1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Шахта "Цольферайн" (Zeche Zollverein) в Рурской области
Комплекс Schacht XII в Эссене был введен в эксплуатацию в 1932 году. В 2001 году вся шахта "Цольферайн" получила статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКОФото: Rupert Oberhäuser/picture alliance

"Цольферайн" - эталон промышленной архитектуры

Максим Нелюбин

"Цольферайн" - бывшая шахта в Рурской области, индустриальный и архитектурный памятник из списка Всемирного наследия. | 34 фотографии

https://p.dw.com/p/EVmW

Краткая история шахты "Цольферайн" (Zeche Zollverein) в Рурской области умещается на одном стандартном листе бумаги. Сама же эта история высечена и вырублена под землей отбойными молотками - руками рабочих с немецкими, польскими, итальянскими, турецкими и другими именами и фамилиями. Сейчас в этом очень густонаселенном регионе Германии живут люди почти полутора сотен разных национальностей.

На территории бывшего шахтного комплекса в Эссене площадью примерно в две тысячи футбольных полей до сих пор пахнет угольной пылью и чувствуется запах давно остывших коксовых печей. Приехав сюда, можно познакомиться с прошлым всего этого региона, название которого считается одним из символов промышленной революции и индустриализации XX века - истории европейской, а не только немецкой.

Шахта
Последняя смена на шахте "Цольферайн", 23 декабря 1986 годаФото: Wilhelm Leuschner/picture alliance/dpa

Рурскую область в немецкой земле Северный Рейн - Вестфалия можно рассматривать в качестве одного из крупнейших европейских мегаполисов - мегаполиса нового типа с децентрализованной структурой. Если посмотреть на ночную Западную Европу из космоса, светится она таким же ярким и крупным пятном, как Париж или Лондон. Здесь один город плавно переходит в другой, а затем - в третий, третий - в четвертый: Эссен, Бохум, Крефельд, Дуйсбург…

В Рурском котле (Ruhrpott) проживает более пяти миллионов человек, а в большом Рейнско-Рурском конгломерате - более десяти миллионов. Котел - Pott? Корни этого альтернативного названия Рурской области следует искать в местом диалекте, на котором словом Pütt, собственно, называют шахты. В годы расцвета горнодобывающей промышленности число шахт превышало здесь три тысячи!     

Шахта
Весь комплекс "Шахта XII" в ЭссенеФото: picture-alliance/dpa/M. Balk

Рурская область, родные места, пыль и копоть

Котлом дело не ограничивается. Еще одно название Рурской области - просто Revier, то есть угольный район или бассейн. Именно оно звучит в своего рода неофициальном гимне этого региона - песне Мариуса Мюллера-Вестерхагена (Marius Müller-Westernhagen). Он рассказывает, что вернулся обратно в родные места, которые не покидал, лишь скрылся на время. Вдохнув глубоко угольную пыль и копоть, убедился, что наконец-то очутился дома:

"Ich bin wieder hier
In meinem Revier
War nie wirklich weg
Hab mich nur versteckt
Ich rieche den Dreck
Ich atme tief ein
Und dann bin ich mir sicher
Wieder zu hause zu sein".

Шахта
Исторические фотографии на мониторах в Музее Рурской области (Das Ruhr Museum)Фото: DW/Maksim Nelioubin

Действительно, общность судеб и интересов сплотила людей в Рурской области, словно в плавильном котле. Диалект, культура, традиции… Важной частью идентичности жителей региона является футбол - приверженность, причастность, принадлежность к дортмундской "Боруссии", гельзенкирхенскому "Шальке", бохумскому VfL, то есть просто "Бохуму"... Уголь долгое время был своего рода хлебом насущным, а футбол был и остается не только зрелищем, но и связующим звеном, социальным магнитом, для многих - смыслом жизни. Даже по меркам помешанной на футболе Германии рурские болельщики относятся к особой категории - болеют с детства и до последних дней.

Еще же здесь очень любят разводить почтовых голубей, которых называют скаковыми лошадьми простых людей. Однако вернемся на "Цольферайн", где, кстати, в бывшей углемойке работает целый музей этого региона - Das Ruhr Museum.

 Раскрашенная гравюра XIX века
Создатели Германского таможенного союза (Deutscher Zollverein) в 1834 году. Раскрашенная гравюра XIX векаФото: akg-images/picture alliance

Таможенный союз и название шахты

Основателя шахты "Цольферайн" промышленника и пионера индустриализации Франца Ханиэля (Franz Haniel, 1779-1868) можно считать настоящим визионером - уже хотя бы за название, которое он вместе с компаньонами выбрал для своей шахты. В начале 1834 года в Европе вступил в силу договор о создании Германского таможенного союза (Deutscher Zollverein). В него вошли Пруссия, Великое герцогство Гессен, Кургессен, Бавария, Вюртемберг, Саксония и отдельные тюрингские государства. Позже к нему присоединились Баден, Нассау и Франкфурт, а затем Люксембург, Брауншвайг, Липпе, Ганновер и Ольденбург.

Франц Ханиэль решил назвать свою шахту в честь этого соглашения, так как таможенный союз существенно облегчал условия для предпринимательской деятельности. В следующем столетии после двух мировых войн именно сотрудничество в области горной и металлургической промышленности в Европе станет первым шагом на пути создания ЕС.

"Цольферайн" - памятник Всемирного наследия. Фотогалерея 

Участок для добычи каменного угля в Эссене Франц Ханиэль приобрел еще в сороковых годах XIX века. Первая шахта была введена в эксплуатацию в 1847 году. Несколько лет спустя здесь уже работала целая сеть горнодобывающих шахт, соединенных под землей системой туннелей. Примерно через 80 лет было решено объединить их в комплекс с общим пунктом приема, сортировки и отгрузки угля. Еще позже на территории "Цольферайна" построили собственный коксохимический цех (Kokerei).

В 30-х годах прошлого века при составлении заказа на проектирование единого приемно-сортировочного комплекса владельцы шахты руководствовались не только экономическими, но и эстетическими категориями. Рационализация и технический прогресс влияли, так сказать, на содержание - планировку и оборудование, а современная архитектурная мода - на внешнюю форму. С одной стороны, хозяева распорядились спроектировать эффективное производство с полувековым сроком службы, с другой - хотели продемонстрировать не только успешность своего бизнеса, но и прогрессивность собственных художественных и экономических взглядов.

Шахта
Вид на почетный двор "Цольферайна" через окно генераторной и коммутационной станции Фото: DW / Nelioubin

В результате не только мы, но и последующие поколения получили в наследство замечательный памятник индустриальной архитектуры в стиле нового конструктивизма. Конечно, в 1930-е годы вряд ли кто-то мог предположить, что через какие-то 80 лет по этим залам и коридорам, отчасти до сих пор покрытым угольной пылью, будут водить экскурсии, а в бывших угольных бункерах - устраивать концерты, выставки и приемы с официантами в белых рубашках, не говоря уже о посещениях коронованных особ, престолонаследников и других членов королевских домов - Швеции, Великобритании, Нидерландов, Саудовской Аравии…

Комплекс, состоявший из сортировочного цеха, углемойки и самой шахты - получил двенадцатый порядковый номер - Шахта XII (Schacht XII). При строительстве нового "Цольферайна" архитекторы Фриц Шуп (Fritz Schupp, 1896-1974) и Мартин Кремер (Martin Kremmer, 1894-1945) продумали все до мельчайших деталей - вплоть до формы дверных ручек.

Шахта
Надпись "Цольферайн" на одном из зданий коксохимического цехаФото: DW / Nelioubin

"Цольферайн" до 1986 года 

Комплекс "Шахта XII" был введен в эксплуатацию в 1932 году и был самым  современным в мире. Последняя смена закончилась здесь в декабре 1986 года, когда заложенный с самого начала срок службы подходил к концу.

Сразу после закрытия шахты земельные власти Северного Рейна - Вестфалии решили присвоить "Цольферайну" статус архитектурного памятника, а для поддержания в надлежащем состоянии и поиска новых возможностей использования был создан специальный фонд. Только на текущие расходы, необходимые для консервации и ремонта, ежегодно требуется 10 миллионов евро. Фриц Шуп практически до своей смерти осуществлял надзор и контролировал текущие изменения. За свою долгую творческую карьеру он стал автором почти 70 индустриальных объектов.

В Эссене архитекторам удалось создать своего рода образцовый пример шахтной архитектуры, на который впоследствии ориентировались строители многих других горнодобывающих комплексов в Рурской области. Это обстоятельство повлияло на решение ЮНСЕКО в 2001 году включить "Цольферайн" в список Всемирного наследия.

Шахта
Надшахтный копёр комплекса "Шахта XII" (Schacht XII)Фото: DW/Maksim Nelioubin

"Цольферайн" посреди разрушенной Рурской области

Во время Второй мировой войны немецкие промышленные объекты подвергались систематическим бомбардировкам. Рурской области была среди главных индустриальных целей, но комплекс "Цольферайн" уцелел.

"Вы можете забыть все, о чем я сегодня рассказывал, но запомните две вещи: в жизни очень важно устраивать правильные браки для своих детей и находить правильных инвесторов для своих предприятий", - заявил экскурсовод, когда-то сам работавший на шахте.

По его словам, если верить одной из версий, "Цольферайн" не бомбили, так как немецкие владельцы еще до войны породнились с одной из знатных британских семей, а крупным пакетом акций владели влиятельные американские инвесторы. В любом случае, шахта уцелела (!) в практически полностью разрушенной Рурской области и еще несколько десятилетий выдавала на-гора каменный уголь.

Шахта
Главный символ "Цольферайна" - надшахтный копёр на фоне вечернего небаФото: picture-alliance/dpa/A. Heimken

Надшахтный копёр и другая архитектура

Архитектурным центром всего комплекса является надшахтный копёр (Fördergerüst) - башня-надстройка с лифтами, с помощью которых горняки из шахтового зала (Schachthalle) опускались на тысячеметровую глубину. Копёр расположен напротив парадных ворот. Раскрывались они редко - только для хозяев или их гостей, которые с улицы попадали на почетный двор (Ehrenhof). Простым служащим и рабочим проходить здесь запрещалось.

Башня чем-то напоминает гигантскую букву "Ä" с огромными колесами вместо точек. Хотя шахта давно закрыта, колеса иногда начинают вращаться - не для музейной интерактивности: лифтом пользуются сотрудники, которые следят за состоянием покинутых штолен и откачиванием воды.

Zeche Zollverein in Essen
Главные ворота и почетный двор. Слева и справа - симметричные сторожки Фото: Jochen Tack/picture alliance

Архитекторы Фриц Шуп и Мартин Кремер сделали все возможное, чтобы максимально усилить эстетическое впечатления от первых шагов по территории шахты. Хозяева или гости владельцев выходили из автомобилей у главных ворот. Они установлены на искусственном возвышении, своего рода смотровой площадке. Сделано это было из чисто эстетических соображений, чтобы открыть простор для обозрения шахтного комплекса, построенного в лучших традициях Баухауса.

Симметрия и оптический обман

Помимо простоты форм и функциональности важным принципом для архитекторов была симметрия. Именно поэтому у парадных ворот установлено два сторожевых павильона. Охранники дежурили только в одном из них: один год - в правом, один год - в левом, чтобы обеспечить равномерную амортизацию.

Шахта
Бывшие механическая и электротехническая мастерские - справа и слева, в центре - котельная, где сейчас расположен Музей современного промышленного дизайна (Red Dot Design Museum)Фото: DW/Maksim Nelioubin

Следующий визуальный трюк, пожалуй, один из самых интересных. Справа от парадных ворот находятся здания-близнецы, фасады которых выходят на почтенный двор: механическая мастерская (Mechanische Werkstatt) и электротехническая мастерская (Elektrowerkstatt). Если смотреть на них с площади, они кажутся одинаковыми и симметричными, но механический цех построен в форме прямоугольника - его ширина полностью соответствует ширине фасада, а электротехнический - в форме буквы "Г". В начале прошлого века на шахте использовалось больше механического оборудования, чем электрического, поэтому необходимости в большой электротехнической мастерской не было. Ее фасад сделали широким, а само здание за ним - более узким.

Музей дизайна в котельной

Между мастерскими - дорожка, ведущая к котельной (Kesselhaus). Расположенные по бокам фонарные столбы кажутся одинаковыми по высоте, но на самом деле - высота у них разная, чтобы обмануть зрение и законы перспективы. Реконструкция котельной, осуществленная уже после внесения шахты в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, осуществлялась под руководством Норманна Форстера - одного из самых знаменитых современных архитекторов. Сейчас здесь расположен Музей современного промышленного дизайна (Red Dot Design Museum).

Единственным новым зданием, которое появилось на территории "Цольферайна" после закрытия, стал странный "бетонный куб" с окнами разных размеров, расположенными беспорядочно. Вид из окон можно принять за огромные картины или мониторы, на которых демонстрируется индустриальный пейзаж - шахта "Цольферайн". В здании расположена частная художественная школа дизайна.

Шахта
Эскалатор для посетителей комплекса "Шахта XII" и Музея Рурской областиФото: Stefan Ziese/imageBROKER/picture alliance

Офис туристической информации (Infopunkt) находится на одном из верхних уровней старой углемойки (Kohlenwäsche). К нему ведет крытый эскалатор. Эксперты ЮНЕСКО разрешили построить его для удобства посетителей при одном условии - возможности демонтировать в любое время без вреда для памятника. В углемойке нет этажей, а уровни обозначены в метрах от поверхности. Это здание - единый организм, огромная машина, с помощью которой осуществлялась очистка угля от примесей.

Там, где делали облака

Через окна углемойки открывается вид на коксовую батарею. Она является частью всего комплекса и внесена вместе с ним в список ЮНЕСКО. Коксовый цех перерабатывал не только уголь "Цольферайна", но и других шахт. Чтобы гасить раскаленный до тысячеградусной температуры кокс, использовались широкие и неглубокие бассейны с водой. В них его вываливали из вагонеток. Сейчас в зимнее время бассейны превращаются в каток.

Шахта
Бывший отстойный бассейн коксохимического цеха, который зимой превращают в катокФото: picture alliance/blickwinkel/S. Ziese

С одной из смотровых площадок на территории "Цольферайна" можно увидеть еще действующие предприятия горной промышленности Рурской области. Вдруг в небо вырывается огромное белое облако. "Это гасят кокс", - поясняет экскурсовод. И с легкой грустью добавляет: "Машинистов, которые управляют составами с горячим коксом и опрокидывают содержимое вагонеток в коксотушительную башню, называют Wolkenmacher, то есть люди, которые делают облака. Вымирающая профессия".

Пропустить раздел Еще по теме
Пропустить раздел Близкие темы
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Украинские солдаты в Бахмуте

Верховная рада продлила военное положение до конца мая

Пропустить раздел Другие публикации DW
На главную страницу