Жены бойцов ″Азова″: Мужья приняли на себя огромный удар, их нужно спасти | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 13.05.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Жены бойцов "Азова": Мужья приняли на себя огромный удар, их нужно спасти

Жены двух бойцов полка "Азов", обороняющих завод "Азовсталь" в Мариуполе, рассказали в интервью DW, в каком состоянии их мужья, и о своей встрече с папой римским в Ватикане.

Юлия Федосюк (слева) и Екатерина Прокопенко в интервью DW

Юлия Федосюк (слева) и Екатерина Прокопенко в интервью DW

Завод "Азовсталь" остается единственной территорией Мариуполя, не занятой российскими войсками. Украинские военные уже два месяца держат оборону на предприятии, не желая сдаваться. Среди них, по словам вице-премьера Украины Ирины Верещук, - бойцы полка "Азов", ВСУ, Национальной гвардии Украины, СБУ, а также полицейские и тероборона. Всего - около тысячи человек. 

11 мая жены бойцов "Азова", остающихся на "Азовстали", встретились с папой римским, чтобы попросить его о помощи. Екатерина Прокопенко и Юлия Федосюк после своей поездки в Ватикан отправились в Кельн, где побеседовали с корреспондентом DW.

DW: Что сейчас происходит на "Азовстали"? Мы знаем, что гражданские уже выведены оттуда.

Юлия Федосюк: На "Азовстали" уже происходит не война, а просто хладнокровное истребление людей. С войной уже нет ничего общего в этой ситуации, потому что война - это когда два противника имеют оружие, могут бороться, могут защищаться. Исходя из всех международных конвенций, то, что сейчас там происходит, вообще вне какого-то правового поля. Это постоянные авианалеты, бомбардировки, это уничтожение госпиталей, это уничтожение раненых - точечные удары по тем местам, где они находятся. Это попытки ударить по местам, где находится вода - техническая вода. И это несоблюдение никаких договоренностей.

Солдаты "Азова" полностью занимались эвакуацией гражданского населения, потому что ни Красный Крест, ни ООН, ни представителей украинской власти не пустили на "Азовсталь". Трое "азовцев" были убиты во время эвакуации, шестеро ранены, потому что Россия нарушила режим тишины, обстреляла машину, которая ехала за людьми.

 По поводу гражданских я не могу быть уверена, что их там не осталось, так как многие женщины - члены семей военных, и они боятся быть эвакуированными. Потому что мы знаем, что сначала люди из "Азовстали" попадают в фильтрационные лагеря. И не все из них оказываются в Украине. Мы знаем ситуацию, когда военный медик, женщина, не добралась до Украины, русские оставили ее в лагере.

Мы знаем, что русские делают с украинскими гражданскими, мы знаем это по Буче. Они их насилуют, они их убивают. На "Азовстали" остались те, кто просто боится, что их вывезут в Россию и убьют. Поэтому если Путин попытается уничтожить всех на "Азовстали", он уничтожит в том числе и гражданских.

- Как вы держите связь со своими мужьями? Как часто вы связываетесь? Что они вам говорят?

Екатерина Прокопенко: Мы связываемся буквально один-два раза в день. Они говорят очень коротко, сухо - говорят, держимся, тяжело, но держимся. Так как мой муж командир полка, он никогда не позволяет себе рассказать какую-то лишнюю информацию, секретную информацию. Мы стараемся поддерживать связь, естественно. Но ситуация критическая. Я вижу и по его аудиосообщениям слышу, что силы уже на пределе, так как если питаешься один раз в день и пьешь один раз в день, то сил становится все меньше и меньше. Это очень трагично и очень сложно для нас. Мы себя чувствуем дискомфортно от того, что мы сейчас находимся в мирной стране. У нас есть все условия, а у наших мужей этого нет. 

Мы хотим вернуться назад, мы бы давно уже вернулись, мы сердцем на "Азовстали" с самых первых дней его окружения. Знаете, если бы была возможность поменять эту мирную жизнь на жизнь с мужчинами нашими на "Азовстали", мы бы это выбрали. Но мы здесь для того, чтобы кричать об этой проблеме, просить помощи, рассказывать правду, развеивать пророссийские мифы. И мы хотим как можно быстрее, чтобы все подключились и решили эту проблему.

Смотреть видео 14:16

Жены украинских бойцов полка "Азов" о своих мужьях, обороне "Азовстали", войне в Украине и Зеленском (13.05.2022)

- Считаете ли вы, что в ситуации, которая сложилась на "Азовстали", виноват президент Зеленский, который вовремя не отдал приказ покинуть город?

Юлия Федосюк: Нет, мы считаем, что виноваты местные командиры, которые находились в близлежащих городах. Они сдали близлежащие города, поселки, и это привело к такому быстрому окружению. Мы доверяем президенту Зеленскому. Мы считаем, что он делал все возможное, что он проявил себя как командир, действительно как лидер. На мой взгляд, это лучший президент за всю историю Украины. Но в то же время мы считаем, что он может и должен говорить больше, больше договариваться, больше настаивать, предъявлять очень четкие ультиматумы и просто спасать людей. Потому что солдаты полка "Азов" сделали все для страны, сделали все для президента, они в том числе приняли на себя огромный удар. Я думаю, вы знаете, что то скопление войск, которое было возле Мариуполя, в том числе, дало возможность отбить Киев, отбить Харьков, отбить другие города. Зеленскому мы доверяем, но просим сделать все возможное.

- У полка "Азов" неоднозначная репутация. Есть те, кто считает его бойцов радикальными националистами. Что вы об этом думаете?

Екатерина Прокопенко: Во-первых, полк "Азов" - это официальное подразделение, которое входит в состав Национальной гвардии Украины. Официальный полк, в котором служат бойцы многих национальностей. Там есть греки, евреи, азербайджанцы, крымские татары. Там есть люди разных религий. Это многонациональный полк. И мы хотим сказать, что этот полк - как символ сопротивления и для Путина, и для россиян. Для них все люди, которые имеют украинский патриотизм, имеют желание защищать свой народ, свою страну, автоматически становятся "ультранационалистами", "неонацистами", "ультранацистами" и множество других синонимов, которые позволяют очернить этих людей. Основная цель солдата - защищать страну, защищать народ. И у "Азова" эта цель была изначально с 2014 года. У них эта сила существует, и эта сила имеет вес в нашей стране. Логично, что россиянам важно очернить этот полк.

Юлия Федосюк: В полку "Азов" есть и представители еврейской национальности, в то время как (министр иностранных дел РФ - Ред.) Лавров позволяет себе антисемитские высказывания. Кто же тут неонацист? Мы просим немецкое общество все-таки различать эти вещи.

Три недели назад одна из самых крупных ЛГБТ-организаций в Украине пожертвовала полку "Азов" деньги. Они это объяснили тем, что знают, что никто из представителей "Азова" никогда не нападал на ЛГБТ-сообщество или на другие меньшинства. 

- Юлия, вы ведете информационную кампанию для спасения ваших мужей. С кем еще, кроме папы римского, вы встречались и планируете встретиться?

Юлия Федосюк: В основном это все-таки медиа. В Италии нам удалось в стретиться еще с Human Rights Watch. Для нас главное - это доносить месседж, который, как мы надеемся, попадет и в кулуары Кремля, и поддерживать то медийное напряжение, которое не даст их (бойцов "Азова" - Ред.) уничтожить. Это наша главная цель.

- Будете просить Путина способствовать выходу бойцов из "Азовстали"?

Юлия Федосюк: Пока что у нас не было такой мысли. Мы считаем, что наш месседж, наша повестка и так понятны. Мы говорим на самых крупных площадках в мире. Пока что мы не думали об этом, не планировали.

- Кто организовывал вашу поездку в Ватикан?

Екатерина Прокопенко: Идея была от двух украинских женщин-журналисток, а в основном это была полностью самоорганизация. Мы сами себя спонсируем, за свой счет сейчас. Мы организовываем маршруты и пробиваем контакты прессы. Иногда подключаются волонтеры, которые предлагают свою помощь. Волонтеры помогают очень много. Они подключают также медиа. В основном, это наша была идея. Такая сила внутри, которая желала поехать и помочь, и рассказать.

Жены бойцов Азова во время аудиенции у Папы римского 11 мая

Жены бойцов "Азова" во время аудиенции у Папы римского 11 мая

Юлия Федосюк: Первоначальным таким толчком была идея просто написать письмо папе римскому. Мы его написали и передали через посла Украины в Ватикане. Я работаю помощником депутата Святослава Юраша, а его отец посол. Поэтому у меня был этот контакт. Мы быстро передали письмо, а потом уже с Катериной возникла совместная идея подкрепить это письмо присутствием. У нас были надежды, если мы будем непосредственно там, то понтифик примет нас. А вся история со СМИ случилась произвольно. То есть, мы не планировали этого. Мы планировали встретиться с папой римским и уехать. И, безусловно, мы надеемся, что мы придем к главной цели. Наша главная задача - это освобождение наших мужей и всех, кто находится на "Азовстали".

- Помогают ли вам украинские власти и если помогают, то каким образом?

Екатерина Прокопенко: К сожалению, нам власти не пишут. Помощь не исходит от них. Нам помогают журналисты, украинская пресса. И мы надеемся, что в ближайшее время, возможно, мы будем больше контактировать с властями и будем общаться.

Юлия Федосюк: То есть, в основном это частные инициативы. Иногда это послы. Мы обращаемся к послам, они всегда отвечают нам помощью.

- Когда вы сами покинули Мариуполь и собираетесь ли возвращаться в Украину ?

Юлия Федосюк: Мы вообще во время войны и до войны все время были в Киеве. В начале войны мы находились в Киеве, мы волонтеры. У нас было много задач по поиску бронежилетов, различной элитарной техники, снаряжения, лекарств для наших бойцов по всей Украине. Мы хотели оставаться в Киеве до конца войны, у нас не было идей ехать за границу. Наша цель была оставаться в Украине до конца и помогать. Но так как ситуация складывалась все хуже и хуже с нашими мужчинами, которые находились в Мариуполе, мы поняли, что нужно как-то действовать, активнее искать рычаги решения данной проблемы. И возникла такая идея - доносить информацию в мир. 

- Завод "Азовсталь" стал, похоже, символом бессилия человечества на глазах миллиардов людей. Что вы чувствуете, уместны ли какие-то аналогии с Холокостом, с блокадой Ленинграда или с чем то другим?

Юлия Федосюк: Я, если честно, не люблю исторические аналогии, они обычно не понятны. Я хочу сказать, что символизм "Азовстали" он двойственный. То есть, с одной стороны, это действительно бессилие западного мира, бессилие того статуса-кво, который сложился в западном мире. Но, с другой стороны, это символ мощи Украины, это символ украинского сопротивления, нежелание становиться рабами, нежелание сдавать свою землю, своих людей до последнего вздоха. Мы знаем, что буквально неделю назад над "Азовсталью" подняли украинский флаг. Я думаю, что не стоит сравнивать, потому что, быть может, аналогов нет. Это очень специфическая ситуация. Не хочу сказать, что она в чем-то трагичнее или хуже, чем то, что происходило с Европой во Вторую мировую войну, но она очень уникальна. И то, что там происходит, это действительно историческое событие. И как бы там все ни закончилось, я считаю, что Украина даже в этой ситуации победила. Она является моральным победителем в любом случае.

Для нас это печально, потому что там находятся наши близкие люди. Но с точки зрения ценности, с точки зрения патриотизма, в том числе и нашего, мы понимаем, что наши мужья именно там, где они должны быть, они будут бороться. И в связи с этой стойкостью мы очень хотим, чтобы им помогли, и чтобы все-таки это бессилие превратилось в такой железный кулак, который поможет их освободить.

Смотрите также: 

Смотреть видео 04:01

Кому удалось покинуть Мариуполь и кто еще остается в городе (03.05.2022)

Аудио- и видеофайлы по теме