Заочно судить уехавших. Юристы - о новой инициативе властей Беларуси | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 30.11.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Заочно судить уехавших. Юристы - о новой инициативе властей Беларуси

В Беларуси собираются судить тех, кому пришлось покинуть страну после протестов, вспыхнувших вслед за президентскими выборами в августе 2020 года. Что думают об этом эксперты - у DW.

"Совершил здесь преступление, уехал и спокойно живет, - посетовал госсекретарь Совбеза Беларуси Александр Вольфович в интервью телеканалу СТВ. Речь шла о тех белорусах, кто после протестов, вспыхнувших после президентских выборов в августе 2020 года, уехал за границу. - Даже по запросу (...) правоохранительного блока по политическим мотивам их не выдают оттуда".

По словам Вольфовича, сейчас обсуждаются поправки в закон, которые предоставляют возможность уехавших из страны судить в Беларуси без их присутствия. Инициатива исходила от Следственного комитета (СК), ее уже поддержали Верховный суд и Генеральная прокуратура.

Возможность есть, но в редких случаях

Чешский адвокат, специалист в области международного правового сотрудничества и бывший политический активист Алесь Михалевич говорит, что практика заочных судов, без присутствия обвиняемого, есть и в других странах: "Но это компенсируется тем, что после выдачи или экстрадиции человека страна должна фактически по-новому пересмотреть приговор, провести полное судебное разбирательство уже в его присутствии. Заведомо считается, что отсутствие человека на процессе нарушает его право на защиту".

В Беларуси сейчас тоже могут судить заочно, однако в очень редких случаях. Как объясняет адвокат Антон Гашинский, такое может быть, когда человека обвиняют в преступлении, не представляющем большой общественной опасности, или в менее тяжком преступлении (наказание за такие преступления - не более 2 лет колонии), он признает свою вину и сам просит провести разбирательство в его отсутствие.

Антон Гашинский

Антон Гашинский

Еще одна ситуация, при которой возможен суд без присутствия самого обвиняемого, - когда он участвовал в предварительном следствии, изучил все материалы уголовного дела, высказал свою позицию, но скрылся перед самим судебным процессом. "В целом же проведение предварительного следствия - возбуждение уголовного дела, проведение следственных действий, окончание уголовного дела - без участия человека, привлекаемого к уголовной ответственности, сейчас невозможно", - указывает Гашинский.

И подчеркивает, что "заочный суд" лишает человека конституционного права на защиту от необоснованного подозрения и обвинения. "А по Конституции Республики Беларусь все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов", - напомнил адвокат.

К чему приведут такие судебные процессы?

"Суд заочно приговорит к тому или иному наказанию. В зависимости от тяжести совершения проступка. Конечно же, он (обвиняемый. - Ред.) будет находиться за границей, конечно же, его не выдадут. Но то, что он приговорен, к примеру, к двум, трем годам лишения свободы или другому сроку, который определит суд, будет, наверное, накладывать определенный отпечаток", - уточняет госсекретарь Совбеза Вольфович.

В штаб-квартире Интерпола в Лионе

Интерпол сегодня проверят запросы из Минска

Каким именно будет этот "отпечаток"? Алесь Михалевич говорит, что инициатива может быть связана с тем, что сегодня запросы белорусских властей через систему Интерпола по "политическим статьям" не работают. "И официальный Минск считает, что если они будут подавать в розыск по каналам Интерпола, имея судебное решение, то это каким-то образом поможет. Но это неправда. Отношение к Беларуси каким было настороженным в Интерполе, таким и останется", - убежден Михалевич.

Он считает, что доверие к белорусской правовой системе во многих странах сегодня крайне низкое. И приводит в пример Германию, где последние несколько лет земельные суды отказывают в экстрадиции по запросам из Беларуси на основе аргументов, связанных с соблюдением прав человека.

"Поможет власти изымать имущество"

Однако в Беларуси судебные решения, вынесенные без присутствия обвиняемого, могут помочь в реализации еще одной недавней инициативе властей - конфисковывать имущество у признанных властями экстремистами лиц. "Это действительно может помочь власти достаточно эффективно изымать имущество, например, в бюджет государства. Даже сегодня в рамках уголовного дела можно наложить временное ограничение на пользование квартирой, домом, офисом", - говорит Михалевич.

Алесь Михалевич

Алесь Михалевич

Еще одно последствие - моральное. Сегодня часто можно услышать, как госпропаганда в Беларуси называет преступниками тех, кто участвовал в протестах. "Это является грубейшим нарушением всех международных конвенций, - уверен чешский юрист. По его выражению, есть презумпция невиновности, и пока судом не доказана вина, человек обязан считаться невиновным.

 "После суда власти, с их юридической точки зрения, будут иметь право называть людей преступниками, потому что в судебном процессе было принято решение, что человек виновен. С моей точки зрения - как адвоката и бывшего политического активиста, - это не особенно важно. Но, может быть, для кого-то морально это будет иметь огромное значение", - отметил Алесь Михалевич.

"Это способ запугивания"

Руководитель юридического отдела Народного антикризисного управления (НАУ) Михаил Кирилюк рассматривает инициативу белорусских властей не как правовую, а как политическую: "Это способ запугивания белорусов, которые под угрозой преследования по политическим мотивам, тюрьмы покинули Беларусь, находятся в изгнании и выступают против режима Лукашенко более свободно, чем те люди, которые остались в стране. Инициатива направлена против них - чтобы люди боялись высказываться, чтобы опасались каких-то последствий, опасались за свое имущество". 

При этом он приводит в пример обещания властей обвинять в экстремизме подписчиков телеграм-каналов: "Если в стране 100 тысяч, 200 тысяч экстремистов, почему они до сих пор не в тюрьме? Можно это реализовать? Нельзя, потому что это технически сложно - попробуй всех найти, поймай, элементарно нет мест в тюрьмах. И самая главная опасность - если действительно начнешь арестовывать людей тысячами или десятками тысяч, то начнется активное гражданское сопротивление".

Кирилюк полагает, что новая инициатива - скорее "демонстрация возможностей", мол, захотим - привлечем к ответственности за любое политическое высказывание против нас, не остановит даже нахождение за пределами Беларуси, все равно найдем, что у вас забрать. "Это не инструмент, чтобы завтра лишить сто тысяч людей своих квартир, а именно желание запугать этих 100 тысяч человек", - заключил глава юридического отдела НАУ.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:57

Плакаты из Беларуси показывают в Германии

 

Аудио- и видеофайлы по теме