1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Руководитель НАЭК "Энергоатом" Петр Котин
Руководитель НАЭК "Энергоатом" Петр КотинФото: Privat

"Энергоатом": "Мы не контролируем безопасность на ЗАЭС"

Игорь Бурдыга
4 марта 2022 г.

О текущей ситуации на Запорожской атомной электростанции DW говорила с Петром Котиным, руководителем НАЭК "Энергоатом", компанией-оператором всех действующих АЭС Украины.

https://www.dw.com/ru/jenergoatom-my-ne-kontroliruem-bezopasnost-na-zajes/a-61022397

Запорожскую АЭС российские войска захватили 4 марта, перед этим несколько часов обстреливая территорию крупнейшей в Европе атомной электростанции. Руководитель НАЭК "Энергоатом" Петр Котин в интервью DW рассказал подробности.

DW: В каком сейчас состоянии Запорожская атомная электростанция, сколько энергоблоков работает и есть ли пострадавшие среди сотрудников?

Петр Котин: Сейчас у нас работает один энергоблок на атомной электростанции (из шести. - Ред.). До начала бомбардировки работали три. В период, когда были обстрелы, мы два энергоблока остановили, потому что реакторные установки к этому времени нужно было перевести в наиболее безопасное состояние - это холодная остановка. Таким образом, мы два блока начали останавливать и переводить в холодное состояние, а один энергоблок у нас до сих пор работает.

Город Энергодар - это преимущественно работники станции и их семьи. Они три дня сдерживали эту колонну российской военной техники на блокпосту на въезде в город и не разрешали оккупантам попасть в город и на территорию станции. Но в конце концов они прошли через людей. Есть ужасные снимки того, что осталось от этого блокпоста. Затем в городе работали диверсионные группы, сейчас они ездят по городу на своих БТР-ах, занимают административные здания. После этого 100 единиц техники, включая танки, ушли на площадку АЭС.

Обстрел Запорожской АЭС, 4 марта 2022 года
Обстрел Запорожской АЭС, 4 марта 2022 годаФото: Zaporizhzhia nuclear power plant/AP/picture alliance

Они начали стрельбу в 1:42, а закончили в 4:30. Все это время непрерывно обстреливали территорию станции. Где-то в 4:30 они выбили защиту, и тогда сопротивление было сломлено, российские оккупанты зашли на территорию станции, и с тех пор Запорожская АЭС работает под контролем оккупационных российских сил.

Они позволили персоналу прибыть на свои места и продолжать работу, затем с ними была согласована смена персонала станции, персонал заменили в 12 часов, предыдущая смена проработала почти сутки под обстрелами.

У нас там работала Нацгвардия, защищала атомную станцию, также работали защитники теробороны. Есть к сожалению потери: трое военнослужащих убиты, два ранены, один - очень тяжело. По непроверенной информации, но с высокой вероятностью, один танк у оккупантов был также обезврежен нашими бойцами вместе с экипажем.

"Акт ядерного терроризма"

- Какое именно здание пострадало во время обстрелов и горело, как видно на распространенном видео?

- Они подошли к административному зданию и проходной на станцию, начали стрелять по админкорпусу, где находится руководство, и также по проходной, через которую заходят грузы и работники. Также зафиксированы выстрелы непосредственно по объектам: один выстрел по первому энергоблоку и также была повреждена так называемая "грязная эстакада", соединяющая энергоблоки со спецкорпусами, по которой идет радиоактивное вещество из блоков в спецкорпусы и наоборот.

Также они стояли непосредственно перед административным зданием и били по зданию учебно-тренировочного центра. Там три корпуса, центральный еще достраивался, и вот они решили именно этот недостроенный корпус уничтожить. И пожар, который виден на видео - это горевшее здание учебного центра.

Самое опасное, конечно, удар по энергоблоку и то, что они сбили эту "грязную эстакаду".

Запорожская АЭС в мирное время (фото из архива)
Запорожская АЭС в мирное время (фото из архива)Фото: Zaporizhzhia nuclear power plant/AP/picture alliance

- Эти выстрелы по критическим местам АЭС, какую угрозу они представляют? Что способны выдержать энергоблоки?

