Что такое коронабонды, и почему они грозят расколом Евросоюза | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 04.04.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Европа

Что такое коронабонды, и почему они грозят расколом Евросоюза

Между севером и югом еврозоны из-за коронавируса вновь вспыхнул давний спор о путях финансирования госдолга. Италия требует того, с чем всегда боролись евроскептики в Германии.

Быть или не быть общеевропейским облигациям?

Быть или не быть общеевропейским облигациям?

Это были не просто разногласия с Ангелой Меркель (Angela Merkel), это была "жесткая и откровенная конфронтация". Именно так премьер-министр Италии Джузеппе Конте описал в газетном интервью спор, разгоревшийся 26 марта в ходе шестичасовой видеоконференции между лидерами 27 стран-членов Евросоюза. Речь шла о том, как преодолевать социально-экономический кризис в ЕС, вызванный пандемией коронавируса. Прийти к согласию не удалось, поиск компромисса продолжится 7 апреля.

Совместные государственные облигации еврозоны: идее десять лет

Камнем преткновения стал вопрос об эмиссии никогда прежде не выпускавшихся совместных государственных облигаций (бондов) стран, перешедших на валюту евро - членов Европейского валютного союза (еврозоны). Сейчас такие долговые бумаги в СМИ для простоты стали называть "коронабондами". Вопрос, казалось бы, скорее технический, но на самом деле он сугубо политический. Спор об общеевропейских облигациях носит принципиальный характер - и имеет потенциал реально подорвать единство Евросоюза.

Спор этот идет уже десять лет, со времени долгового кризиса в еврозоне. Уже тогда предлагалось выпустить совместные гособлигации и направить полученные при их размещении деньги на поддержку Греции и других стран, оказавшихся на грани неплатежеспособности. Но идею отвергли и пошли по пути предоставления связанных с целым рядом условий адресных многомиллиардных пакетов помощи. А в 2012 году в еврозоне был создан постоянно действующий стабилизационный фонд - Европейский стабилизационный механизм (ESM).

Ангела Меркель и Джузеппе Конти

Сейчас отношения Ангелы Меркель и Джузеппе Конти более натянутые, чем на этом фото (ноябрь 2019 года)

И вот теперь, в условиях пандемии коронавируса и вызванного ей гигантского экономического ущерба, вновь встал вопрос о выпуске совместных долговых бумаг. Накануне видеосаммита 26 марта это потребовали в письме председателю Европейского Совета (по сути дела президенту ЕС) Шарлю Мишелю главы государств и правительств девяти стран еврозоны - Бельгии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Люксембурга, Португалии, Словении, Франции.

Государственный долг Италии - второй по величине в еврозоне

Принципиальным противником совместных бондов всегда была Германия, ее наиболее решительно поддерживают Австрия, Нидерланды, Финляндия, Эстония. Так что вполне закономерно, что "жесткая конфронтация" произошла именно между Ангелой Меркель и Джузеппе Конте. Это своего рода продолжение давнего спора "тевтонцев" и "латинцев"  , "протестантского севера" и "католического юга" Европы о путях хозяйствования и ведения финансовых дел.

Канцлер ФРГ представляет государство, считающееся самым надежным должником в Европе. Премьер-министр Италии отстаивает интересы той европейской страны, у которой в еврозоне самый высокий (после Греции) государственный долг к ВВП, в два с лишним раза превышающий принятые в ЕС нормы. Однако в данный момент именно она больше всего страдает от коронавируса.

Поэтому вполне закономерный интерес Италии состоит сейчас в том, чтобы заимствовать необходимые для восстановления экономики деньги на наиболее выгодных условиях. Страны-члены еврозоны финансируют свои бюджетные дефициты путем выпуска государственных облигаций, просто так "напечатать деньги" они не могут - этим занимается только Европейский центральный банк (ЕЦБ). Он уже объявил о программе скупки государственных и корпоративных облигаций из стран еврозоны на 750 миллиардов евро.

Международные инвесторы требуют за риск более высокий процент

И все же основными покупателями таких бумаг на фондовом рынке являются международные инвесторы, например, паевые инвестиционные и пенсионные фонды из разных стран. Чтобы они приобрели чьи-то гособлигации, эмитент должен предложить им привлекательный процент. Чем менее надежным считается должник, чем больше он уже закредитован, тем выше должен быть этот процент, чтобы компенсировать инвесторам риск невозврата вложенных денег.

Италия и ряд других стран сейчас заинтересованы в выпуске коронабондов вместе с Германией

Италия и ряд других стран сейчас заинтересованы в выпуске коронабондов вместе с Германией

Вот почему Италия, а также Испания, Франция и Греция особенно заинтересованы сейчас выпустить коронабонды вместе с Германией, Нидерландами и, скажем, Финляндией: в этом случае они смогут предлагать инвесторам меньший процент.

В свою очередь ФРГ и другим надежным должникам придется направлять больше денег своих налогоплательщиков на обслуживание этого совместного долга. Так что коронабонды с их "средним процентом по еврозоне" для одних были бы выгодны, а для других представляли бы дополнительную финансовую нагрузку. Причем в ситуации, когда та же Германия из-за коронавируса залезает в огромные долги ради поддержки  бизнеса.      

Опасность дефолта, если популисты откажутся платить по долгам  

Но основная проблема даже не в этом. Через определенное время, например, через 10 лет, коронабонды надо будет погашать, иными словами, возвращать инвесторам всю взятую у них в долг сумму. А что, если к этому времени одна из стран-участниц выпуска совместных гособлигаций откажется платить? Потому что в ней, к примеру, к власти пришли популисты или радикалы, обещавшие это своим избирателям.

В таком случае возвращать долги за эту страну придется всем остальным, ведь иначе они допустят дефолт и потеряют свой рейтинг как оказавшиеся неплатежеспособными. А что, если от погашения или даже просто обслуживания совместных облигаций откажутся сразу несколько стран?

Подобные опасения были еще на заре создания единой европейской валюты евро, а потому в ее основополагающих документах было четко прописано, что страны-участницы валютного союза не несут ответственности за долги друг друга. На этом принципе особенно настаивала именно Германия.

Партия "Альтернатива для Германии" может усилить свои позиции

Однако когда в еврозоне разразился долговой кризис, ФРГ пришлось-таки участвовать в многомиллиардных программах спасения Греции и других оказавшихся на грани банкротства стран, и часть немецких избирателей восприняла это как нарушение данного принципа. Это привело к возникновению в 2013 году правопопулистской "Альтернативы для Германии" (АдГ), начинавшей именно как партия евроскептиков - противников валюты евро и европейской интеграции.

Сторонник немецкой партии АдГ

Сторонникам АдГ выпуск коронабондов стал бы еще одним поводом ненавидеть официальный Берлин

Сейчас, в разгар борьбы с коронавирусом, рейтинг АдГ снизился, но если Ангела Меркель, которую сторонники этой партии ненавидят за прием беженцев в 2015 году, согласится теперь еще и на коронабонды, то позиции правых популистов в Германии могут вновь значительно укрепиться. И это в перспективе может стать не меньшей угрозой европейскому проекту, чем нынешнее фактически ультимативное требование Джузеппе Конти выпустить коронабонды.

Кстати, достаточно показательно, что итальянский премьер не подхватил предложение Берлина воспользоваться помощью созданного для подобных случаев ESM. Возможно потому, что стабфонд обычно связывает свою помощь с требованием экономических реформ и финансовой дисциплины, а также контролирует выполнение своих условий.

Немецкие экономисты призывают проявить солидарность

С другой стороны, когда как не в час большой беды проявлять европейскую солидарность? Весьма показательна в этой связи позиция семи известных немецких экономистов, в прошлом выступавших против общеевропейских облигаций. Теперь же они опубликовали заявление в пользу одноразовой эмиссии коронабондов на 1000 миллиардов евро (8% ВВП еврозоны) с длительным сроком погашения. Настал тот момент, пишут авторы, когда "сильные должны помочь слабым". 1 триллион евро был бы "убедительным сигналом сплоченности Европы в момент кризиса".

Один из подписантов, глава Института немецкой экономики (IW) в Кельне профессор Михаэль Хютер (Michael Hüther), считает коронабонды "лакмусовой бумажкой европейской солидарности". Если помощь, предупредил он, "в конце концов окажут китайцы или, возможно, русские, распад Европейского Союза, по моей оценке, необратим. Если мы не стабилизируем Европу, пропадут и наши рынки".

Смотрите также:

Смотреть видео 03:34

Как итальянцев с коронавирусом лечат в Германии

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама