Экономист: ″Внешнеторговое чудо″ Беларуси близится к концу | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 02.07.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Экономист: "Внешнеторговое чудо" Беларуси близится к концу

Экономика Беларуси растет вопреки негативным прогнозам. В чем причина? Когда закончится рост? И что сулит Минску более тесная хозяйственная интеграция с Москвой? Экономист Дмитрий Крук в интервью DW.

Мозырьский НПЗ

Мозырьский НПЗ. Рост экспорта нефтепродуктов - одна из главных причин подъема экономики Беларуси

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук объяснил в интервью DW, почему, несмотря на все негативные прошлогодние прогнозы, экономика Беларуси в текущем году растет, рассказал, когда закончится этот подъем, охарактеризовал ситуацию в белорусском IT-секторе и критически оценил возможную более тесную экономическую интеграцию Минска и Москвы.

DW: Со второй половины 2020 года не раз озвучивались прогнозы, что белорусская экономика вскоре столкнется с серьезными проблемами. Между тем власти сообщают, что, среди прочего, госдолг с начала года не только не вырос, но даже снизился. Каково нынешнее состояние экономики Беларуси?

Дмитрий Крук: Действительно, год назад прогнозы были не очень благоприятными. Быстрого подъема практически никто не ожидал, тем не менее он произошел. С третьего квартала 2020 года и вплоть до нынешнего момента наблюдается рост ВВП. По итогам первого квартала мы вышли на доковидный уровень.

- В чем причина такого положения дел?

- Основной фактор - так называемое "внешнеторговое чудо". Минск смог нарастить экспорт по многим позициям. Это связано с общей ситуацией на глобальных рынках, в мире растет спрос на сырье и продовольствие. С другой стороны, внутренний спрос и потребление в Беларуси имеют ярко выраженный вектор на сокращение.

Дмитрий Крук

Дмитрий Крук

В результате мы имеем вот такой восстановительный рост, который по цифрам есть, но сами белорусы его не ощущают. Главный вопрос сегодня - как долго сохранится благоприятная внешняя конъюнктура, являющаяся своеобразным локомотивом всей экономики страны.

- За счет каких позиций случилось такое "внешнеэкономическое чудо"? Это традиционные статьи белорусского экспорта - калийные удобрения и продукты нефтепереработки - или что-то другое?

- Традиционные статьи. Самая простая и очевидная причина роста - возобновление в привычных масштабах экспорта калийных удобрений и нефтепродуктов. Надо еще помнить, что в первом полугодии прошлого года из-за конфликта с Россией по поводу поставок нефти сократился экспорт белорусских нефтепродуктов. Кроме того, не было контракта на поставки калийных удобрений Китаю.

Еще один важный момент связан со спросом на сырье и продукцию сельского хозяйства - по всему миру стали бурно расти цены на продовольствие, что оказалось очень кстати для Беларуси. Это повлекло за собой и спрос на продукцию в смежных отраслях, например в сельхозмашиностроении. Но восстановительный рост, который наблюдается по всему миру, уже подходит к концу.

- Как на экономику Беларуси повлияют недавно введенные западные санкции?

- Еще до последних пакетов санкций мы начали говорить о большой вероятности того, что "внешнеторговому чуду" постепенно приходит конец. Факторы, которые его обусловили, во многом себя исчерпали. Это ключевая позиция. То, что я называю базовым сценарием, это постепенное снижение роста ВВП в этом году (по итогам года он увеличится примерно на 1%), стагнация и даже небольшая рецессия с конца текущего года либо начала 2022-го.

Но этот анализ был сделан еще до введения санкций. Пятый их пакет, принятый ЕС, плюс американские санкции, естественно, еще сильнее ухудшают прогноз, но пока не радикально, потому что самые важные санкционные меры будут растянуты во времени. Если резюмировать, то и до санкций нас в лучшем случае ждали стагнация или скорее постепенное сжатие экономики. С учетом же санкций рецессия и спад примерно с конца этого года и в 2022-м - это наиболее вероятный сценарий.

- В последние годы часто говорили о том, что в Беларуси незаметно, но устойчиво повышается значение частного сектора - в нем все больше занято людей, увеличивается его доля в ВВП. Что стало с этой тенденцией после президентских выборов?

- Эта тенденция 5-10 последних лет была очень ярко выражена. Статистике на сей счет за истекший год я бы не придавал большого значения. Потому что в период ковида частный сектор сам решал, как действовать в новой ситуации, а госпредприятия подчинялись распоряжениям и производили товар, невзирая на сокращение спроса.

Поэтому по большинству соответствующих индикаторов госсектор несколько укрепил свои позиции, но я бы не характеризовал пока это как некий разворот тренда. А вот если будут и дальше нарастать тенденции давления со стороны властей на частный бизнес, что мы видим последние четыре-пять месяцев, то тогда тренд может измениться.

- Гордость белорусских властей - IT-сектор, он развивался значительно быстрее других отраслей экономики. В ходе бурных событий прошлого года многие владельцы и сотрудники IT-компаний были едва ли не в первых рядах протестующих. Кого-то задержали и осудили, кто-то решил переехать за рубеж или перенести туда бизнес. Критики властей сетуют, что страна теряет отрасль, а власти возражают, указывая, что число резидентов Парка высоких технологий (ПВТ), напротив, выросло. Как себя чувствует белорусский IT-сектор?

- Подавляющее большинство представителей отрасли, с которыми я общался на различных семинарах, кратко описывают ситуацию так - сидим на чемоданах. Что удерживает, так это, безусловно, льготный налоговый режим, если сравнивать его с соседними странами. Это очень важное обстоятельство для многих компаний. К чему они прибегают в сложившейся ситуации? Дают сотрудникам свободу выбора - можно переезжать, чаще всего это Украина, Литва, Польша.

Но это не означает ликвидацию компаний в Беларуси, это значит, что компании здесь все меньше становятся центром прибыли. Так что по статистике количество резидентов ПВТ не будет сокращаться, но все больше финансовых потоков пойдут мимо страны. Что касается статистики по базовым показателям, то она стабилизировалась, хотя в предыдущие годы росла. Если бы ничего не происходило в политике, она бы бурно росла и дальше.

- Посол Беларуси в России Владимир Семашко заявил, что к Новому году будут готовы к подписанию все 28 так называемых "дорожных карт". В РФ их целью видят создание единого народнохозяйственного комплекса - с общими Гражданским, Таможенным и Налоговым кодексами и так далее. Допустим, все карты согласованы и подписаны. Такой единый комплекс - это благо или зло для белорусской экономики?

- Здесь мы должны учитывать показатели и критерии, которые находятся не только в сфере экономики. Мое мнение - однозначно отрицательное. Я считаю, что в данном случае мы бы искусственно привязывались к российскому пути развития, и отказаться от него, когда ситуация изменится, будет достаточно сложно. И даже если гипотетически допустить, что тренды, траектория экономики России будут относительно привлекательными, то для меня и это не является убедительным аргументом.

Я полагаю, что у нас в стране есть свои приоритеты и направления развития, по которым можно двигаться, а не просто следовать за Россией как за неким локомотивом роста. Если же мы говорим о сугубо экономических вещах, судим прагматично, то для меня и перспективы долгосрочного роста в России весьма сомнительны. Почему к этому сценарию "дорожных карт" склоняются власти в Минске, думаю, достаточно очевидно - других направлений и каких-то ходов у них в запасе практически не осталось.

- Существует довольно распространенное клише, что Беларусь - это страна-банкрот, не способная свести концы с концами без российской поддержки, которая постоянно предоставляется - в разные годы в различных формах и объемах. В какую сумму вы оцениваете такую помощь?

- Я, во-первых, поспорил бы с терминологией. Я бы не называл это помощью, это скорее взаимно согласованный и в какой-то мере взаимовыгодный пакт, оформившийся за последние 20 лет. Его формула - военно-политическая лояльность Минска в обмен на экономические преференции Москвы.

- Хорошо, пусть так. Сколько России стоит эта лояльность?

- Цифры сильно менялись. На пике это был эквивалент пяти-шести процентов белорусского ВВП. В абсолютных величинах - до двух-трех миллиардов долларов. Сейчас это существенно меньше, поскольку начиная с 2020 года отменена схема так называемой "перетаможки" нефти, и в России продолжается налоговый маневр в нефтяной отрасли. В Москве методично, шаг за шагом снижают размер оплаты военно-политической лояльности Минска.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:48

Что немецкий бизнес думает о новых санкциях против Минска

Аудио- и видеофайлы по теме