Белорусский блогер Лосик не выйдет на свободу. В чем его обвиняют теперь? | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 18.12.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Белорусский блогер Лосик не выйдет на свободу. В чем его обвиняют теперь?

Автор телеграм-канала "Беларусь головного мозга" Игорь Лосик и его жена объявили голодовку в знак протеста против нового обвинения. Дарья Лосик рассказала DW, чего они хотят добиться.

Дарья Лосик

Дарья Лосик

Уже полгода белорусский блогер, администратор крупного оппозиционного телеграм-канала "Беларусь головного мозга" Игорь Лосик находится за решеткой, его обвиняют по статье об организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок. 25 декабря должен был истечь максимальный срок его содержания под стражей, однако на свободу в скором времени он не выйдет. Накануне Игорю Лосику предъявили новое обвинение - участие в массовых беспорядках. В знак протеста Игорь Лосик объявил бессрочную голодовку. Вслед за ним это сделала и его жена Дарья. DW встретилась с ней и узнала о ситуации подробнее.

DW: Дарья, расскажите, как происходило задержание вашего мужа полгода назад?

Дарья Лосик: Мы с дочкой вернулись с прогулки, мы с ней всегда гуляем в одно и то же время. Поднялись на лифте на лестничную клетку, а там нас встретили сотрудники правоохранительных органов. Они мимолетно показали свои удостоверения, прочитать кто это был, их фамилии, было невозможно. Предъявили постановление заместителя генерального прокурора о том, что по данному адресу будет проводиться обыск. Изначально я отказалась пускать их в квартиру, сказав, что мы будем ждать моего отца, потому что он собственник жилья. Обыск проходил с вместе с отцом, Игорем и двумя понятыми из подъезда.

В результате они забрали всю технику - компьютер, планшет, телефоны. А когда они начали уводить Игоря, я спросила, куда уходит мой муж. Они мне сказали, мол, не переживайте, он напишет объяснительные и вернется. Даже сказали Игорю взять деньги на талончик, чтобы вернуться домой.

К вечеру мне позвонили из Окрестина (Изолятор временного содержания. - Ред.) и сказали, что мужу предъявлено обвинение по статье 342 часть 1 (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок. - Ред.) и он будет находиться трое суток на Окрестина.

Причем задержание происходило прямо на глазах у нашей полуторагодовалой на тот момент дочки.

- В сентябре вы записали видеообращение, в котором заявили, что мужу "сознательно создают нечеловеческие условия содержания". Есть ли улучшения сейчас?

- Он тогда содержался в камере, которая находилась в полуподвальном помещении, на цокольном этаже. В ней было одно окно, из которого совсем не поступал свет. Также к нему подселили шестой раз судимого сокамерника с педикулезом, хотя по правилам всех должны обрабатывать. Кроме того, в камере не было перегородки между кроватями и туалетом - запах был ужасный. Игорь называл эту камеру "общественным туалетом".

Он пробыл там 40 днейи потом его перевели на этаж выше, в более просторную камеру на 5-6 человек. Условия содержания стали получше, но сейчас ему предъявили новое обвинение, поэтому это уже не имеет значения.

- Расскажите, как вы узнали о новой статье обвинения?

- 25 декабря истекал предельный срок содержания Игоря под стражей. И, видимо, для того, чтобы там задержать еще, было предъявлено обвинение по статье 293 часть 2  (Участие в массовых беспорядках. - Ред.), за нее грозит от трех до восьми лет лишения свободы.

Я не знаю, как мой муж мог организовывать беспорядки тут, сидя дома с дочкой. Я считаю, что это полный абсурд и еще больший бред, чем статья 342. Я узнала это от адвоката Игоря, он же сообщил мне, что муж решил объявить голодовку. Из солидарности с мужем я тоже это сделала.

- Как думаете, ваша голодовка будет услышана?

- Я не знаю, насколько она будет услышана, но находиться в стороне от того, что ему там плохо, он голодает, а я здесь буду пытаться жить нормально, я не могу. У нас по жизни с ним такая договоренность: если у кого-то из нас проблемы, мы решаем их вместе. Точно так же сейчас, мы делаем все вместе. Не важно, голодовка или еще что. Мы привыкли жить так.

Я надеюсь, что это что-то даст. Мы описали наши условия: либо снять с него обвинения, либо изменить меру пресечения - выпустить его из-под стражи, потому что это все абсурдно и необоснованно.

- Как вы решились объявить голодовку, имея маленькую дочку?

Дарья Лосик показывает рисунки мужа, которые он присылает ей в письмах из тюрьмы

Дарья Лосик показывает рисунки мужа, которые он присылает ей в письмах из тюрьмы

- Если это зайдет слишком далеко, за дочерью есть кому смотреть, ей будут созданы лучшие условия, какими они и были все эти полгода. Она ни в чем не нуждается и не будет нуждаться. Я, конечно, переживаю за нее, но уверена, что все будет в порядке.

- Вы не думали уехать из Беларуси, как это многие делают?

- До момента задержания мужа мы не планировали куда-то уезжать на постоянное место жительство. Но сейчас я понимаю, что мне будет страшно растить свою дочь и жить здесь с мужем, если ничего не поменяется. Я боюсь за дочку, вдруг ко мне кто-то придет из-за того, что я что-то не то сказала или сделала. Я думаю, когда Игорь вернется, это все будет обсуждаться.

На данный момент мне больше страшно за дочь, и за то, что с Игорем там сейчас происходит. Со вторника не знаю, в каком муж состоянии и окажут ли ему необходимую помощь.

- Одно из основных требований оппозиции перед началом диалога с властью - отпустить всех политических заключенных. Как вы считаете, достаточно ли оппозиционные лидеры делают для освобождения вашего мужа и других политзаключенных?

- Думаю, да. Светлана Тихановская на слуху у всего мира, и я не знаю, что еще можно сделать, чтобы как-то повлиять на действующую власть, чтобы она отпустила всех политзаключенных. Мне кажется, со стороны властей это самый простой шаг - просто выпустить людей на свободу. Они все там незаконно сидят, у них сфабрикованные обвинения. Тут ведь не нужно делать ничего сверхъестественного - просто выпустить тех, кого вы незаконно забрали и заперли в этих стенах.

- Юрий Воскресенский, который сейчас руководит Круглым столом, организованным властями, заявляет, что помогает в освобождении политзаключенных. Вы не думали обратиться к нему за помощью?

- Нет, не думала. Да и немного ведь политзаключенных вышло с того момента. Если бы он реально вел работу по освобождению, то больше людей было бы на свободе. А сейчас больше 150 политзаключенных до сих пор в тюрьме - о какой работе речь? Я не вижу в этом эффективности.

- Как вы думаете, когда вы сможете снова увидеть мужа?

- Я не знаю, у меня нет прогнозов. Кто-то говорит весной, кто-то говорит, что уже очень скоро. Я безумно расстроена из-за того, что произошло на днях и не люблю загадывать, ставить себе конкретные сроки, потому что если это не сбывается, то можно еще больше накрутить себя и впасть в депрессию. А такого права у меня нет, поэтому я продолжаю сражаться за то, чтобы Игорь был со мной и с дочкой.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:33

Создатель "Беларуси головного мозга" и его жена объявили голодовку (18.12.2020)

 

Аудио- и видеофайлы по теме