Экс-комиссар Евросоюза: Украина - зависимая переменная в отношениях ЕС и России | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 26.08.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Экс-комиссар Евросоюза: Украина - зависимая переменная в отношениях ЕС и России

Какую роль играет Россия в отношениях Украины и Евросоюза? Когда Украина сможет стать членом ЕС? В интервью Deutsche Welle бывший комиссар Евросоюза Гюнтер Ферхойген поделился своим мнением на этот счет.

Гюнтер Ферхойген

Гюнтер Ферхойген

Гюнтер Ферхойген (Günter Verheugen) - немецкий политик, социал-демократ, с 1999 по 2004 годы был комиссаром Евросоюза по вопросам расширения, то есть руководил процессом расширения ЕС на Восток, в результате которого в 2004 году членами Евросоюза стали 10 восточноевропейских стран. С 2004 по 2010 год - комиссар ЕС по вопросам промышленности и вице-председатель Европейской комиссии.

Deutsche Welle : Уже более 10 лет Украина напрасно ожидает, что Евросоюз пообещает ей в перспективе стать членом ЕС. Почему этого не происходит?

Гюнтер Ферхойген: Я этого тоже не понимаю. Это противоречит духу и букве европейских соглашений. В них однозначно сказано, что каждая европейская страна, которая способна выполнить определенные требования, может подать заявку на членство в ЕС. Европейские институты поступили бы верно, если бы сказали: "Украинцы, вы - европейцы, вы живете в сердце Европы. Безусловно, у вас тоже есть перспектива членства в Европейском Союзе. Мы готовы помочь вам выполнить необходимые условия". Но именно такого заявления со стороны ЕС пока не прозвучало.

- Почему?

- Мне кажется, что причина кроется в боязни противников расширения ЕС в целом ряде европейских стран. Хотя, возможно, за этим кроется что-то большее. Еще до того, как я начал работать в Брюсселе - то есть во время работы в бундестаге и немецком правительстве - у меня сложилось впечатление, что мы в Западной Европе не воспринимаем Украину исходя из ее собственных исторических, культурных и политических особенностей.

Вместо этого, я думаю, для большинства ведущих политиков западной Европы Украина является зависимой переменной в наших отношениях с Россией. Украину всегда воспринимают лишь в контексте отношений Германии, Франции, Великобритании или в целом ЕС с Россией. Это неправильно. Мы должны рассматривать эти вопросы отдельно. Интерес к будущему Украины должен определяться нашим интересом не к России, а к самой Украине и украинцам.

- Вы хорошо знаете немецкую политику. Как со временем менялось отношение правительства ФРГ к Украине и к ее желанию стать членом ЕС?

- У Германии была последовательная внешняя политика по отношению к Украине. До сих пор позиция федерального правительства была сдержанной. Немецкие политики избегали ситуаций, которые могли бы обнадежить украинцев. Они также избегали разговоров об общей истории, как это было, например, с Россией и Польшей. Очевидно, существует определенная "иерархия жертв", и меня это несколько удивляет. Огромные потери, которые понесла Украина вследствие нападения нацистской Германии и оккупации, "прибавляются" к российско-немецким отношениям, но ведь это украинские жертвы. Этот вопрос в Германии редко поднимается. У меня складывается впечатление, что до сих пор очень сильна старая доктрина: ключевыми являются отношения между Берлином и Москвой. Все, что находится между ними, не так важно.

- Это означает, что Берлин готов учитывать мнение Москвы и не спешить на помощь Украине на пути в Европу …

- Я не могу подтвердить это, опираясь на собственный опыт. Я не могу сказать ни да, ни нет. Но я знаю, что федеральное правительство - и нынешнее, и предыдущее - очень старается избегать каких-либо шагов, которые могли бы восприниматься как поощрение Украины на пути в Евросоюз.

- Что за этим кроется?

- Я думаю, что за этим кроется не что иное, как боязнь немцев. Это страх перед политикой расширения. В немецком обществе опасаются, что членом ЕС станет еще одна большая страна, которая может оказаться источником политических и экономических проблем, а Германии опять придется за это платить. Я не думаю, что эти опасения связаны конкретно с Украиной. Но это - часть распространенного в Германии мнения о том, что, мол, пока в лодке свободных мест нет.

- Когда, по вашему мнению, у Украины появится шанс стать членом Евросоюза?

- Меня об этом уже спрашивали. Я ответил, что, по моим оценкам, в 2020 году этого еще не произойдет. За это на меня обрушился с критикой один известный украинский писатель. Я не сказал, что выступаю против. Я сказал, что это реалистичная оценка ситуации. Мне жаль, но это так. Процессы расширения очень сильно зависят от геополитики. Если на востоке от ЕС произойдут какие-то геополитические потрясения - я этого не хочу, но у меня хватает фантазии представить себе это, - то картина может измениться за одну ночь.

В зависимости от происходящего в мире, стратегический интерес ЕС к Украине может вырасти в одночасье. Если геополитических потрясений не будет, то решающим фактором останется политика Украины и степень доверия к ней ЕС. Но, к сожалению, мой прогноз о том, что в 2020 году мы еще не будем праздновать вступление Украины в ЕС, остается в силе.

Беседовал Роман Гончаренко / Ольга Сосницкая
Редактор: Наталья Позднякова

Архив

Контекст

Реклама