власти Беларуси фактически уничтожили место вашей работы - портал Tut.by. Что вы думаете об этом?

- Я до сих пор не могу осознать, что произошло. Если вдуматься, мы за один день лишились самого крупного интернет-ресурса страны, который посещало 3 млн человек в день. Не могу это понять: еще недавно мои близкие носили передачи и писали поддерживающие письма, а теперь мы поменялись местами. Сейчас я живу только сегодняшним днем и думаю, что я могу сделать, передать передачу, отправить посылку, написать письма.

Чем я занимаюсь? У меня отпуск, работы, насколько я поняла, у меня уже нет, выходить некуда. Для себя я решила, что возьму паузу и посмотрю, что будет дальше. Слишком много событий произошло, которые нельзя было ни предвидеть, ни предусмотреть. Сказать год назад, что ты откроешь телефон, а Tut.by больше нет, 15 человек за решеткой, а остальные непонятно где… На Tut.by работает супер-команда профессионалов, это лучшие журналисты страны, этими людьми надо гордиться. Но выходит, что независимая журналистка нашей стране не нужна.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:15

Приговор журналистке TUT.BY Катерине Борисевич и врачу Артему Сорокину по "делу о ноль промилле"

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме