Любовь Соболь: Если попадем в бюллетень, будем побеждать единороссов | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 30.11.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Любовь Соболь: Если попадем в бюллетень, будем побеждать единороссов

Соратница Алексея Навального Любовь Соболь рассказала DW о том, как его отравление повлияло на ее избирательную кампанию, о ярлыке "иноагента" и шансах оппозиции на выборах в Госдуму.

Любовь Соболь

Любовь Соболь

Любовь Соболь, соратница оппозиционера Алексея Навального, начала подготовку к избирательной кампании 2021 года и в середине ноября провела первую встречу с волонтерами. В следующем году в России будут выбирать депутатов Государственной думы, и Соболь надеется получить депутатский мандат.

На выборах в Московскую городскую думу прошлого года Соболь и других оппозиционеров не зарегистрировали в качестве кандидатов. Избирательная комиссия посчитала часть собранных подписей недействительными. После этого в центре Москвы начались уличные акции протеста, на которых задержали свыше тысячи человек. В интервью DW Любовь Соболь рассказала о том, как собирается проводить нынешнюю избирательную кампанию, как российская власть попытается не допустить оппозицию до выборов, и что происходит с Фондом борьбы с коррупцией (ФБК).       

DW: Несколько дней назад вы дали старт своей избирательной кампании. Как вы планируете ее проводить?

Любовь Соболь: Я еще в марте этого года объявила о том, что буду баллотироваться в Государственную думу по одному из избирательных округов Москвы. Это Центральный административный округ, округ вокруг Кремля, знаковый округ для оппозиции. Я уверена, если меня допустят до выборов, я одержу победу. Понятно, что сейчас вести кампанию достаточно тяжело. И дело не только в каких-то коронавирусных ограничениях. Дело в том, что Кремль будет делать все, чтобы не допустить меня и других независимых кандидатов до выборов.

Любовь Соболь

Любовь Соболь

Потому что, если мы попадем в бюллетень, мы будем побеждать кандидатов от "Единой России". "Поддержка жителей просто зашкаливает", - ровно эти слова мне сказал член Центральной избирательной комиссии в прошлом году. Он сказал: "Если мы вас допустим до выборов, вы же победите". Я уверена, что поддержки, которая есть у меня сейчас, хватит, чтобы избраться в Государственную думу, даже не ведя активную избирательную кампанию.

- Но на выборах в Мосгордуму в прошлом году вас не зарегистрировали. Почему вы думаете, что зарегистрируют в этот раз?

- Я не хочу гадать на кофейной гуще и предполагать, допустят меня до выборов или не допустят. Я - гражданин Российской Федерации, я имею право избираться в Государственную думу, я достигла возраста, который дает такую возможность. У меня есть моральное и юридическое право участвовать в этих выборах, и я собираюсь этим правом воспользоваться. Понятно, что Кремль будет делать все для того, чтобы не допустить меня и других независимых кандидатов. Но только от нас, и от общества зависит, получится это сделать или нет.

- А как может общество отстаивать свои интересы, если даже за одиночные пикеты сейчас могут задержать, арестовать или оштрафовать?

- Я понимаю, что власть все время давит на общество. При этом нам пытаются навязать миф о том, что от общества ничего не зависит, что все бесполезно. Нас пытаются убедить, что те, кто требует перемен, - это маргиналы, а на самом деле большинство поддерживает Путина. Но общество должно этому сопротивляться всеми законными способами - выходить на акции протеста, распространять информацию в интернете, подписывать петиции.

Вклад каждого на самом деле важен. Если ты можешь сделать репост и поставить лайк, делай это. Можно рассказать своей бабушке о том, что премьер-министр ворует деньги и уводит деньги в свои виноградники в Италии. Мы видим сейчас новую систему протеста, и в России, и в Беларуси. Это горизонтальный протест, который даже не всегда нуждается в лидерах. Вот так случилось, например, в Хабаровском крае, когда люди вышли на улицу с идеей справедливости и против Путина.

- На днях в Государственную думу внесли законопроект, в соответствии с которым появляется новое понятие - "кандидат - иностранный агент". Фонд борьбы с коррупцией, в котором вы работаете, год назад признали иностранным агентом, то есть закон может коснуться и вас. Готовы ли вы к этому?

- Конечно, это позорный закон, который принимается для борьбы с неугодными оппозиционными кандидатами, в том числе со мной, с Иваном Ждановым (директор ФБК. - Ред.), который также объявил, что будет баллотироваться в Государственную думу. Они хотят всеми способами усложнить нам жизнь: поставить какое-то клеймо, заставить отчитываться по каким-то безумным отчетам как иноагенты.

Но, очевидно, они это делают, потому что понимают - "Единая Россия" не одержит победу в честной конкурентной борьбе. Им нужно вставлять палки в колеса, чтобы хоть каким-то образом снизить наши шансы на победу. Я думаю, что у них ничего не получится. Даже с клеймом "иностранного агента" я стану депутатом Государственной думы. И, как пошутил Леонид Волков (менеджер проектов ФБК. - Ред.), это наоборот - хорошая подсказка для избирателей, за кого лучше голосовать.

- Как своеобразный знак качества?

- Да, знак качества хорошего порядочного кандидата. Очевидным образом, мы не являемся никакими иностранными агентами. У меня никогда не было иностранного гражданства, вида на жительство. У меня никогда не было банковского счета за рубежом, тем более недвижимости. Если они так озабочены иностранными агентами, посмотрите, например, на Дмитрия Медведева, у которого имущество записано на других лиц за рубежом, об этом мы выпускали фильм-расследование "Он вам не Димон".

Посмотрите на Игоря Шувалова (бывший вице-премьер РФ. - Ред.), у него огромная квартира в Великобритании, у него замок в Зальцбурге. Госпропагандисты: у Владимира Соловьева две виллы на озере Комо в Италии, Сергей Брилев вообще имеет британское подданство, можно перечислять очень долго. Вот они, наверное, и являются в какой-то степени иностранными агентами. Я всегда жила в России, моя семья живет в России, свое будущее, будущее своей семьи я связываю именно с нашей страной. Поэтому достаточно смешно и глупо объявлять нас "иностранными агентами", говорить о том, что мы работаем в интересах Запада. Нет, мы работаем в интересах жителей России.

- Допустим, вы и кто-то еще из оппозиционных кандидатов пройдет в Госдуму, но у "Единой России" сохранится большинство мест, что позволит им принять любой закон. На что можно рассчитывать в такой ситуации?

- Вы говорите про большинство "Единой России". Но по опросам, даже государственного ВЦИОМ, у "Единой России" нет этого большинства. Официальные госопросы дают им 31-33 процента, и это не большинство мест в Государственной думе. Понятно, что, не допуская независимых кандидатов, через фальсификации выборов они это большинство будут себе натягивать тем или иным способом. Но мы понимаем, что сейчас по всем социологическим данным "Единая Россия" не должна занимать большинство мест в российском парламенте.

Посмотрим, как сработает "умное голосование", насколько общество сможет воспротивиться этим фальсификациям и сказать: нет, мы хотим порядочных кандидатов в Государственной думе. Что касается работы в парламенте, то, конечно, я рассчитываю на большую оппозиционную фракцию, фракцию "умного голосования". Я думаю, что есть шансы на победу большого числа кандидатов из нашего списка. Но даже один работающий депутат может изменить положение дел в нашем российском парламенте. Сейчас, если мы посмотрим, это полностью зачищенное поле. Это парламент без дискуссий, где не инициируется парламентское расследование фактов коррупции чиновников, где не задаются на самом деле насущные и острые вопросы. Даже один депутат может инициировать проверки, вопросы, законопроекты, которые будут работать в интересах общества.

- С отравлением Алексея Навального начали обсуждать новые санкции в отношении России. Как вы относитесь к тому, что это отравление обсуждают мировые лидеры, и как вы думаете, должны ли они прибегать к такому давлению на российское правительство?

- Я считаю, что демократические преобразования должны делать мы сами, граждане России. Это наша обязанность, это в наших интересах. Мы живем в этой стране, и нас, в первую очередь, должно волновать, что в ней происходит. Что касается западных политиков, я понимаю, почему они озабочены и вводят санкции. Потому что люди, которые воруют деньги в России, отмывают их потом за рубежом. Применяют химическое оружие в России против Навального, могут применить и применяли уже за рубежом.

Я понимаю, почему западные политики озабочены этим вопросом и пытаются применять какие-то санкции. Мне кажется, что уровень этих санкций недостаточен. Но это дело западных политиков и граждан этих стран - насколько они готовы обезопасить себя от российского вмешательства в выборы, от российских грязных денег, которые воруют коррупционеры в России, от применения химического оружия.

- После отравления Алексея Навального вы лично не боитесь?

- Сложный вопрос. Наверное, мне нужно сказать, что я боюсь, но я не боюсь. Я не знаю, что во мне не так, возможно какая-то доля сумасшествия, но нет. Я не задумываюсь над этим вопросом, я просто делаю свое дело. Меня бесит несправедливость, которой очень много в нашей стране, я хочу бороться против этой несправедливости, я не хочу сидеть дома на кухне и бояться подать свой голос. У меня есть этот голос, у меня есть права, и я хочу их отстаивать. Никакой "повар Путина" Евгений Пригожин, никакие правоохранительные органы, Бастрыкин со своим Следственным комитетом меня не остановят на этом пути.

Смотрите также: 

Смотреть видео 04:15

Оппозиционных кандидатов на выборах запишут в иноагенты?

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама