Латушко о Казахстане: Крах авторитарных систем в регионе уже не остановить | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 06.01.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Латушко о Казахстане: Крах авторитарных систем в регионе уже не остановить

Массовые протесты в Казахстане заставили многих вспомнить лето 2020-го года в Беларуси. Павел Латушко рассказал DW, почему считает происходящее угрозой для Лукашенко и каких ошибок стоит избегать России.

Силовики во время протестов в Казахстане, Алма-Ата, 6 января 2022 года

Силовики во время протестов в Казахстане, Алма-Ата, 6 января 2022 года

За стремительным развитием событий в Казахстане сейчас внимательно следят не только в Евросоюзе, но и во многих странах постсоветского пространства, прежде всего в Беларуси. Павел Латушко, руководитель объединения Народное антикризисное управление (НАУ), один из лидеров белорусской оппозиции, в интервью DW провел параллели между волнениями в Казахстане и массовыми протестами в Беларуси после фальсификации президентских выборов 2020-го года - и спрогнозировал, как нынешняя ситуация отразится на транзите власти, который, по мнению ряда экспертов, может готовить правитель Беларуси Александр Лукашенко.

DW: Господин Латушко, с какими чувствами вы наблюдаете за событиями в Казахстане? Как белорусская оппозиция воспринимает эти протесты?

Павел Латушко: Конечно, многие эксперты и политики сейчас проводят параллели между событиями в Казахстане и ситуацией в Беларуси в августе 2020 года. Главное, что напрашивается, - это сравнить поводы этих событий. На первый взгляд, они разные. В Казахстане это экономический повод, связанный с тем, что руководством страны были приняты непродуманные решения в экономической сфере. В Беларуси же это грубейшая фальсификация выборов президента и последовавшее за ней насилие. Однако причина у всего этого одна: несменяемость власти, то, что не обеспечено ни в Беларуси, ни в Казахстане.

Белорусский оппозиционный политик Павел Латушко

Павел Латушко

Второй напрашивающийся вывод: события в Казахстане - это реальная угроза для Лукашенко. Даже если он и думал о каком-то транзитном варианте через принятие конституции, этот (протестный. - Ред.) сценарий показывает недолгосрочность подобного варианта развития событий. Все это приводит к упадку той системы, которая пытается себя сохранить.

Третье: сегодня пример Беларуси и Казахстана в геополитическом плане показывает, что подобные события будут повторяться в других странах всего постсоветского пространства. Те системы, которые были выстроены за 30 лет, - во многом диктаторские, авторитарные, волевые, недемократичные - начинают просто ломаться, сыпаться на глазах. Этот процесс уже невозможно остановить.

- То есть вариант транзита власти в Беларуси через принятие новой конституции с подачи Кремля, с вашей точки зрения, не сработает?

- Я отношусь к скептикам в плане оценки того, имел ли в виду Лукашенко, предлагая новый вариант конституции, возможный для себя вариант транзита. Он был вынужден это сделать под давлением белорусов, под давлением Кремля, еще в 2020-м году пообещав Путину пойти этой дорогой. Он заявил об этом и на придуманном им же самим Всебелорусском народном собрании в феврале прошлого года.

Под давлением Лукашенко пошел, с определенной отсрочкой, на представление нового проекта конституции и попытку организовать референдум. Но зная этого человека и понимая, как он воспринимает власть - а Лукашенко болен, буквально одержим властью, - (я уверен. - Ред.), что он не предусматривал для себя никакого сценария перехода в кресло председателя так называемого Всебелорусского народного собрания. Лукашенко - очень хитрый человек. Он не  допускает и мысли, что поделится с кем-то властью. А ведь кресло председателя ВНС и должность президента страны - это разделение власти. Он на это не пойдет никогда. Я, скорее, делал бы ставку на то, что он будет сидеть в двух креслах. И это заложено в том проекте, который он представил.

- То есть вы считаете, что никакого транзита власти в Беларуси быть не может, даже на фоне событий в Казахстане?

- Он (Лукашенко. - Ред.) не будет рассматривать варианты транзита власти, тем более сейчас. У ситуации в Казахстане есть разные проявления, но мы все-таки исходим из демократических процессов. В демократическом обществе народ не может быть субъектом, он избирает власть на выборах. Если часть населения не представлена во власти, значит эта негативная энергия выходит через оппозицию, парламентскую борьбу, проходят новые, досрочные выборы. Сценарий Лукашенко не предусматривает такого в принципе.

Сегодняшняя ситуация в Казахстане имеет мотивирующий эффект для белорусов, и это негативный импульс для Лукашенко. Я думаю, что он сейчас проводит очень плохие ночи, находится в смятении и не знает, как будут развиваться события в Беларуси, в том числе с придуманным им референдумом. Не исключаю, что ему сейчас советуют отменить референдум. Но Лукашенко всегда хочет показать свою силу, поэтому, наверное, референдум все же проведут. При этом для нас, демократического общества, остающегося на своей позиции, это будет возможностью проявить свою силу и потребовать вернуть власть белорусскому народу.

- А как, на ваш взгляд, события в Казахстане могут повлиять на политику Кремля в отношении Беларуси?

- Токаев пошел на определенный диалог с протестующими, по крайней мере заявил это публично: отставка правительства, возможные досрочные парламентские выборы, отставка Назарбаева, заявление, что он готов к политическим реформам. То есть Токаев создает как бы буфер для себя, показывая, в том числе европейским, партнерам: мы готовы идти этим путем, а те, кто продолжают протестовать на улице, - это криминальные элементы, которые выступают за силовой вариант. Соответственно, против них нужно бороться. Этот тот сценарий, который Токаев закладывает сейчас в отношениях и с Европой, и с Россией.

Митинг в Алма-Ате вечером 5 января 2022 года

Митинг в Алма-Ате вечером 5 января 2022 года

Несмотря на переговоры Токаева с Путиным и Лукашенко, я убежден, что он видит угрозу со стороны Москвы для элиты всех граничащих с Россией стран. Балансирование в этом векторе отвечает интересам Казахстана. У Лукашенко такой возможности уже нет. Он - неприемлемый человек и в белорусском обществе, и в Евросоюзе. Он фактически может попасть и под угрозу внутригосударственного переворота. Лукашенко оказался в зависимости только от одного партнера - Российской Федерации, а Путин демонстративно издевается над ним. Именно поэтому он (Путин. - Ред.) рассказывал в Санкт-Петербурге, как хорошо развивается экономика в Беларуси. Ведь Лукашенко приехал просить денег, а если экономика процветает, это значит: денег не дадим.

- Как итог протестов в Казахстане может повлиять на будущее Лукашенко?

- Он может повлиять, но это - фактор не прямого, а сопутствующего действия. Потому что решить проблему Беларуси могут только сами белорусы. Но это и фактор, мотивирующий белорусов и показывающий, что активные действия могут привести к достижению целей. А цели белорусского народа - стать субъектом власти, определять, кто будет править страной, спрашивать с этой власти, участвовать в демократических процессах.

Это и фактор для всего постсоветского пространства. Мне кажется, это будет стратегической ошибкой России, если в Казахстане она будет проводить ту же (политику. - Ред.), что и в отношении Беларуси. Ведь это будет настраивать общество Казахстана против России, как это сейчас происходит в Беларуси. Белорусы все более негативно относятся к российскому руководству потому, что оно поддерживает диктатора Лукашенко.

- Почему в Казахстане власть пошла на уступки протестующим, и даже милиция перешла на их сторону, а в Беларуси нет?

-  Казахстан всегда позиционировал себя как партнер ЕС в энергетической сфере, страна, которая заинтересована в инвестициях и технологиях. Казахстан направлял молодежь на учебу в Европу и США, привязывая их к возвращению в Казахстан, чтобы они привнесли в страну свой интеллектуальный ресурс. Для Лукашенко хорошие отношения с ЕС никогда не были приоритетом. Он хочет сохранения власти и идет на любые меры ради этого. Если Токаев пойдет этим путем, это может означать потерю Казахстаном имиджа и большие внешнеполитические проблемы.

- Проводя параллели с 2020-м годом в Беларуси, многие говорят сейчас: вот так и надо протестовать, а не с шариками и цветочками. Что вы можете на это ответить?

-  Конечно, я не сторонник насилия. Но мы должны понимать, то, что происходило в Казахстане вчера (4 января. - Ред.) и сегодня в первой половине дня, показывало, что и силовой аппарат там реагировал не так, как в Беларуси. Многие его сотрудники перешли на сторону казахского народа, до какого-то момента они не применяли оружия. Они не пошли по пути, которым пошел Лукашенко, - жестокого подавления протеста и фактически расстрела демонстрантов, их жестоких задержаний и пыток в следственных изоляторах.

Разный подход силовков и привел к тому, что результаты оказались достигнуты гораздо быстрее. Я не хочу призывать к тому, чтобы брать штурмом правительственные здания, но это может стать примером и для каких-то событий в Беларуси. Если Лукашенко не поймет, что народ не хочет никаких транзитов, то не исключено, что эту энергию нужно будет куда-то выплеснуть.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:09

Произойдет ли в Казахстане революция? (05.01.2022)

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме