Почему Кремль не замечает Тихановскую и надолго ли это? | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 17.02.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Почему Кремль не замечает Тихановскую и надолго ли это?

Как власти России относятся к лидеру белорусской оппозиции Светлане Тихановской, в чем причины такого ее восприятия и может ли оно измениться, DW выяснила у политологов и социологов.

Член Координационного совета белорусской оппозиции Светлана Тихановская

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская

Когда год назад гомельский видеоблогер Сергей Тихановский, резко критикуя Александра Лукашенко, готовился к старту президентской кампании, о его жене Светлане - домохозяйке с дипломом переводчика английского языка, знали лишь друзья и знакомые. Сегодня Тихановский - политзаключенный, с июля 2020-го находящийся за решеткой и обвиняемый в подготовке массовых беспорядков, а его супруга - лидер белорусской оппозиции, вынужденно переехавшая в Литву. Ее принимают руководители ведущих европейских государств, ей вручают престижные международные премии и называют лицом белорусского протеста.

Но это на Западе. В Москве отношение к Тихановской куда более скептическое. Выполняя обязательства в рамках СНГ, в октябре 2020 года МВД России объявило Светлану Тихановскую в розыск по просьбе Следственного комитета Беларуси, где экс-кандидата в президенты обвиняют в призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности. А глава МИД РФ Сергей Лавров за месяц до этого заявил, что Тихановская зависит от иностранных политиков и "говорит не своим голосом". Возможно ли изменение отношения Кремля к Тихановской и что для этого требуется?       

Как Кремль воспринимает Светлану Тихановскую 

Если власти Беларуси воспринимают Светлану Тихановскую как лидера одного из эмигрантских правительств, полностью подверженных влиянию Запада, то российские официальные лица, придерживаясь примерно такого же подхода, в принципе, гораздо меньше ее упоминают и при этом более сдержанны в оценках, констатирует Денис Мельянцов, координатор программы "Внешняя политика" Совета по международным отношениям "Минский диалог". Тихановская, сказал он DW, не политик, а символ, выразитель интересов протестной части белорусского общества, но она не имеет с Москвой каналов коммуникации, при том, что Кремль однозначно высказывается в поддержку Александра Лукашенко.

Денис Мельянцов, координатор программы Внешняя политика Совета по международным отношениям Минский диалог

Денис Мельянцов

Доцент МГИМО, политолог Кирилл Коктыш считает, что Светлана Тихановская для Кремля - обычная белорусская гражданка, поскольку не обладает достаточной для лидера легитимностью и просто пытается оседлать протест: "Во-первых, она явно не самостоятельная фигура, тут королеву играет свита, на что указывает стилистический разнобой, который легко отслеживается во всех его проявлениях. Во-вторых, понятно, что голосование за Тихановскую было скорее эмоциональным ответом, проявлением обиды на политику белорусских властей в отношении пандемии".

В беседе с DW Коктыш заявил, что Минск, на его взгляд, неплохо справился с ковидом и без введения карантина, поскольку в стране не проводилась оптимизация доставшейся в наследство от СССР медицинской инфраструктуры. Но вот власти, считает он, не смогли донести свою политику до населения, "не хватило классного пиара". Поэтому часть белорусов восприняли такой курс как пренебрежение со стороны государства, и на этой эмоциональной волне Тихановская получила популярность: "Но в общем-то никто не говорит, что она на самом деле избранный президент. Не вызывает сомнений, что на выборах победил действующий президент Лукашенко. Возможно, не с таким результатом, как объявил ЦИК", - уверен Коктыш (при этом ЕС не признал результаты выборов и ввел санкции против Лукашенко и его окружения. - Ред.).

Светлана Тихановская на одном из предвыборных митингов, 2 августа 2020 года

Светлана Тихановская на одном из предвыборных митингов, 2 августа 2020 года

Аркадий Мошес, директор программы по России и новому соседству Финского института международных отношений (IIFA), подчеркивает в интервью DW, что в Беларуси все сейчас определяется внутри страны. Оказавшиеся за границей лидеры протеста, в том числе и Светлана Тихановская, являются его символами, играют важную роль в налаживании контакта с западными политиками, но не определяют повестку, динамику и детали протестного движения. "Их можно критиковать, им можно сочувствовать, так как многие из них не были готовы к этой роли, но это реальность. И этого недостаточно, чтобы протест победил", - полагает Мошес.

Москва не будет говорить с Тихановской? 

Комментируя эволюцию отношения России к Тихановской, Денис Мельянцов указал, что когда та еще была кандидатом в президенты Беларуси, Кремль присматривался к ней как к представителю альтернативной политической силы, следил, что она говорит о России, о Союзном государстве, о возможностях двустороннего сотрудничества. "Но после того, как Тихановская оказалась в Вильнюсе, и стало понятно, что она сильно дрейфует в сторону классического оппозиционера, а Лукашенко встретился в Сочи с Путиным и получил его поддержку, экс-кандидат в президенты перестала быть политиком, с которым Москва могла бы говорить на официальном уровне", - пояснил эксперт.

На такое скептическое восприятие, по его оценке, влияет то, что для Москвы принципиальное значение имеют два фактора: кто реально руководит страной, и гарантирует ли этот политик российские стратегические интересы в Беларуси, в первую очередь - военно-политический союз. "Тихановская не заявила, что может быть для Москвы лучше, чем Лукашенко, а после переезда в Вильнюс к ней стали относиться как к ярко выраженной прозападной фигуре. И такое впечатление только усилилось после ее встреч с западными лидерами", - продолжает Мельянцов.

Карикатура Сергея Елкина на тему российско-белорусских отношений

Карикатура Сергея Елкина на тему российско-белорусских отношений

В этой связи Кирилл Коктыш обратил внимание на то, что европейские лидеры встречаются с Тихановской как с частным лицом: "Все тонкости дипломатического этикета соблюдаются. Даже когда ей в Варшаве дарили ключи от белорусского дома, госпожой президент ее назвал ведущий мероприятия, а не представитель польских властей".

В России же, добавил доцент МГИМО, концентрируются на реальной политике, там признают суверенитет Беларуси и говорят с теми, кто официально представляет страну и белорусское общество и принимает решения: "Европа признала президентом Венесуэлы Гуайдо и села в большую дипломатическую лужу. Там, судя по всему, извлекли уроки из этого и ведут себя в случае Беларуси более осторожно".

Координационный совет оппозиции, по выражению Коктыша, не представляет никого, кроме себя: "Там нет структур, нет людей, которые могли бы выстроить структуру, способную принимать решения и осуществлять хоть какое-то управление Беларусью". Нынешнюю оппозицию он называет маргинальной и имеющей шанс повторить судьбу оппозиции первой волны - 90-х годов.

России нужен Лукашенко?

Стоит ли  ожидать изменения нынешнего отношения Кремля к Тихановской? Опрошенные DW эксперты на этот вопрос прямо не отвечают, но признают что, что не исключены подвижки в позициях сторон. Член основного состава Координационного совета Андрей Егоров говорит, что возможны сигналы из штаба Тихановской в сторону Кремля с целью добиться от него более нейтральной реакции на политический кризис в Беларуси.

"И было бы хорошо, если бы они последовали. При значительных успехах на внешнеполитическом поле на Западе Светлана недостаточно внимания уделяет месседжам в сторону России, а они могли бы быть. Например, вовлечение части российского истеблишмента в структуру коммуникаций с Европой по поводу Беларуси", - поясняет Егоров. При этом, по его оценке, поддержка Кремлем Лукашенко не является такой уж однозначной, как хотели бы в Минске.

В свою очередь, по выражению доктора социологии Андрея Вардомацкого, сейчас в позиции России в отношении протестного движения и его лидеров после безусловной поддержки Лукашенко наступил этап рефлексии: "В Москве задумались: а с кем же важнее налаживать отношения - с нынешним властями в Минске или с белорусским народом как субъектом будущей политики?". И, делится Вардомацкий, создается ощущение, что в отношениях с Беларусью Путин сейчас и Путин 10 августа, после поздравления Лукашенко с победой на выборах, - это две разные фигуры. 

"Если бы Россия реализовывала какой-то сценарий смещения Лукашенко, занималась бы поиском другого кандидата для транзита власти с помощью своего влияния, возможно, Тихановская могла бы сыграть роль дополнительного делегитимизатора системы. Но поскольку ничего такого, судя по всему, не происходит, фактор Тихановской в России просто игнорируют. И если в Москве захотят вернуться к игре против Лукашенко, то Кремль, скорее всего, поставит на другого лидера, не столь прозападного", - подвел итог Денис Мельянцов.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:23

Светлана Тихановская: "Официальных контактов с Россией у нас, к сожалению, не было"

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама