1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Талибы на улицах Кабула (август 2021 года)
Талибы на улицах Кабула (август 2021 года)Фото: Wakil Kohsar/AFP/Getty Images
ПолитикаАфганистан

Боятся не талибов. Эксперты о страхах соседей Афганистана

Наталья Позднякова
23 сентября 2021 г.

Как относятся к приходу талибов к власти в Афганистане его соседи по региону: Таджикистан, Узбекистан и Туркмения? Чего они боятся? Этому была посвящена дискуссия в Германии.

https://p.dw.com/p/40ke5

В странах Центральной Азии, в отличие от Запада, не были удивлены стремительным захватом талибами власти в Афганистане. Об этом рассказала эксперт Беате Эшмент (Beate Eschment) в ходе онлайн-конференции "Центральная Азия и Афганистан: новые вызовы при сложном соседстве", организованной берлинским Центром восточноевропейских и международных исследований (ZOiS). Она подчеркнула, что "Афганистан в этом регионе всегда рассматривали как страну, из которой исходит опасность распространения радикального ислама", но при этом всегда считали, что "Афганистан является неотъемлемой частью Центральной Азии".

Как относятся к талибам в Таджикистане и Узбекистане

По словам Беаты Эшмент, центральноазиатские страны придерживаются двух разных позиций по отношению к смене власти в Афганистане: "Туркменистан и Узбекистан выступают за контакты с пришедшими к власти талибами, представители Ташкента даже принимали участие в переговорах с "Талибаном" в Дохе. Таджикистан, наоборот, - противник талибов. "Талибан" является запрещенной в Таджикистане радикальной исламской организацией".

Такое разное отношение к талибам в регионе объясняется несколькими причинами. У Туркмении и Узбекистана - это, прежде всего, ярко выраженный экономический интерес. По данным, которые привела Беате Эшмент, товарооборот между Узбекистаном и Афганистаном составляет 234 млн долларов.

Беате Эшмент, эксперт по Центральной Азии (ZOiS)
Беате Эшмент, эксперт по Центральной Азии (ZOiS) Фото: ZOiS/David Ausserhofer

В основном речь идет об узбекском экспорте, значительная часть которого - электроэнергия. Что касается Туркмении, то она заинтересована в том, чтобы был построен и функционировал проходящий через территорию Афганистана и Пакистана  газопровод ТАПИ, через который туркменский газ будет поставляться в Индию.

Между тем товарооборот Афганистана и Таджикистана в 2020 году составлял только 70 млн долларов, в основном это электроэнергия, которую импортируют Афганистан и Пакистан. Но из-за низкого уровня воды в водохранилищах Таджикистану не хватает электроэнергии даже для собственных нужд. Кроме того, Таджикистан, как и все другие страны Центральной Азии, опасается распространения радикального ислама. И в целом выступает против талибов, хотя на последнем заседании ШОС, которое проходило в середине сентября в Душанбе, президент Эмомали Рахмон согласился с тем, что необходимо искать контакты с ними, указывая на то, что в новом правительстве талибов должны быть представлены все этнические группы, в том числе и таджики.

Важным фактором в Центральной Азии является отношение России к талибам. Кремль рассматривает Центральную Азию, как регион откуда исходит угроза радикального ислама, и с большим вниманием следит за ситуацией на границе центральноазиатских республик с Афганистаном, говорит Беате Эшмент. Слабым звеном в этом отношении является Таджикистан. Поэтому Россия регулярно проводит совместные учения на границе Таджикистана. Проводились они и незадолго до того, как талибы взяли Кабул. Узбекистан же, по мнению России, способен самостоятельно контролировать свою границу с Афганистаном, поскольку ее протяженность не столь велика. У России нет страха перед талибами, у нее есть страх перед радикальным исламом, подчеркивает Эшмент.

Боятся не талибов, а исламизма

Подобный страх есть и у Узбекистана. Подтверждением тому является недавнее сообщение о том, что узбекские власти требуют, чтобы мужчины сбривали бороды. Тем не менее граница Узбекистана с Афганистаном остается открытой, а президент Шавкат Мирзиёев был одним из первых, кто озвучил требование к США разблокировать доступ к афганским счетам после прихода к власти талибов и признать их правительство на международном уровне. Узбекистан не хочет злить талибов, в том числе и в вопросе беженцев, считает Беате Эшмент.

Эвакуация американцами афганских беженцев (5 сентября 2021 год)
Эвакуация американцами афганских беженцев (5 сентября 2021 год) Фото: Kegan E. Kay/U.S. Navy/Planet Pix via ZUMA Press/picture alliance

По ее словам, Ташкент, в принципе, не очень благосклонно относится к беженцам, особенно к беженцам из Афганистана, которые спасаются от пришедших к власти талибов. "Эти люди вынуждены жить в страхе. В первую очередь речь идет о жителях Кабула, которые в течение 20 лет жили в атмосфере свободы", - отмечает Катя Мильке (Katja Mielke), эксперт по Афганистану Международного центра изучения конфликтов (BICC) в Бонне.    

Как подчеркивает сотрудник (ZOiS) Росман Онзори, Узбекистан проводит жесткую политику в отношении беженцев. С точки зрения властей, нелегальный переход узбекской границы является преступлением. Иначе обстоит ситуация с Таджикистаном, который принимает беженцев - в основном из населенных пунктов на севере Афганистана вблизи границы, но не стремится это афишировать. Тяжелое экономическое положение не позволяет ожидать от этой страны большой готовности к принятию беженцев, говорит в свою очередь Беате Эшмент, при этом подчеркивая, что на протяжении последних лет "Таджикистан принял 15 тысяч афганских беженцев, не имея никакой поддержки международного сообщества".

Какую роль играют таджики и узбеки в Афганистане 

По данным Кати Мильке, таджики составляют от 20 до 35 процентов населения Афганистане. От 8 до 15 процентов - узбеки, а затем следует туркмены - до 5 процентов. Хотя, подчеркивает она, в Афганистане никогда не проводилась перепись населения, поэтому к этим цифрам следует относиться осторожно. Появление этих этнических групп в Афганистане связано в том числе и с рядом исторических событий, например, с образованием СССР, раскулачиванием и коллективизацией. 

Заседание Совета Безопасности ООН (фото из архива)
Заседание Совета Безопасности ООН (фото из архива) Фото: Manuel Elias/UN/dpa/picture alliance

В более поздний период прошлого века таджики бежали в Афганистан после гражданской войны в Таджикистане. Они обосновались на севере страны, где их поддерживал афганский полевой командир Ахмад Шах Масуд, рассказывает Катя Мильке, а на границе с Узбекистаном узбеки получили поддержку от Абдул Рашида Дустума. И узбеки Дустума, и таджики Масуда стали частью Северного альянса, который при поддержке США помог свергнуть режим талибов. И после этого, в 2001 году, представители Северного альянса даже входили в правительство Афганистана. После прихода талибов к власти в августе 2021 года на севере страны в Панджерской долине образовался фронт сопротивления талибам. Основную часть его бойцов составляют таджики под предводительством сына Масуда, говорит Катя Мильке.      

Талибы хотят международного признания, они хотят выступить на заседании Генассамблеи ООН в тот самый день, когда они 25 лет назад впервые пришли к власти в Афганистане, говорит Катя Мильке. А Запад хочет, чтобы "Талибан" контролировал радикальные исламские группы на своей территории и не допустил распространения угрозы терроризма. Но, как подчеркивает Беате Эшмент, международное сообщество не должно питать иллюзий о том, что талибы едины в своих взглядах, и что к странам Центральной Азии, включая Афганистан, применимы стандарты западной демократии.   

О приверженности "миру и стабильности в Афганистане, в котором без проблем и дискриминации может распределяться гуманитарная помощь", а также "Афганистану, в котором соблюдают права женщин и девочек, и который не является оплотом терроризма", заявил 22 сентября генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш по окончании переговоров с министрами иностранных дел США, Великобритании, Франции, РФ и КНР в рамках Генеральной ассамблеи ООН, проходящей в Нью-Йорке. По словам генсека, постоянные члены Совета Безопасности ООН призывают талибов создать правительство, в котором "представлены все части населения".

Смотрите также:

Бывший чиновник афганского правительства о талибах

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Марко Бушман

Министры юстиции G7 обсудят военные преступления в Украине

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу