Дискуссионный клуб ″НВ″ о событиях в Киргизии. Часть 2. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 03.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Дискуссионный клуб "НВ" о событиях в Киргизии. Часть 2.

Мы немного зациклились на фигурах...

Дискуссионный клуб.

Ведущий: Андрей Гурков.

Участники: Феликс Кулов, Аркадий Дубнов, Виталий Волков.

АГ: Мы немного зациклились на фигурах. Мне не хватает разговора об убеждениях. Господин Кулов, каковы убеждения тех, кто сегодня находится у власти и у тех, кто за нее будет легитимно бороться, например, на президентских выборах? Какие вообще модели развития Киргизии сейчас обсуждаются и обсуждаются ли вообще? И Какую модель видите Вы?

ФК: Если говорить о правительстве, то я за него не могу отвечать, потому что я считаю, что это правительство, которое должно обеспечить нормальное функционирование до президентских выборов. Что касается платформы Бакиева, то, видимо, он ее еще не успел создать. У него все впереди: мы затрудняемся сказать, какие у него взгляды в политике, в экономике, и так далее. Что касается нас, то они достаточно просты. Мы – сторонники рыночной экономики, демократических преобразований, дружбы со всеми нашими соседями. Что касается экономических проблем, то обладая, я считаю, высоким интеллектуальным потенциалом населения, мы могли бы развивать вполне успешно банковскую, финансовую, информативную сферу услуг, а также туризм.

АГ: Мне кажется ваша вкратце изложенная концепция несколько поверхностной. Все хотят рыночной экономики, демократии. Какими способами Вы бы это осуществляли? Ориентировались бы Вы больше на Россию, на Европу, на США, на Китай, на соседний Казахстане? Можно ли эту концепцию "насытить мясом"?

ФК: Пожалуйста. Главное – прагматизм. Прагматизм в экономике связан с тем, что мы никуда не денемся от факта, что у нас больше полумиллиона соотечественников проживает и работает на территории России. То же самое касается наших соседей Узбекистана, Таджикистана, КНР и Казахстана. Нельзя никому быть врагом и создавать себе врагов. Что касается других стран, то для нас очень важно ориентироваться на ценности, выработанные в странах Запада.

АГ: То, что Вы описываете – это звучит как "швейцарский нейтралитет". Маленькая горная республики среди мощных держав. Вы такой путь предлагаете?

ФК: Это не просто нейтралитет. Это многовекторность политики с учетом нашей реальности.

АГ: Хорошо, а в какой должности Вы хотите осуществлять эту политику? Вы будете выдвигать свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах?

ФК: Да, если решится вопрос с оправданием, то буду выдвигать.

АГ: То есть сейчас единственная преграда в том, что у Вас пока нет реабилитации?

ФК: Совершенно правильно. Политическая реабилитация произошла в среду на заседании нашего парламента, теперь дело за судом. Прокуратура, по моим данным, должна на днях написать представление об этом.

АД: У меня тоже вопрос. Одна из основных проблем Киргизии, как и всего "постсоветья" – это баснословный уровень коррупции. Киргизия по этому параметру отличается тем, что здесь коррупция определялась в основном тем, что все финансовые потоки, все рычаги, весь крупный бизнес, да и средний и мелкий, контролировался семьей Акаева. Об этом известно не только в самой Киргизии, что стало одной из причин бунта, но и за ее пределами. Как Вы, господин Кулов, собираетесь решать проблему корпоративного финансового олигархического клана?

ФК: Над этой проблемой в правительстве работают. Видимо, будет создан временный комитет управления рядом экономических объектов, которые якобы могут принадлежать семье. Главное, чтобы потом эти денежные ручейки не попали в другое русло, а был на пользу госказне.

АГ: Господин Кулов, я хотел бы уточнить. Вы говорите, что готовы и собираетесь выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. Но до президентских выборов должна идти та самая работа, которую Вы критиковали. Как Вы будете в этот момент относиться к правительству? Вы готовы войти в него, Вы готовы его конструктивно поддерживать, Вы готовы быть конструктивной оппозицией, Вы готовы быть непримиримой оппозицией? Какова Ваша роль и роль Ваших сторонников, а их довольно много, в переходном процессе до нормальных легитимных выборов?

ФК: Мы будем занимать здравую позицию. Мы понимаем, что за короткий срок ничего изменить невозможно, и будем вносить "поправочный коэффициент" на сложность ситуации.

АД: А мне бы хотелось понять взгляды господина Кулова по поводу тех переговоров, которые сейчас идут в Москве с Аскаром Акаевым.

ФК: Насколько я информирован, в настоящее время президент Акаев согласился прилететь в Бишкек для того, чтобы публично сделать отречение от должности. В соответствии с нашей конституцией есть только один способ – это официальное заявление, которое должно быть сделано на заседании нашего парламента. Другого способа нет! Нельзя написать его в кабинете, показать по телевиденью или направить по почте. Это исключается! Если он не может по каким-то причинам приехать, создается медицинская комиссия, и потом авторитетная комиссия должна засвидетельствовать, что он добровольно слагает с себя полномочия. Но он здоров. К сожалению, Курманбек Бакиев сказал, что его приезд в Бишкек нецелесообразен. Я думаю, его немного подвели подчиненные, поскольку если приезд нецелесообразен из-за каких-то волнений, значит, мы не владеем ситуацией и не можем с ней справиться. Ведь обычные люди никогда не пойдут на насилие, на насилие пойдут какие-то отморозки. Я думаю, если такие могут быть, то придавить их для службы безопасности никакого труда не составляет. Если он откажется приехать по каким-то иным причинам, возникает конституционный тупик: действующий президент хочет сложить полномочия, а ему этого не дают сделать в соответствии с конституцией. Возникает вопрос о легитимности того и.о. президента, который делает такие заявления!

ВВ: Слушая господина Кулова и наблюдая за ситуацией, я считаю, что Киргизия может дать образец для учебников в будущем, как все-таки по определенным законным правилам осуществлять в современных условиях революцию. Потому что те многочисленные проблемы с законом, с легитимацией, которые стояли и стоят перед нынешней властью, в соседних республиках были решены гораздо проще, грубее, и никто на такие нюансы, по-моему, просто не обращал внимания. Но это дает основания надеяться на достаточно успешное будущее этой республики по крайней мере в ближайшее время. В том числе, на такую ключевую проблему, которую Аркадий обозначил, как борьба с коррупцией. Потому что тут должно быть совмещение ясного представления о законе, и, с другой стороны, определенных жестких мер. К примеру, усиление спецслужб, (что на Западе считается признаком не очень хорошего тона), жесткие законные ограничения на родственничество в различных структурах и так далее. Тогда, как мне кажется, то, что сказал господин Кулов, возможно: развитие тех сфер, которые были заложены во время правления Аскара Акаева – Киргизия является первым номером в регионе по развитию Интернета, телефонные коммуникации, телевидение для всего региона, дороги построить, привлечь юг страны к наукоемким технологиям, получить на это кредиты Запада – при разумной политике это не так сложно!

ФК: Я думаю, что Виталий во многом прав!

АГ: Я хотел бы услышать от Вас, господин Кулов, какими Вы видите перспективы Киргизии? Благоприятные или нет? И второе: как уже состоявшиеся и прогнозируемые события отразятся на соседях и на всем пространстве СНГ?

ФК: Я думаю, что перспективы Киргизии надо оценивать положительно. Иначе нет смысл что-то делать. Мы политики, и обязаны стремиться к лучшему, а не создавать себе плохой имидж и делать плохую рекламу для своей страны. Иначе у нас не будет иностранных инвестиций, без чего мы сегодня не сможем выйти. Это первое. А как это отразится на других республиках – я думаю, надо какие-то уроки из этого извлекать. Мне не нравится, как это произошло. Поджоги магазинов и так далее. Никакой здравый человек, какой бы он ни был радетель за демократию, этого не приемлет. Поэтому очень важно, чтобы мы пытались контролировать, когда большая масса людей выходит на мирные митинги.

АГ: НО в Грузии, на Украине, где произошли мирные, более организованные, но аналогичные революции против постсоветских структур, есть стремление распространить свой пример на соседние и не очень соседние республики СНГ. Если бы Киргизию возглавляли Вы, в какой степени Вы бы присоединились к этому движению передачи положительного опыта Киргизии, прежде всего, соседним станам региона?

ФГ: Не дай бог никому пережить то, что пережили наши сограждане. Эти страшные ночи погромов. Такой опыт никому не надо перенимать. Что касается частного опыта по созданию, например, независимых судов, то это взаимный процесс, который должен нас взаимно обогащать. Мы многое можем почерпнуть в законодательстве Казахстана, России. Другой вопрос, что там политический процесс идет не так активно, как в Грузии и на Украине.

АГ: А Вы не опасаетесь, что революционная Киргизия, если она успешно пойдет по пути демократизации, может оказаться в изоляции в Центральной Азии, поскольку она может оказаться не по вкусу элитам соседних стран?

ФК: Есть вопрос, но я пока не готов дать на него ответ.

Реклама