- Как вы видели, внешнее ограждение блока выдержало удар. Энергоблоки рассчитаны даже на падение самолета, но вы не можете рассчитывать, что они долго выдержат, если будет обстрел из тяжелой ракетной артиллерии, как, например, "ураганы" или "грады". Это фактически акт ядерного терроризма, и это впервые в истории, когда была обстреляна атомная электростанция. Вообще никогда такого не было, понимаете! Россия войдет с этим печальным поступком в историю, это очевидно.

- А что с хранилищем отработанного топлива?

- В хранилище находятся 173 контейнера с отработанным ядерным топливом. Это очень много материала, если бы они попали туда, последствия были бы непредсказуемы. Выброс ядерного материала в воздух означал бы радиационную аварию. При чем ветер сейчас дует именно в Россию, в сторону Ростовской области, поэтому это просто глупо! Радиационное облако пошло бы на них, туда, на Ростов.

- Учитывая характер обстрелов, это было вероятно? Или у них есть карта объекта и по хранилищу не стреляли осознанно?

- Конечно, они совершенно не понимают, что делают, это следует из их поступков.

"Требуем демилитаризованных зон"

- Сейчас оперативное управление станцией вам подотчетно? Вы контролируете процессы?

- Мы получаем информацию со станции. И контролируем в пределах диспетчерских задач: догрузить, разгрузить. Мы не контролируем в полном объеме ядерную и радиационную безопасность, так, как должны ее контролировать как эксплуатирующая организация.

- Какие риски это несет?

- Сейчас радиационный фон в норме на станции, потому что работает только один блок. Принимается решение, что делать дальше. Оккупанты поставили задачу руководству станции расчистить завалы и выставить охрану. Менеджмент станции работает практически под дулами их автоматов. Начиная с шести утра, такая ситуация и на станции, и в самом городе Энергодар, а потому все заявления, которые звучат от мэра, и от станции - они идут под дулом автоматов, и не нужно им доверять. Там очень много ерунды, о которой россияне заставляют их говорить.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем обращении к МАГАТЭ. Как на него отреагировали?

- Мы постоянно на связи с господином Гросси (генеральный директор Международного агентства по атомной энергетике Рафаэль Мариано Гросси. – Ред.), я его информирую о развитии ситуации. Он получает информацию из других источников: и от Госинспекции ядерного регулирования, и от министра энергетики. И премьер-министр Шмыгаль с ним находится в контакте.

Гендиректор МАГАТЭ Гросси на пресс-конференции по ситуации на ЗАЭС, 4 марта 2022 года
Гендиректор МАГАТЭ Гросси на пресс-конференции по ситуации на ЗАЭС, 4 марта 2022 годаФото: Lisa Leutner/AP/picture alliance

Господин Гросси собирает заседания, на которых пытаются принять соответствующее решение. Вчера мы предоставили свое заявление - общее от министра, меня и государственного регулятора. Один из важных пунктов этого заявления: установление демилитаризованной зоны для любых военных формирований в 30-километровых зонах вокруг АЭС и запрет любых военных действий в этой зоне.

- Это значит также, что и украинским войскам нельзя заходить в такую ​​зону? Они не будут отбивать Энергодар?

- Конечно, нет. Это касается только захватчиков и никак не касается украинских войск, которые по закону обязаны защищать наши атомные объекты.

- В какой ситуации оказались жители города Энергодар? Известно ли вам что-нибудь об обеспечении города электричеством, водой, едой, лекарствами?

- Когда они вошли, не было света и воды в городе из-за обстрелов. Они попали ракетой в жилой дом, многоэтажку на улице Каштановой и в школу №2. Вчера вечером над Энергодаром очень много ракет летало. Люди после этого ждут помощи.

Гражданские жители пока не могут покинуть город, въезды и выезды из города перекрыты, часть российских войск находится в самом городе, часть за его пределами, и фактически блокируют Энергодар. Конечно, я уверен, весь персонал и все жители города ненавидят агрессора и делают все, чтобы агрессор убрался из их города.

Я получаю много смс от своих друзей, патриотов города Энергодар, которые просят: спасите нас, выбейте захватчиков из нашего города. Конечно, это нужно делать.

Смотрите также:

Война в Украине: пожар на АЭС и угроза гумкатастрофы

Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Украинские солдаты в Лимане

224-й день войны: ВСУ наступают на юге и на севере фронта

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу