Эксперт: Выхода из патовой ситуации не видят ни власти Беларуси, ни оппозиция | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 20.10.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Эксперт: Выхода из патовой ситуации не видят ни власти Беларуси, ни оппозиция

Григорий Нижников из Финского института международных отношений оценил в интервью DW последние шаги минских властей, действия Светланы Тихановской и российский подход к событиям в Беларуси.

На акции протеста в Минске 18 октября девушка держит плакат: Хватит насиловать Беларусь

На акции протеста в Минске, 18 октября

Пятерым из 12 представителей оппозиции, которые присутствовали на встрече с Александром Лукашенко в СИЗО 10 октября, изменили меру пресечения и отпустили под домашний арест. После этой встречи на свободу вышел, в частности Юрий Вознесенский, соратник Виктора Бабарико. В интервью государственному белорусскому телеканалу Воскресенский сообщил, что ему поручили подготовить предложения к поправкам в конституцию.

О переговорах в СИЗО, о намерении Лукашенко изменить конституцию и тактике белорусской оппозиции DW побеседовала с Григорием Нижниковым, экспертом Финского института международных отношений.

Deutsche Welle: Александр Лукашенко был 10 октября в СИЗО, где разговаривал с представителями оппозиции. Почему он пошел на этот шаг?

Григорий Нижников: У режима нет определенной стратегии, он не видит выхода из ситуации, а ситуация патовая. Власть не может остановить протесты и поэтому делает разные шаги, чтобы посмотреть, какая будет реакция. К их числу относятся и угрозы в адрес протестующих, но и намеки на готовность к диалогу, обещания неких преференций в случае готовности пойти по предложенному властью пути.  

- Какие еще возможности есть у Лукашенко ослабить протесты?

Григорий Нижников

Григорий Нижников

- Режим рассчитывает, что в какой-то момент протесты прекратятся, что люди устанут и больше не будут выходить на улицу просто потому, что Беларусь накроет вторая волна коронавируса, что наступит зима, что ухудшится экономическая ситуация. А это будет вынуждать людей искать дополнительные заработки, а не протестовать.

- Встретившись в СИЗО с представителями оппозиции, Лукашенко, возможно, пытался расколоть ее?

- Для режима сейчас важно, и он сейчас этим занимается, собрать, назовем это так, "группу конструктивной оппозиции", которую можно было бы представить и внутри страны, а главное - на Западе, в качестве легитимной оппозиции, то есть найти людей, которые согласились бы участвовать в том спектакле, который будет разыгрываться в предстоящие месяцы.

Освобождение некоторых заключенных - элемент этого театра. Люди находятся под домашним арестом, уголовные дела против них не закрыты, а главное - это не основные фигуры оппозиции. Основные фигуры остаются под арестом и под давлением.

- Как в этой ситуации вы оцениваете политику ЕС в отношении минского режима?

- Евросоюз не хочет ввязываться, у него хватает проблем как внутри, так и по всем его границам. ЕС хотел бы, чтобы Беларусь стабилизировалась, чтобы не пришлось заниматься проблемой, решение которой займет годы, как это случилось с Украиной. А минский режим будет пытаться сделать картинку такой, которую Запад счел бы достаточно удовлетворительной.

Лукашенко проходит это не первый раз. Он не первый раз ухудшает ситуацию, опускает ее как можно ниже, а потом начинает потихоньку делать уступки, которые Запад считает своими маленькими победами. Разница в том, что из-за ситуации внутри страны ему это надо сделать не через год или два, а за считанные месяцы.

 - Но ведь ЕС ввел санкции против 40 белорусских чиновников, а на прошлой неделе договорился ввести штрафные меры в том числе и против Лукашенко. Разве это не свидетельствует о том, что Брюссель стал проводить более решительную политику в отношении режима?

 - Санкции, которые ввел Евросоюз, я бы даже санкциями не назвал. Это сигнал, который показывает, что европейцы не готовы на какие-то решительные действия.

- Светлана Тихановская выдвинула Лукашенко ультиматум, в соответствии с которым до 25 октября должны быть освобождены все политзаключенные, прекращены репрессии против протестующих, а сам Лукашенко должен уйти в отставку. В противном случае Тихановская грозит всеобщей забастовкой. Что вы об этом думаете?

 - Я не думаю, что такой ультиматум даст результат. Попытки (организовать всеобщую забастовку. - Ред.) были и раньше, но мы видим, что без организационных структур на местах, без рабочих сетей, без координаторов это вряд ли приведет к забастовке, к которой Тихановская призывает.

Проблема у оппозиции примерно такая же, как и у режима Лукашенко: она не знает, что делать. Ситуация патовая, решений, которые бы из нее выводили, нет, поскольку режим с этой оппозицией разговаривать отказывается.

- Но нельзя все же исключать, что народ последует призыву Тихановской…

- Я не думаю, что Тихановская воспринимается в Беларуси однозначно как лидер, за которым все готовы идти. Мы видим, что протесты в стране совершенно децентрализованы. Это не результат призывов каких-то оппозиционных политиков, а инициативы небольших групп на местах.

Так будет и с бойкотом. Одни местные группы решат остановить свой цех, но вряд ли это произойдет по всей стране. Даже в августе, в самый пик, когда ситуация была на грани, всеобщая забастовка не состоялась. Она была чисто символической. И я не вижу причин, почему она должна состояться сейчас.

 - Последние недели показывают, что Светлана Тихановская меняется. Она встречается с мировыми лидерами, дает интервью, произносит речи. Что вы думаете о ее новой роли в политике?

- Тактика Тихановской меняется во многом потому, что она становится политиком. Она хочет быть лидером, хотя и заявляет, что это не в ее планах. Но по ее действиям, по ее риторике становится ясно, что она видит себя в такой роли. Если же человек хочет и пытается быть политиком, то он должен предпринимать какие-то шаги. Является ли забастовка правильным шагом? Если она сработает, будем ей аплодировать, но я не вижу сейчас причин, по которым забастовка действительно могла бы состояться.

- Россия пока поддерживает Лукашенко, но будет ли она его поддерживать и в будущем, если массовые протесты в ближайшее время не прекратятся?

- Россия с Лукашенко в одной лодке, она его поддержала уверенно и полноценно, и радикально изменить свою позицию в краткосрочной перспективе было бы для нее самоубийственно. Это был бы совершенно неправильный сигнал и для российских элит.

Проблема России в том, что она не видит альтернативы Лукашенко. Нет никаких белорусских элит, на которые Москва могла бы опереться. И это большая победа Лукашенко: за четверть века у власти он зачищал упорно и усиленно все пророссийские силы внутри белорусских элит.

- Поговорим об экономике Беларуси: может ли ухудшение экономической ситуации как-то повлиять на противостояние Лукашенко и белорусского общества?

- Эксперты говорят, что экономика находится в достаточно тяжелом положении, и что ситуация будет ухудшаться. Что касается легитимности власти, то она уже настолько разъедена, что дальнейшее обострение экономической ситуации ее уже не ухудшит. Хуже уже быть не может.

Пять лет назад девальвация белорусского рубля, ухудшение экономической ситуации были для режима большой угрозой, потому что он опирался на экономическое благополучие людей: говорил, мол, вы не участвуете в политике, а мы обеспечиваем вам хорошую жизнь. Сейчас такой надобности нет. Если у режима будет хватать денег на оплату силовиков и ключевых групп элит, то дальнейшее ухудшение экономической ситуации в ближайшей перспективе большой роли играть не будет. На ближайшие полгода-год запасов хватит. Да и Россия может помочь.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:15

Эксперты: переговоры Лукашенко в СИЗО – инсценировка для Запада

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама