Представитель премьера Грузии по РФ: предлагаем Москве начать разговор | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 12.11.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Европа

Представитель премьера Грузии по РФ: предлагаем Москве начать разговор

Интервью DW с представителем премьера Грузии по РФ Зурабом Абашидзе.

Зураб Абашидзе

Представитель премьера Грузии по РФ: предлагаем Москве начать разговор

Тбилиси настроен оптимистично на возобновление прямого диалога с Москвой. Свое желание налаживать двухсторонние отношения грузинские власти подчеркнули созданием нового поста специального представителя премьер-министра по вопросам урегулирования отношений с Москвой. Эту должность занял опытный дипломат 61-летний Зураб Абашидзе, который в 1993-2000 годах был послом Грузии в странах Бенилюкса, ЕС и НАТО, а в 2000-2004 годах послом в России.

DW: Каковы ваши ожидания от диалога нового правительства Грузии с Россией?

Зураб Абашидзе: Российско-грузинские отношения в тупике, особенно после войны 2008 года и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Между странами нет дипломатических отношений. Официальный диалог осуществляется лишь через формат Женевских переговоров обсуждением вопросов по конфликтным регионам. Между тем существует масса других нерешенных проблем: вопросы региональной безопасности, торговли, гуманитарных отношений.

Россия является нашим приоритетом, и эта "холодная война" должна когда-то завершиться. Мы реалистично смотрим на вещи, понимая, что быстро нормализовать отношения не получится. И если диалог начнется, то это будет сложный разговор. Но желание такое: сохраняя женевский формат, создать новый канал коммуникаций, в рамках которых можно будет обсуждать всевозможные вопросы. Шаг за шагом создавать фактор доверия между сторонами и поэтапно выстраивать честные и прогнозируемые отношения.

- Российская сторона как-то отреагировала на ваше назначение?

- Пока мы слышали положительные реакции со стороны российских СМИ, политиков и экспертов, что тоже неплохой сигнал. Сейчас мы ждем ответа от официальной Москвы. Наша инициатива возобновления прямого диалога будет иметь значение в случае адекватной реакции с другой стороны. Если российская сторона по каким-то причинам сочтет диалог пока нецелесообразным, то и должность в некоторой степени теряет смысл. Мы настроены оптимистично, но особых иллюзий не питаем.

- Смогут ли в Москве воспринимать Тбилиси как равноправного партнера?

- Для нас вопрос так не стоит. Воспринимать нас как Китай или США никто не будет, наша весовая категория в мировых делах намного ниже. Ну и что? Конечно, Россия - огромная страна, может спокойно жить без Грузии и других стран. Грузия тоже выжила без российского газа, покровительства и рынка. Но речь же не о том, как выжить, а о том, как выстроить нормальные отношения с соседями.

Я не согласен с мнением, что мы - маленькая страна с маленьким рынком и нужны России меньше, чем она нам. У нас общие геополитические вопросы и проблемы региональной безопасности. И потом, если мы не важны, зачем держать военные базы в Абхазии и Южной Осетии, зачем нужна была война?

- В Сухуми и Цхинвали работают российские посольства, в Тбилиси - нет. Премьер Грузии подчеркнул, что восстановление дипотношений между странами находится в тесной связи с территориальной целостностью Грузии. Пойдет ли Тбилиси на открытие у себя дипмиссий России при сохранении российских посольств в Сухуми и Цхинвали?

- На данном этапе мы не рассматриваем вопрос восстановления дипотношений. Поскольку это станет легализацией с нашей стороны упомянутой вами реальности, созданной из-за признания Россией Абхазии и Южной Осетии. Сначала наладим диалог, и если он принесет позитивные результаты, займемся вопросом дипотношений. Не стоит забывать, что существуют "красные" линии как у России, так и у Грузии. Россия не готова пересматривать свое решение о признании. А для нас принципиальны вопросы территориальной целостности, суверенитета и свободы выбора в международных делах. Но пока мы дойдем до этих "красных" линий, у нас есть множество вопросов, - например, экономических, гуманитарных, - которые можно решать.

- Грузинские власти одновременно стремятся налаживать отношения с Россией и интегрироваться в НАТО. Совместимы ли эти два вектора?

- Для России НАТО - очень сильный раздражитель. Для нас НАТО - приоритет. Важно понять, сможет ли Москва услышать наши аргументы о том, почему мы хотим в НАТО, сможем ли мы сблизить наши позиции. Может у России есть аргумент, который нас убедит в необоснованности нашего стремления. Нужен честный разговор, и мы настроены на него.

- Наблюдается ли какой-либо прогресс по вопросу об открытии российского рынка для грузинской продукции?

- Когда Грузия дала зеленый свет вступлению России в ВТО, российские официальные лица на самом высоком уровне говорили, что такой шаг мог бы открыть новую страницу в наших отношениях. Думаю, для авторитета такой страны, важно, чтобы заявления выполнялись. Мяч на стороне России. Если у российской стороны не будет желания, то, безусловно, мы не сможем вернуть свой экспорт на российский рынок.

- Вы как-то сказали: "Нашей самой большой ошибкой после завоевания независимости была неправильная оценка фактора России. Это ошибка не только правительства, но и политической элиты, и общества в целом. Мы превратили конфронтацию с Россией в смертельный поединок с элементами театрализованного шоу". Оценивают ли сегодня грузинские власти российский фактор правильно?

- Да, более адекватно и реалистично. Но нужно также время, чтобы грузинское общество смогло воспринимать Россию не только негативно. Я с большим сожалением убеждаюсь в том, что новое поколение почти ничего не знает о России и не владеет русским языком. Когда я работал в Москве, то оптимистично полагал, что взаимная симпатия между народами столь велика, что политическая риторика не перейдет на бытовой уровень. Я ошибался. К сожалению, многое испорчено, но при разумной политике и поведении общества с обеих сторон можно потихонечку исправить отношения.

контекст

Реклама