″Не похоже на экономическое дело″. Жена Василевича о суде над мужем | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 24.01.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

"Не похоже на экономическое дело". Жена Василевича о суде над мужем

В Минске начался суд над издателем и бизнесменом Александром Василевичем. Его жена Надежда Зеленкова рассказала DW о жизни без супруга, обвинениях против него и ожиданиях от приговора.

Александр Василевич и Надежда Зеленкова (фото из архива)

Александр Василевич и Надежда Зеленкова (фото из архива)

Уже почти полтора года совладелец рекламного агентства Vondel/Hepta и компании Mint Media (издания Kyky.org и "The Village Беларусь") Александр Василевич содержится под арестом в СИЗО на улице Володарского в Минске. Только теперь, 24 января, над ним начался судебный процесс по статье 243 ч. 2 - уклонение от уплаты налогов. В чем конкретно обвиняют Василевича долго было неизвестно - с адвокатов взяли подписку о неразглашении.

Перед началом суда DW поговорила с его женой Надеждой Зеленковой об аресте и содержании мужа в СИЗО, сути обвинений и о сказках, которые Александр пишет и отправляет дочери.

Deutsche Welle: Надежда, расскажите о том, как арестовали Александра - это стало для вас неожиданностью?

Надежда Зеленкова: Сашу арестовали в конце августа 2020 года. В тот день были задержаны несколько человек, проходили обыски во всех структурах, связанных с его бизнесами - рекламное агентство, галерея современного искусства "Ў" (У нескладовае), винный бар и издательство Mint Media. Обыски проходили и у меня в офисе, у меня дома, у мамы дома - я тогда провела в Департаменте финансовых расследований КГК 10 часов.

Александр Василевич и Надежда Зеленкова (фото из архива)

Александр Василевич и Надежда Зеленкова (фото из архива)

Но всех отпустили, оставили только Сашу. Он находится в СИЗО на Володарского уже почти полтора года, 17 месяцев. Я сама была на протяжении всего этого времени подозреваемой в его уголовном деле, но недавно получила информацию, что меня больше в нем нет. Но счета компании до сих пор заморожены.

Откровенно говоря, если бы я знала, что будет второй арест, меня бы не было в стране, и Саши тоже, я бы настояла на отъезде. Конечно, это было неожиданностью в том объеме и масштабе, как это происходило и как сейчас происходит. Никто не предполагал, что это возможно.

- Чем в Беларуси Александр занимался до ареста?

- Основной большой проект Саши, которым он занимается почти всю жизнь - рекламный бизнес. У него сеть рекламных агентств, которые обслуживают крупных клиентов. Это основной бизнес, им Саша занимался 95% своего времени.

Также был проект Галереи современного искусства "Ў", который вместе с друзьями арт-директорами существовал на протяжении, наверное, 12 лет. Арт-директоры самостоятельно им управляли, но когда им нужен был совет или помощь, они приходили к Саше. Дополнением галереи был винный бар - он был создан, чтобы поддержать ее.

Еще один бизнес - издание Kyky.org и "The Village Беларусь", которые точно также самостоятельно управлялись Сашей Романовой и главными редакторами, но они могли приходить за консультацией к Саше.

- Что известно об уголовном деле и обвинении против Александра?

- Подробностей немного. Я знаю первоначальное обвинение, потому что мне его показывали, но я под подпиской и не могу говорить о деталях. Могу сказать, что какие-либо следственные действия с Сашей велись крайне редко за эти полтора года - количество допросов можно на пальцах одной руки пересчитать.

- Александра обвиняют по экономической статье о неуплате налогов. Как вы считаете, претензии властей правда чисто экономические или это все-таки политическое дело?

- Саша был признан политическим заключенным сразу после ареста. Все было бы иначе, если бы Сашу не звали на ту встречу в СИЗО КГБ с Лукашенко 10 октября 2020 года. Поэтому не очень похоже на то, что это экономическое дело.

У меня нет однозначного ответа, почему Сашу преследуют. Я думаю, его было слишком много в разных историях. Если вы в сфере культуры - тут есть Саша, если вы в медиа - тут тоже есть Саша. Явно есть какое-то представление о том, кто он, насколько он влиятелен и почему выгоднее его держать в тюрьме, чем отпустить.

- Как Александр себя чувствует в тюрьме?

- Много читает. Отвечает на письма, занимается физкультурой, в которой делает большие успехи с учетом того, в каком состоянии его руки и ноги. У него давно не гнется рука, разорваны связки на ноге, при этом он делает больше 1000 отжиманий в день, и в общем старается себя поддерживать в форме.

Бытовая жизнь занимает много времени. Он все время был в камере, в которой 12 человек, а сейчас перевели в другую, где еще больше. Представьте себе, что 12 человек должны почистить зубы - это все растягивается во времени. Приготовить салат, когда нет ни посуды, ни ножей - тоже вызов. Много бытовухи, чтение, иногда они смотрят по телевизору фильмы, но редко, только по выходным, а остальное время держат телевизор выключенным.

- Что для вас самое тяжелое в разлуке с супругом? Насколько я знаю, у вас родилась дочь уже после ареста Александра.

- Да, дочка родилась после того, как его арестовали, он ее никогда не видел, хотя ей уже год и полтора месяца. На самом деле, все тяжело. Тяжело быть одной с двумя детьми, только родив. Тяжело быть постоянно неуверенной в том, что человек находится хотя бы в относительной безопасности. Если арестанты заболевают, то медицинскую помощь в теории они могут получить, но она специфическая - парацетамол и иногда разрешение лежать на кровати, хотя в принципе лежать на ней нельзя в течение дня. Тяжело от представления того, как работает система, и понимания, как много друзей внутри этого ада.

- Расскажите о сказках, которые Александр пишет дочкам из тюрьмы. Вы ведь даже собрали их все в электронную книгу?

- Эту книгу я собирала к его Дню рождения в сентябре, он тогда уже больше года был под арестом. Сказки он начал писать Адели, старшей дочери. Младшая еще не поймет, он ей шлет рисунки. На самом деле только первую часть собрала в книгу. Он еще три сказки прислал, которые я не публиковала, и сказал, что отправил еще одну.

Эти сказки про папу и пингвина, сидящих в камере в тюрьме, в веселом формате объясняют дочке основные термины поведенческой экономики. Но сказки разные, не все они позитивные и веселые. Он по-своему рассказывает то, как переживает все, что с ним происходит, и не всегда это веселые штуки.

Думаю, что подсоберу еще сказок, и выпущу обновление книги. Конечно, хочется, чтобы он наконец вышел на свободу и этим занялся сам.

- 24 января начинается суд над Александром. Чего вы ожидаете от процесса?

- Я не строю ни надежд, ни планов. Безусловно, сколько бы мы ни говорили, что не надеемся и не верим, мы по-своему надеемся и верим. Мое основное желание - чтобы суд прошел быстро.

Что касается приговора, то ожидания только те, что прописаны в статье УК: ему могут дать либо 5 лет ограничения свободы, либо от 3 до 7 лет лишения свободы. Какой будет приговор, я не знаю и не хочу гадать. Это решение, боюсь, даже не судья принимает.

Смотрите также:

Смотреть видео 45:01

Тысяча политзаключенных в Беларуси: что заставит Лукашенко их освободить?

Аудио- и видеофайлы по теме