Новый законопроект об ″иноагентах″ в России. Что с ним не так? | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 18.01.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Новый законопроект об "иноагентах" в России. Что с ним не так?

Российские правозащитники запустили общественную кампанию против законопроекта о работе "иноагентов". Он даст Минюсту право запрещать те или иные действия НКО. А тех, кто ослушается, - ликвидировать.

С 19 января Госдума возобновляет пленарные заседания весенней сессии 2021 года. На одном из них во втором чтении рассмотрят законопроект, который расширит полномочия Минюста по отношению к некоммерческим организациям (НКО), внесенным в реестр "иностранных агентов". Многие НКО уверены: работать в новых условиях будет практически невозможно.

В чем суть законопроекта

До сих пор различные проекты законов об "иноагентах" разрабатывали депутаты или сенаторы. На этот раз небольшой документ в Госдумувнесло правительство РФ. Основное предложение: обязать НКО-"иноагентов" заранее согласовывать с Минюстом все свои мероприятия или программы. Получается, что без согласия ведомства НКО не смогут заниматься своей привычной работой. А тех, кто ослушается, ликвидируют через суд. При этом, судя по тексту законопроекта, перечня оснований для запрета программ и мероприятий нет.

Здание Госдумы

Здание Госдумы

Все это - прямое вмешательство в работу НКО, считает Марина Агальцова, юрист правозащитного центра "Мемориал". "Фактически, Минюст получает право руководящего руля. Это опасно и страшно потому, что правозащитные организации часто работают с последствиями действий государства. Например, с пытками в тюрьмах или похищениями людей сотрудниками ФСБ. А здесь получается, что НКО официально могут сказать, кого они могут защищать, а кого нет", - объясняет юрист.

Марина Агальцова опубликовала петицию против законопроекта, и вместе с другими правозащитниками ведет кампанию в защиту гражданского общества. В частности, она призывает людей, которым помогли НКО-"иноагенты" в России, писать письма с просьбой не голосовать за законопроект сенаторам и депутатам Госдумы, а также публиковать посты в социальных сетях.

Как новый закон помешает работе НКО

Многие бывшие и действующие руководители НКО, с которыми побеседовала корреспондент DW, указывают на "размытость" и "юридическую непрозрачность" текста закона. Например, неясно, насколько заранее нужно согласовывать мероприятия и сколько времени будет у Минюста на ответ.

"Это делает работу организаций практически невозможной. При таком идеологическом согласовании НКО точно не смогут планировать ни долгосрочно, ни краткосрочно", - говорит Анна Ривина, специальный советник коллегии адвокатов Pen&Paper. Ее центр помощи пострадавшим от домашнего насилия "Насилию.нет" в декабре 2020 года включили в реестр "иноагентов".

Министерство юстиции России

Министерство юстиции России

По словам Игоря Кочеткова, правозащитника и бывшего директора программ "Российской ЛГБТ-сети" (также в реестре "иноагентов"), из-за нового закона большинство работающих организаций вынуждены будут вести двойную бухгалтерию. Для Минюста будут одни планы, а для реальной деятельности - совсем другие. "Вместо того, чтобы установитьболее жесткий контроль над НКО, государство этот контроль окончательно потеряет", - уверен Кочетков.

Кроме того, правозащитники указывают, что в самом Минюсте нет экспертов, которые бы адекватно оценили работу НКО. "В любом нормальном обществе НКО занимаются теми проблемами, на которые у государства нет либо ресурсов, либо экспертизы. Сейчас нам предлагают, чтобы те люди, которые некомпетентны в этих сферах, ставили требования для организаций, которые лучше разбираются в том, что и как делать", - говорит она.

Цель нового закона - распространить страхи в НКО

Некоторые из собеседников DW надеются, что новый законопроект не сильно повлияет на работу отдельных НКО. Так, руководитель челябинского диабетического общественного движения "Вместе" (в реестре "иноагентов" с 2018 года) Ирина Исакова считает, что все зависит от политической деятельности проекта. Лично для себя она не видит угрозы в новом законопроекте, так как ее организация - пациентская.

"Мы не имеем к политике никакого отношения. Наши цели и задачи абсолютно совпадают с государственными. Очень хочется демонизировать Минюст, но если подходить здраво… Они же чего боятся? Экстремизма, протестных настроений. А если мы занимаемся помощью больным детям и матерям? Вряд ли Минюст нас как-то застопорит", - пояснила она DW.

При этом она видит риски для своих коллег из других НКО, у которых нет статуса "иноагента". Она переживает, что в будущем они побоятся брать какие-то деньги и пожертвования. Ведь у многих платежеспособных крупных организаций, по словам Исаковой, есть сотрудничество, как минимум, с ближним зарубежьем.

Один из главных эффектов законодательства об НКО-"иноагентах" - это распространение страхов, соглашается Игорь Кочетков. "Люди не знают, за что им "прилетит", и начинают боятся всего. НКО, вероятно, будут уходить в тень. Те, кто не захочет носить этот статус, формально закроются. Но неформальные объединения людей так или иначе продолжать свою работу", - уверен правозащитник.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:37

Зачем Госдума ужесточает закон об иностранных агентах?

 

Аудио- и видеофайлы по теме