1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Александр Лукашенко на одном из совещаний
Александр Лукашенко на одном из совещаний Фото: Nikolay Petrov/BelTA/AP/dpa/picture alliance

Боится, что его сметут. Зачем Лукашенко еще больше репрессий

Александра Богуславская
27 апреля 2022 г.

Белорусские власти продолжают репрессии, потому что боятся возобновления протестов и не считают, что расправились со всеми "несогласными", считают опрошенные DW эксперты.

https://www.dw.com/ru/boitsja-chto-ego-smetut-zachem-lukashenko-eshhe-bolshe-repressij/a-61605448

Подпишитесь на наш Telegram-канал DW Беларусь!

На недавнем совещании по вопросу обеспечения законности и правопорядка Александр Лукашенко довольно резко высказался в адрес белорусских силовиков за недостаточное усердие в борьбе с так называемыми "экстремистскими" преступлениями, которыми в Беларуси называют вполне нормальные для демократических стран действия вроде участия в мирных протестах или комментариев в соцсетях. "Вы что забыли, что в 2020 году было?", "Все самоуспокоились. Не обольщайтесь!", "Вы разберитесь со своими подчиненными!", - отчитывал Лукашенко глав силовых структур Беларуси и потребовал "системной и вдумчивой" работы. 

В свою очередь Генпрокурор Андрей Швед посетовал, что лишь 50% "экстремистских" преступлений раскрываются - по его словам, имеются факты "волокиты и бездействия" среди силовиков. "​​Есть десятки примеров, когда только после вмешательства прокуратуры были установлены виновные в совершении экстремистских преступлений, которые в дальнейшем понесли заслуженное наказание", - сказал генпрокурор. В тот же день в Беларуси усилились репрессии: у независимых профсоюзов прошли обыски, задержали 14 человек. 

Репрессии не останавливаются, потому что сопротивление не исчезло

Желание Лукашенко усиливать репрессии независимый аналитик Александр Класковский связывает с его пониманием того, что протестные настроения в обществе не искоренены: "Как говорят китайцы, можно вскочить на тигра, а потом попробуй с него слезть. Так и Лукашенко, вскочил на тигра - репрессии и уже не может с него слезть. Он боится, что если немного открутит гайки и начнет играть в вынужденный либерализм, то тут же поднимется волна протестов, которая сразу сметет его режим".

Похожего мнения придерживается и директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров: "Требование продолжать репрессии понятно. Они хотят, чтобы недовольных не осталось и думают, что репрессиями могут справиться с ними окончательно". Впрочем, аресты членов независимых профсоюз политолог не считает усилением репрессий, ведь усиливать их дальше уже некуда - просто теперь в фокус силовиков попала другая часть гражданского общества.

С мнением аналитиков соглашается и представитель объединения бывших силовиков ByPol Александр Азаров. Он считает, что репрессии не останавливаются, потому что идет сопротивление. "Пока власти не уничтожили последнего оппозиционера, они будут применять репрессии. Они думали, что их усилия привели к уничтожению протеста, но люди вышли на рельсовую войну. А рельсовая война - это не просто протест, это реальные действия: белорусы провели десятки акций на железной дороге, что сильно помешало российскому наступлению", - говорит Азаров.  

Силовики могут саботировать расследование "экстремистских" дел

Комментируя слова Андрея Шведа о "волоките и бездействии" в силовых структурах Беларуси, Александр Азаров подтверждает, что большая часть сотрудников следственных органов не поддерживает режим и сопротивляется тому, что их заставляют заниматься политическими вопросами. "Они хотят исполнять свои обязанности, расследовать преступления, а не выяснять кто где флаг повесил. Сотрудники никогда не любили политические дела. Поэтому я не исключаю саботаж среди силовиков", - говорит Швед. 

Андрей Швед
Андрей ШведФото: Maksim Gucheck/dpa/picture alliance

Кроме того, Егоров указывает на пропускную способность системы, которая не может позволить себе больше репрессий. "Есть предел закручивания гаек. Чтобы их увеличить, нужно коренным образом перестраивать систему - поставить репрессии на поток, существенно упростить законодательство, сделать отдельный конвейер для политических преступлений. А сейчас сколько бы Швед ни возмущался, есть просто пропускная способность работы следственного комитета. Я думаю, они и так работают в пределе своих возможностей, а также, очевидно, что не все люди, которые работают в системе, хотят следовать репрессивной логике", - считает Андрей Егоров.

Власти просят ЕС снять санкции, но репрессии не останавливают

Слова Лукашенко о необходимости тщательнее расследовать "экстремистские" преступления прозвучали спустя несколько дней после появления в публичном пространстве письма главы МИД Владимира Макея западным дипломатам. В нем события 2020 года в Беларуси министр называет "неудачной цепью событий", просит ЕС о восстановлении диалога и отказе от санкционной политики. Очевидно, что Запад не воспринял письмо Макея всерьез, слив его в СМИ.

Отвечая на вопрос DW о том, есть ли какая-то связь между желанием властей усилить репрессии и игнорированием Западом письма Макея, Класковский обращает внимание, что сразу после "слива" Лукашенко гневно обрушился на западных дипломатов и даже сравнил их с фашистами: "Вместе с тем неправильно думать, что не будь такого холодного отношения к письму Макея в Брюсселе, то не было бы новых репрессий. Тут логика другая - машину запустили и боятся остановиться, чтобы недовольный народ не воспрянул и не начались новые выступления".

Владимир Макей
Владимир МакейФото: DW/I. Sheiko

Политолог Егоров связывает эту ситуацию с тем, что у разных ведомств разные задачи: "У одних требуют вернуть все как было и прекратить давление, и они как могут это делают. Другим ставят задачу убрать недовольных. То, что одно противоречит другому - это проблема системы. У них нет генерального плана, как выйти из ситуации. Поэтому одни закручивают гайки, а другие пытаются снять санкции. Нелогично, но как есть".

Лукашенко не готов к уступкам

Кроме того, в последнее время в СМИ появилась информация о том, что власти якобы готовят освобождение 300 политзаключенных в Беларуси, среди которых и супруг лидера оппозиции Сергей Тихановский. Егоров говорит, что ко всем слухам надо относиться скептически и напоминает об инициативе Юрия Воскресенского, который год назад готовил список политзаключенных на освобождение, но из этого ничего не вышло.

"Очевидно, что если ничего не происходит с политзаключенными, ничего не будет и с санкциями. Но это должна быть не разовая акция, а процесс освобождения, причем всех политзаключенных. Если массы людей станут выходить, то ЕС будет вынужден реагировать позитивно, но нужно понимать, что речь о снятии санкций пойдет только тогда, когда выйдет последний политзаключенный", - поясняет Егоров.  

Александр Класковский считает, что Минск бесспорно нуждается в разморозке западного вектора на фоне войны с Украиной, потому что Лукашенко неуютно в роли агрессора. "В то же время в том же письме Макея нет даже намека на возможный выпуск политзаключенных. Лукашенко не готов к значительным уступкам, хотя мелкие шаги и возможны. Вопрос в том, насколько на это клюнут западные партнеры, которые, во-первых, убедились, что режим может обманывать, а во-вторых, больше не считают Лукашенко самостоятельной фигурой", - говорит аналитик.

В свою очередь Александр Азаров категорично заявляет, что никаких улучшений отношений с ЕС сейчас Беларуси не нужно: "Это не наш вариант, оттепель пойдет на руку режиму. Они хотят, чтобы ЕС их опять легализовал. Но нам что с того? Нам надо менять режим". 

Смотрите также:

Закончилась ли война для Лукашенко?

Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Одна из центральных улиц Херсона после ракетного удара российских войск

Путин подписал указы о "независимости" двух областей Украины

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу