1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Участники акции протеста в Минске, 16 ноября
Фото: ASSOCIATED PRESS/picture alliance

Между ЕС и Россией: протесты белорусов без геополитики?

Владимир Дорохов
2 февраля 2021 г.

В отличие от Украины или Молдовы, протестующие в Беларуси и их лидеры подчеркивают, что борются против Лукашенко, и в протестах нет геополитического подтекста. Так ли это на самом деле?

https://www.dw.com/ru/mezhdu-es-i-rossiej-protesty-belorusov-bez-geopolitiki/a-56351783

Мы и не против Москвы, и не за Брюссель, мы боремся за смену власти в Беларуси - таков был изначальный посыл протестующих против шестого президентского срока Александра Лукашенко. И они сами, и лидеры протеста заверяли, что он абсолютно не носит геополитический характер. В этом, по их мнению, принципиальное отличие ситуации в Беларуси от того же украинского Майдана.

Внешне это действительно так и выглядело - на демонстрациях и митингах всегда было море бело-красно-белых флагов и антилукашенковских плакатов, но крайне редко встречалась символика ЕС или же критические лозунги в адрес России. DW - о том, являлся ли белорусский протест не геополитическим по сути, и если да, то остался ли он таковым и спустя почти полгода после начала.

"Белорусы вышли на улицы не из-за Европы или России"

"Лидеры движения изначально понимали, что часть протестующих ориентировалась на Запад, а часть считала, что Россия может помочь им сменить режим. Поэтому попытка поднять геополитический вопрос подорвала бы единство", - так нежелание противников Лукашенко определиться с их внешнеполитическими приоритетами объясняет в интервью DW Аркадий Мошес, руководитель программы по России и новому соседству Финского института международных отношений (FIIA).

Аркадий Мошес
Аркадий МошесФото: DW/E.Daneiko

Кроме того, Мошес не исключает, что Запад, прежде всего ЕС, не хотел, чтобы протест носил геополитический характер, опасаясь жесткой реакции России, "противостоять которой не было возможности и никакого желания".

"Белорусы вышли на улицы не из-за Европы или России, а чтобы изменить политическую систему в стране. Они это сделали из-за того, что Лукашенко не был избран президентом и не имеет права занимать этот пост", - соглашается с Мошесом директор по исследованиям Центра новых идей Рыгор Астапеня. Он считает, что белорусы хотели успокоить Москву, показать ей - не надо опасаться того, что итогом политических перемен в стране завтра станет ее вступление в НАТО.

От геополитики и Навального никуда не уйти?

Оценивая нынешнее положение, Аркадий Мошес констатирует, что линию на внешнеполитическую нейтральность удержать не удалось, да этого и не могло случиться: "Не важно, чего хотели сами протестующие и их лидеры. Важно, каково восприятие во вне. В России на белорусские протесты однозначно смотрели как на геополитический процесс с участием Запада. Лукашенко подогревал такие настроения в Москве, что было не очень трудно". А то, что лидеры протеста, в итоге, осели в Вильнюсе и Варшаве, позволило, по выражению Мошеса, сделать Кремлю красивую ссылку на то, кто вовлечен в эти события.

Павел Латушко
Павел ЛатушкоФото: DW

Рыгор Астапеня, комментируя этот аспект для DW, подчеркивает, что и Светлана Тихановская, и Павел Латушко едва ли могли выехать в Россию, так как у нее договоренность с Беларусью о взаимной выдаче лиц, обвиняемых в уголовных преступлениях.

При этом он признает, что выбор в качестве места пребывания Литвы и Польши определенно повлиял на восприятие Кремлем протестного движения: "Еще в августе-сентябре Латушко выступал на российском Первом канале, а Тихановская - на "Эхе Москвы". Сейчас открытость России в этом смысле уменьшилась - именно из-за того, что его лидеры оказались на Западе". Астапеня также отмечает, что проявление Тихановской и Латушко солидарности с российским оппозиционером Алексеем Навальным едва ли могло понравиться Кремлю, как и сам сценарий смены власти в Минске посредством массовых уличных акций.

Контроль над транзитом власти в Минске

В России транзит власти в Беларуси хотели бы видеть "намного более ручным", контролируемым из Москвы, уточняет Астапеня. "Не исключено, что там и сейчас рассчитывают на то, что возможен вариант транзита, при котором Лукашенко начнет менять конституцию, и это через некоторое время позволит изменить систему без резкого геополитического поворота", - рассуждает эксперт.

Светлана Тихановская на встрече с президентом Франции Эмманюэлем Макроном в Вильнюсе
Светлана Тихановская на встрече с президентом Франции Эмманюэлем Макроном в ВильнюсеФото: Pressedienst Tichanowskaya

Политолог Андрей Егоров, входящий в основной состав Координационного совета оппозиции, во многом солидарен с тезисом коллеги: "Москва делает ставку на сохранение существующего режима, хотя нельзя сказать, что она однозначная, поиск альтернативных сил продолжается". Указывая, как и Астапеня, что Тихановская не сама отправилась в Литву, ее вытолкнули за границу, Егоров сетует по поводу выбора экс-кандидатом в президенты ее новой команды: "Это все-таки одна из ошибок Светланы. Оказавшись за границей, она окружила себя представителями традиционной оппозиции, которые имеют соответствующий бэкграунд. В Москве нервно реагируют, видя их на первых ролях".

Егоров уверен, что протест по-прежнему сосредоточен на внутренних вопросах - восстановлении справедливости и функционирования демократических институтов в Беларуси. При этом он добавляет, что Тихановская фактически оказалась лишена контактов с российским истеблишментом и сейчас вынуждена развивать западный вектор в своих контактах: "Это как бы маркирует ее прозападную ориентацию, чего не то чтобы желала сама Тихановская или Павел Латушко".

Александр Лукашенко и Владимир Путин на встрече в Сочи, 19 сентября 2019 года
Александр Лукашенко и Владимир Путин на встрече в Сочи, 19 сентября 2019 годаФото: Reuters/Russian Presidential Executive Office

Между тем Аркадий Мошес из FIIA полагает, что дальнейшие дискуссии на Западе о происходящем в Беларуси подтолкнули ситуацию к уходу из условно нейтрального геополитического поля. Сейчас, по мнению Мошеса, логика процесса такова, что большинство протестующих понимают - от аспекта внешнеполитической ориентации абстрагироваться нельзя. 

"Если вы хотите избавиться от Лукашенко, а его поддерживает Россия, вы не можете делать вид, что этого не происходит. Так или иначе вызревает протест против России. А Европа не готова идти на жесткое геополитическое противостояние с Москвой", - отмечает Мошес. И добавляет, что в западной части постсоветского пространства, где существует возможность резкого изменения внешнеполитического курса, "избежать геополитического контекста при смене власти, видимо, невозможно".

Медленный дрейф Беларуси в сторону Европы

Рыгор Астапеня также признает, что наблюдается определенный дрейф протеста в сторону Запада, поскольку "он оказался лучшим другом", не признав, в отличие от Москвы, итоги президентских выборов. И это превращается в проблему для руководства РФ, так как из-за такой позиции уровень пророссийских настроений в белорусском обществе снижается, констатирует Астапеня. Протест, резюмирует аналитик, не стал геополитическим, но данный фактор поддержки Москвой Лукашенко влияет на его развитие.

"Белорусам очень не повезло, - говорит Астапеня. - Россия сегодня такова, какая она есть. Будь она даже такой, как при президенте Медведеве, она вела бы себя, скорее всего, иначе. Руководство США последние полгода вообще не проявляло особого интереса в отношении протестов в Беларуси. ЕС также настойчиво и серьезно не требует от Лукашенко проведения новых выборов и прекращения насилия". Одним словом, продолжает Астапеня, если бы геополитическая конъюнктура была более благоприятной, белорусский протест победил бы еще в августе.

"Мы сами должны просчитывать, каким будет образ будущей Беларуси, если она станет демократической, куда она пойдет. А так же тот факт, что в новой ситуации симпатии и устремления рядовых белорусов будут влиять на новый геополитический курс страны", - заглядывает в завтрашний день Андрей Егоров. По его мнению, с одной стороны, России тут нечего опасаться, потому что любые новые элиты, которые придут к власти в Минске, постараются сохранить довольно тесное взаимодействие с Россией без резких шагов вроде выхода из ЕАЭС, "иначе вряд ли получится".

Андрей Егоров
Андрей ЕгоровФото: DW/P.Bykowski

С другой - в демократической Беларуси люди с проевропейскими взглядами получат гораздо более широкое пространство для действий. И это, заключил Андрей Егоров, приведет к мягкому дрейфу Минска в сторону Европы: "Процесс займет достаточно много времени, в течение которого Беларусь в геополитическом плане будет похожа на Армению, пытающуюся выстроить нормальное взаимодействие и с Россией, и с ЕС".

Смотрите также:

Тихановская об аресте Навального и токсичности Лукашенко

Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Украинские военнослужащие

Продвижение ВСУ на юге и другие события 223-го дня войны

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу