1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Здание берлинской клиники "Шарите", где находится Алексей Навальный
Здание берлинской клиники "Шарите", где находится Алексей НавальныйФото: Getty Images/AFP/J. Macdougall

Эксперт: Западу нужно надавить на болевые точки Путина

Михаил Бушуев | Марина Барановская
4 сентября 2020 г.

Если меры, которые примет Запад в ответ на отравление Навального, не будут действенными, убедить Москву прекратить подобные операции не удастся, считает эксперт по спецслужбам Марк Галеотти.

https://p.dw.com/p/3i14r

Результаты токсикологического анализа проб Алексея Навального, который провела спецлаборатория вооруженных сил Германии, установили: российского политика отравили химическим веществом группы "Новичок". Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) в специальном заявлении назвала это "попыткой совершить убийство одного из ведущих оппозиционных деятелей России" и призвала российское правительство высказаться по этому поводу. Власти России, в свою очередь, продолжают настаивать на том, что заявления об отравлении Навального не подтверждены никакими фактами.

Использование яда из группы "Новичок"  - само по себе доказательство того, что за попыткой отравления Алексея Навального стоит либо государство, либо кто-то с большой степенью власти и авторитета в государстве, говорит Марк Галеотти, почетный профессор Университетского колледжа в Лондоне (UCL), специалист по российским спецслужбам. И если меры, которые примет Запад в ответ на это отравление, не будут действенными, убедить Москву прекратить подобные операции не удастся, сказал эксперт в интервью DW.

DW: Похоже, мы снова имеем дело с "Новичком". Означает ли это, что тот, кто использовал это нервно-паралитическое вещество в случае со Скрипалем, решил, что яд вполне действенный, и не слишком дорогой, так что вполне можно попытаться использовать его еще раз?

Марк Галеотти
Марк ГалеоттиФото: Mark Galeotti

Марк Галеотти: В этом случае сложно строить догадки. Сейчас все, что с уверенностью можно сказать, заключается в следующем. Во-первых, агент группы "Новичок" означает, что за его применением должно стоять либо государство, либо кто-то с большой степенью власти и авторитета в государстве. А во-вторых, тот факт, что это был "Новичок", предполагает некий элемент театральности, потому что, в конце концов, этот яд сейчас стал, если можно так выразиться, визитной карточкой Кремля. Существуют и другие яды, применение которых позволяет остаться незамеченным. Использование "Новичка" говорит о том, что тот, кто это сделал, хотел, чтобы был узнаваем почерк.

- В настоящий момент обсуждается, какой может быть международная реакция. Как вы думаете, что может нанести вред Москве и вынудить ее отказаться от применения химического оружия - если за этим стоит Москва?

- В этом и заключается проблема: "если за этим стоит Москва". Кремль как минимум решил использовать свое влияние для прикрытия. Так что, даже если на самом деле он и не стоит за атакой, он решил задним числом защитить нападавшего. Поэтому бесспорно, что Москва несет ответственность. При этом нельзя забывать о том, что нападение произошло в России и на гражданина России. Тот факт, что затем его эвакуировали в немецкую больницу, перевело происшествие на международный уровень, но, вместе с тем, теперь значительно сложнее понять, что мы можем сделать. Проблема в том, что все традиционные инструменты - санкции, жестко сформулированные протесты, высылка дипломатов - имеют лишь ограниченную степень воздействия.

После случая со Скрипалем, за которым последовала масштабная высылка дипломатов, произошло это беспрецедентное убийство чеченца в Берлине. То есть их не остановило даже это. Поэтому я думаю, что если мы действительно хотим оказать серьезное воздействие (на Москву - Ред.), мы должны мыслить более творчески и использовать не традиционные инструменты, а подумать, чего именно хочет Кремль, и найти более гибкий подход. Сказать, например, ладно, тогда в следующий раз мы выделим 20 млн евро в поддержку гражданскому обществу в Беларуси, или на развитие контрразведки Грузии, или откроем рынок для экономики Украины - или еще что-то в этом роде. Нужно найти болевые точки Путина и надавить на них, если мы хотим чего-то достичь. 

- В одном из своих комментариев вы сказали, что считаете, что за нападением на Навального стоит не сам Путин, а кто-то из его окружения. На первый взгляд, это звучит так, как будто вы рисуете позитивную картину российского президента. Но в действительности картина, скорее, очень мрачная. Ведь это означает, что президент не в состоянии контролировать ни свое окружение, ни использование химического оружия?

- Думаю, так и есть. Если бы все было подчинено воле одного человека, можно было бы возложить ответственность  на этого человека и найти способы изменить его представление о том, как нужно рассчитывать преимущества и риски. Но Путин сознательно создал ситуацию, создал государство со множеством полуавтономных игроков, которые уверены: пока они работают в интересах шефа или идут к шефу и получают его разрешение задним числом, им может в буквальном смысле сойти с рук убийство. Мы видели это на примере убийства лидера оппозиции Бориса Немцова, которое произошло буквально в тени Кремля. На эту тему было много дискуссий. Очевидно, что за этим стоял глава Чечни Рамзан Кадыров. Но он никак за это не ответил. В России был целый ряд различных атак, и очень, очень редко виновных удается привлечь к ответу. Это происходит потому, что Путин позволяет своему окружению эту степень автономности. И это плохо не только для россиян, но и для нас, потому что нам сложно понять, что с этим делать.

- По логике Кремля, Скрипаль или, например, Александр Литвиненко были предателями, и для них подходил любой способ "возмездия". Но после отравления Навального, похоже, стерлись различия между предателями и врагами. Вы не считаете это признаком того, что власть имущие в Кремле больше не чувствуют себя в безопасности, особенно сейчас?

- Мы точно не знаем, почему отравили Навального, какой была мотивация... Причиной могла стать либо его антикоррупционная деятельность, либо политическая. И, учитывая, когда произошло отравление, я подозреваю последнее, потому что в этом месяце в России проходят местные выборы, и Навальный агитирует за так называемое "умное голосование", за идею проголосовать за любого - коммунистов, независимых кандидатов - любого, у кого есть шансы победить кандидата от проправительственной "Единой России". И это явно беспокоило многих в администрации президента и за ее пределами.

Власти уже были вынуждены сфальсифицировать результаты голосования по изменениям в конституцию, чтобы достичь желаемого результата. На Дальнем Востоке продолжаются протесты в Хабаровске. В соседней Беларуси народ отстаивает свои права. Вполне могло произойти, что Навальный, который раньше очень хорошо понимал, где проходит красная линия, и как далеко он может заходить, чтобы его вдруг не стали воспринимать как слишком серьезную угрозу, вдруг не увидел, что эта красная линия движется, и оказался на неправильной стороне.

- Кстати, о Беларуси. Даже белорусский президент Александр Лукашенко счел необходимым высказаться по поводу отравления Навального. И заявил, что его спецслужбы перехватили разговор Берлина и Варшавы, из которого следует, что отравление Навального - фальсификация. Как вы думаете, своим заявлением Лукашенко оказывает большую услугу России? И какой может быть цена этой услуги?

- Лукашенко действует только в собственных интересах. Это заявление - свидетельство изменений в его риторике. Перед белорусскими выборами он утверждал, что именно россияне пытаются вмешиваться в белорусскую политику. Теперь, когда он отчаянно ищет поддержки у Москвы в битве с собственным народом, он сменил пластинку. Сейчас он говорит о силах НАТО, собравшихся на белорусской границе. Но это неправда. Он говорит о массовых кампаниях прицельного вмешательства в белорусскую политику, о том, что белорусская оппозиция хочет запретить русский язык. Это тоже неправда. В своих отчаянных попытках апеллировать к Путину он говорит то, что хочет слышать Путин. Я думаю, это делается для того, чтобы показать Путину: он может доверять Лукашенко. Он может его не любить - он его и не любит! - но, с другой стороны, Лукашенко находится на правильной стороне, и его нужно там удержать.

Смотрите также:

Немцы грозят Путину заморозить "Северный поток-2"

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Пропустить раздел Близкие темы
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Ту-95 на аэродроме Энгельс

NYT привела подробности об атаках по аэродромам в РФ

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу