Встреча в Сочи: о чем на самом деле говорили Путин и Лукашенко | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 25.02.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Встреча в Сочи: о чем на самом деле говорили Путин и Лукашенко

Аналитики с нетерпением ждали первой c сентября встречи Лукашенко и Путина, по итогам которой сами ее участники пока не высказались. О чем шла речь и как изменятся отношения России и Беларуси - у DW.

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время переговоров в Сочи, 22 февраля

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время переговоров в Сочи, 22 февраля

В Кремле довольны результатами переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, заявил 24 февраля пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. "В целом встреча была очень полезной, своевременной, конструктивной и откровенной. Президент России весьма позитивно оценивает итоги состоявшейся встречи", - рассказал он, уточнив, что особое место среди обсуждавшихся тем занимала экономика.

На следующий день после поездки Лукашенко в Сочи, его шестичасового общения с Путиным и возвращения в Минск собеседники снова говорили друг с другом - по телефону. А потом у Лукашенко был еще телефонный разговор с зампредом Совета Безопасности РФ Дмитрием Медведевым. Эти звонки породили массу версий о том, чему на самом деле были посвящены переговоры в Сочи, что решили их участники, и как это повлияет на отношения России и Беларуси. 

После прежней встречи Путина и Лукашенко многое изменилось

"Я думаю, что после переговоров Путину и Лукашенко потребовались консультации с техническими специалистами, проведя которые и получив нужную информацию, они вновь и созвонились. Если мы посмотрим на повестку дня, станет очевидно, что речь идет, скорее всего, о системе предупреждения о ракетном нападении (СПРН)", - так в интервью DW объяснил происшедшее минский военный эксперт Александр Алесин.

Alexander Alesin

Александр Алесин

Как поведал 23 февраля близкий к пресс-службе Лукашенко Telegram-канал "Пул первого", руководители России и Беларуси обсуждали, среди прочего, кооперацию в ВПК и усиление совместных оборонных систем. Что касается военно-технического сотрудничества, то, видимо, говорили о продолжении использования Москвой РЛС "Волга" на узле СПРН "Барановичи", считает Александр Алесин.  

"С сентября прошлого года случилось очень много событий - и отравление "Новичком" господина Навального, и приход к власти в США Джо Байдена, у которого совсем другие установки относительно сдерживания России и Китая, и трагическое ухудшение отношений между Евросоюзом и РФ. Сейчас у Москвы совсем другие проблемы, которые надо решать немедленно. В их свете роль Беларуси - как передового рубежа, противовоздушного и противоракетного щита - становится очень важной. А такие "мелочи" как демократия и конституционная реформа в Беларуси просто отходят на второй план, особенно после того, как в России прошли акции протеста, аналогичные белорусским", - продолжает эксперт.

Конституционная реформа в Беларуси откладывается?

После сентябрьской встречи и президент Владимир Путин, и глава МИД России Сергей Лавров не раз поднимали тему конституционной реформы в Беларуси, фактически рассматривая ее как начало диалога властей с обществом для разрешения острого политического кризиса, в котором оказалась РБ после президентских выборов 9 августа и последовавших за ними массовых протестов.

Реформа конституции в Беларуси - то, как о ней пишут СМИ России - никоим образом не согласуется с позицией Минска и его интересами, констатирует аналитик провластного объединения "Белая Русь" Петр Петровский. "Белорусский сценарий предусматривает сохранение сильной власти, формирование так называемого "коллективного Лукашенко". А те силы, что лоббируют конституционную реформу, видят ее как инструмент внедрения либеральной модели с парламентской формой правления", - указал он в интервью DW.

Игорь Лещеня

Игорь Лещеня

"Лукашенко ехал в Сочи, чтобы убедить Путина - положение в стране под контролем, а значит, транзит власти можно вполне растянуть на 5 лет. Думаю, более или менее успешно он эту задачу выполнил", - заявил в беседе с DW экс-посол Беларуси в Словакии, бывший помощник Лукашенко по вопросам внешней политики Игорь Лещеня, который ушел со своего поста, протестуя против действий властей после выборов президента и поддерживая протестующих. По его словам, Кремль сделал вид, что согласен с такой оценкой, но тема транзита власти в Беларуси не снята им с повестки дня, а лишь отложена. "Цель России не в том чтобы, просто убрать Александра Лукашенко, а в том, чтобы заменить его человеком понятным и устраивающим Москву. И тут идет игра в долгую, на перспективу Лукашенко ищут замену", - не сомневается Лещеня.

"Политика - это всегда тяжелый выбор из того, что есть. Сейчас не видно некоего молодого, энергичного, прозападного и одновременно пророссийского кандидата в президенты Беларуси. Выбор у нас такой - или Лукашенко, или Тихановская. Я не удивлен, что руководство России выбрало Лукашенко и будет работать с ним дальше", - делится с DW Владимир Жарихин, эксперт по Беларуси из московского Института стран СНГ. По его словам, надо взаимодействовать именно с тем, кто является по факту руководителем страны.

Андрей Суздальцев

Андрей Суздальцев

Между тем политолог из Высшей школы экономики (ВШЭ) Андрей Суздальцев утверждает, что выбор в пользу Лукашенко Москва вовсе не сделала даже на краткосрочную перспективу, и скептически оценивает итоги переговоров в Сочи. "Можно игнорировать общественное мнение в России, которое уже списало Лукашенко, но ведь и в Москве есть понимание того, что даже в формате инвестиций давать денег под Лукашенко бессмысленно. Есть понимание того, что сейчас Лукашенко политический "подранок", даже не "хромая", а "безногая утка", а в этом состоянии он может натворить бед", - написал Суздальцев в своем Telegram-канале. 

Какими будут отношения Беларуси и России

По оценке Александра Алесина, однако, отношения Москвы и Минска возвращаются к формату, на сохранении которого всегда настаивал Лукашенко: поскольку Беларусь критически важна для обеспечения безопасности России, Кремль должен щедро дотировать белорусскую экономику, не настаивая на углубленной интеграции ни в политической, ни в хозяйственной сферах.

Порт в Приморске, где будет происходить перевалка белорусских нефтепродуктов

Порт в Приморске, где будет происходить перевалка белорусских нефтепродуктов

Ведь дотирует же Германия через ЕС Грецию, у которой долгов сильно больше, чем у Беларуси, так почему же Москва не может оказать поддержку Минску, задает риторический вопрос Владимир Жарихин. И признает, что, строя тесные отношения с партнером, всегда приходится чем-то жертвовать: "В нашем Союзном государстве мы рассматривает Беларусь как в определенной степени дотационный регион. В конце концов, в самой России есть дотационные регионы, и мы же на этом основании не говорим: "Ребята, выходите из состава страны, а то нам приходится платить за вас". Сейчас, учитывая конфронтацию с ЕС, задачей является консервативная стабилизация - сохранение того, что существует в отношениях Москвы и Минска. Возможно, оно не всегда нам нравится и удобно, но это лучше, чем, например, то, что есть в отношениях с Украиной, отмечает Жарихин.

Александр Алесин считает, что в долгосрочной перспективе Путин делает ставку на привязку Беларуси к России с помощью экономической кооперации. Последний пример - перенаправление маршрутов экспорта белорусских нефтепродуктов из портов Литвы и Латвии в российские.

Петру Петровскому этот пример не нравится. "Из-за того, что Беларусь сейчас в не очень выгодным положении в связи с событиями лета прошлого года, у некоторых групп влияния в РФ появились возможности удовлетворить свои экономические аппетиты с помощью давления, в том числе политического и административного", - сетует Петровский, указывая на то, что транзитом белорусских нефтепродуктов займется РЖД, а не БЖД. Будущее отношений Москвы и Минска он связывает с проблемой транзита власти в России в 2024 году и борьбой различных, как он выразился, "башен Кремля", которая отразится и на двусторонних связях.

Формально сохранится название "Союзное государство", но на самом деле все превращается в то, что есть сплошь и рядом во всем мире - максимально тесный союз двух государств, постепенное сращивание экономик, подвел итог Владимир Жарихин.

Смотрите также:

Рвем отношения с Европой. Лукашенко о власти. “Умный город” против граждан – "Заповедник", выпуск 158

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме