″Мы делали все, что нужно″. Истории белорусских волонтеров в Украине | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 23.05.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

"Мы делали все, что нужно". Истории белорусских волонтеров в Украине

Некоторые белорусы решили не уезжать из Украины во время войны и стали волонтерами. Как они помогали нуждающимся и как выживали сами? DW пообщалась с некоторыми из них.

Волонтеры Оболони

"Волонтеры Оболони"

"Не могу сказать, что мне было страшно, я ехала с определенной целью - помочь людям. Я видела, как много людей хотят вернуться домой, я ехала, чтобы приблизить их к этой цели. Я тоже, можно сказать, потеряла свой дом, но он хотя бы цел, и я верю, что вернусь", - говорит о своем решении стать волонтером в разрушенных украинских городах бывшая белорусская политзаключенная Мария Бобович.

9 сентября 2020 года недалеко от места гибели участника протестов Александра Тарайковского она написала на тротуарной плитке: "Не забудем". За это девушка получила полтора года так называемой "домашней химии" - ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

"Поняла, что не хочу уезжать из этой страны"

В октябре 2021 года Мария была вынуждена уехать из Беларуси - за мелкие нарушения ей грозило ужесточение наказания, девушку могли отправить в женскую колонию. Мария оказалась в Украине. Первые дни войны девушка провела в Киеве, но когда снаряды начали падать недалеко от ее дома, решила уехать во Львов.

Мария Бобович

Мария Бобович

"Вначале были мысли поехать в Польшу, но, когда я села в поезд в Киеве, мне стало так грустно, я поняла, что я не хочу уезжать из этой страны. Мы приехали во Львов, остались там на несколько недель, помогали открывать шелтер для беженцев, чтобы люди могли найти крышу над головой хотя бы на первое время, чтобы отдохнуть и поехать дальше", - рассказывает белоруска.

"Мы делали все, что нужно"

Через какое-то время Мария решила вернуться в Киев - украинские войска освобождали пригороды, нужны были волонтеры для того, чтобы их восстанавливать. "В первые дни, когда на блокпостах я доставала белорусский паспорт, начинались вопросы и агрессия, но я объясняла, что здесь с октября, есть волонтерские документы, что я, как и все, пытаюсь помочь, - вспоминает Мария. - Буча, Ирпень, Гостомель. Первым был Ирпень, где каждый третий дом либо сгорел, либо был разрушен. Мы делали все, что нужно: военным помогали, улицы расчищали. До нас там поработали спасатели, видела, как машинами вывозили умерших людей".

По словам Марии, в пригородах Киева было много заминированных зданий, домов, где находили неразорвавшиеся после обстрелов снаряды. "Не помню, в каком городе, пыталась расчистить здание, ко мне подбежала бабушка и сказала, что здесь заминированная территория, должны приехать саперы", - рассказывает волонтер. Сейчас Мария в Киеве, но в ближайшее время собирается ехать в Чернигов, там, по ее словам, для волонтеров большой объем работы, пострадал и сам город, и пригороды.

"Машина с надписью "Дети" была вся прострелена"

"Никто не хотел меня везти в Бучу, говорили, что все заминировано. Я отвечала, не хотите везти - пойду пешком. 7 апреля я вернулась. Так спокойно я никогда и нигде себя не чувствовала. Может, это мой дом, а я об этом раньше не знала?", - делится волонтер Карина Потемкина.

Карина Потемкина

Карина Потемкина

Карина была гражданской активисткой в Солигорске (Минская область), уехала из Беларуси в конце 2021 года, потому что, по ее собственным словам, понимала, что рано или поздно за ней придут. Девушка некоторое время находилась в Киеве, после переехала в Бучу, за несколько дней до войны нашла работу.

"В первый день войны никто ничего не понимал, все думали, что это быстро закончится, а на второй-третий день эвакуация была уже невозможна. Самое страшное, что нет связи, ты не можешь никуда позвонить, - рассказывает белоруска. - Как-то возле нашего подъезда появилась легковая машина, которая была обклеена листами с  надписями: "Дети", она вся была прострелена. Семья ехала из Гостомеля, их развернули и стреляли вслед. Ранило женщину и зацепило ребенка. Я поняла, что все плохо, если расстреливают среди бела дня".

"Я встретилась с людьми, которые были не в себе"

В начале марта Карина решила попытаться выйти из оккупации: "Я бы не выходила из Бучи, но не стало газа, я понимала, что готовить придется ночью на кострах, это опасно, могут начать стрелять с крыш". Белоруске удалось найти дорогу до Ирпеня, после добраться до Киева. Это было 8 марта, а через месяц Карина снова вернулась в Бучу, уже как волонтер.

Белоруска говорит, что многие люди, которые пережили оккупацию, были совершенно потеряны: "Я встретилась с людьми, которые были не в себе. К примеру, человек не помнил, как вставить карту в банкомат. Я помогала таким людям. Потом приехал Красный Крест, я стала помогать с регистрацией жителей, - рассказывает волонтер. - У меня нет какой-то одной задачи: когда-то ищу лекарства, когда-то сверяю списки погибших и пропавших без вести, сообщаю родственникам. Многие жители меня уже знают и идут за помощью именно ко мне".

Больше всего Карине запомнилась бабушка, которая в течение недели каждый день приходила в местную Раду на регистрацию. "Она выходит, забывает, зачем идет, потом возвращается. На пятый день я расплакалась, у меня просто не выдержало сердце. Был еще парень, который приходил шесть раз, потому что забывал, что надо взять. Люди за время оккупации просто разучились жить", - говорит белоруска.

"Люди благодарят со слезами на глазах"

Станислав Каращенко переехал из Беларуси в Украину в 2006 году, Роман Горобец еще в детстве. Они входят в движение солидарности, "Разам" ("Вместе"), объединяющее белорусов в Украине, а во время войны оба стали волонтерами.

Роман Горобец

Роман Горобец

"В первые дни войны были разорваны коммуникации, не ходило метро, надо было как-то объединять людей, - рассказывает Роман. - Стало понятно, что есть огромное количество бабушек, дедушек, которым надо что-то есть, им нужны медикаменты. Начали со своего дома, потом списки людей, нуждающихся в помощи, нам передала социальная служба района. Это, в первую очередь, лежачие больные, люди с ограниченными физическими возможностями, дети с особыми потребностями. О нас узнали, к нам начали приходить, в том числе, военные, территориальная оборона, в пиковые моменты мы адресно помогали более 1000 человек в день".

Так появилось движение "Волонтеры Оболони". К нему присоединился и Станислав. "Помощь, конечно, была адресной, всем помочь невозможно. Как-то я должен был сделать доставку в семью, в которой есть ребенок с очень серьезными заболеваниями. После эти люди переехали в другой район, но мы продолжаем их поддерживать", - делится Станислав.

Со временем движение расширилось, волонтеры стали работать по всей Киевской области, а также в Чернигове, Сумах, Харькове, Херсоне. Туда везли гуманитарную помощь, обратно - людей. Роман признается, что за два месяца было много эмоций, каждый день люди со слезами на глазах говорят, что только благодаря волонтерам остались живы. По его словам, очень важно, что все объединились - именно взаимопомощь и чувство локтя удержали Украину.

Смотрите также:

Смотреть видео 25:44

Смерть, слезы, бомбы, разруха – ужасные рассказы волонтера из Мариуполя. Европа в фокусе

Аудио- и видеофайлы по теме