Что происходит на оккупированной военными РФ части Луганской области | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 18.05.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Что происходит на оккупированной военными РФ части Луганской области

С марта большая часть Луганской области Украины находится под контролем захвативших ее российских военных. Как изменилась жизнь украинцев на этой территории - в рассказах очевидцев.

Деревья на фоне колючей проволоки в районе Луганска

Вооруженные силы Украины сейчас контролируют только десятую часть Луганщины

Нехватка денег, охота на проукраински настроенных лиц, террор и запугивание - со всем этим приходится сталкиваться украинцам, проживающим во временно оккупированных районах Луганской области. Населенные пункты, в которых находятся собеседники DW, активные боевые действия обошли стороной, но оставшиеся там люди вынуждены подчиняться правилам, установленным  российскими военными. DW публикует несколько рассказов об их жизни в новых условиях.

"Самых активных сажают в подвал" 

Александра*, жительница поселка неподалеку от Сватово:

"24 февраля мы проснулись от взрывов, и в голове промелькнуло слово "война". Это было страшно. Наш поселок небольшой, поэтому изменения мы почувствовали сразу. На второй день войны у нас взорвали мосты, чтобы остановить продвижение колонн российской техники. Впрочем, мы живем неподалеку от границы с Россией, поэтому это оказалось бесполезным - они прошли по другому маршруту, и мы увидели колонны до 120 единиц российской техники, проехавшей мимо нас на юг области.

В наш поселок оккупанты вошли в начале марта. В целом, реакция местных была неоднозначной. Некоторые откровенно радовались, некоторым безразлично, какая власть, но многие возмутились, сопротивлялись, хотя особо противоречить было нельзя, потому что накануне в соседних городах, как говорили, стреляли в тех, кто протестовал против захватчиков. Наиболее активных (тех, кто выступает против российских войск. - Ред.) сажают в подвал, как говорят сами "освободители", на "перевоспитание".

К тем людям, которые не сопротивлялись, русские военные относились вежливо. Сразу сняли украинские флаги, но свои не повесили. Со временем руководство нашего поселкового совета уехало, потому что понятно, что им оставаться опасно. С тех пор у нас до сих пор не работает сельсовет.

В середине марта пропала связь, причем сразу всех операторов. Интернет тоже, но у некоторых впоследствии появился. Каким-то образом люди находили связь, звонили по телефону, а потом получали угрозы, поэтому говорят, что здесь все прослушивают. Заставляют переводить часы на русское время, но я пока не поддаюсь. Предприятия - кто как работает, магазины, поликлиника по российскому времени, полная анархия.

В оккупированном РФ Сватово, 23 апреля 2022 года

В оккупированном РФ Сватово, 23 апреля 2022 года

С первых дней оккупации люди начали скупать все с полок магазинов. Возможности привезти товар сначала не было. Ни хлеба нельзя было купить, ни муки. К тому же военные запретили выставлять на продажу украинскую продукцию, только товар из так называемых "ЛДНР" и России. Местные привыкли к своему (украинскому товару. - Ред.), очень трудно перестроиться. Особенно это касается лекарств, ведь качество российских ниже, а цена выше, и люди страдают из-за того, что у них нет нужного эффекта. Но хоть что-то завозят, и на том спасибо.

Все подорожало почти в два раза. В дефиците канцелярские товары, средства гигиены. Здесь в основном живут пенсионеры, наличные деньги у многих давно закончились, ведь они получали пенсии по почте, а в последний раз это было еще в феврале до начала вторжения. Выживают благодаря запасам овощей, домашним консервам, некоторые голодали. После того, как начали оформлять российские пенсии, продавщица местного магазина начала давать продукты взаймы. Говорят, что гривны можно будет использовать до конца года. Если платишь в гривнах, сдачу дают в рублях по курсу 2,5 рубля к гривне.

Банковская система не работает, снять наличные деньги или рассчитаться картой невозможно. В Сватово особенно сообразительные обналичивали деньги с карт под 20 процентов. Это огромная комиссия, но люди идут на все, чтобы выжить. В общем односельчане начали продавать все, что у кого немного лишнее - картофель, яйца. Все понимают, что лето будет сложным - поля заминированы, ничего не сеется.

Гуманитарку давали только один раз, преимущественно беженцам, остаток раздали пенсионерам. На днях начали выдавать пенсию, всем одинаковую - 7884 рубля в месяц (около 3700 гривен, минимальная пенсия в Украине на декабрь 2021 года - 2600. - Ред.). Кстати, платят сразу за три месяца, во время которых не платили до этого. Очереди за деньгами огромные, люди стоят по полдня. В целом в Сватово очереди везде - к машинам, которые чем-то торгуют, в банки, аптеки. Все это напоминает Советский Союз. 

В начале апреля военные так называемой "ЛНР" начали охоту на ветеранов АТО, военных, охотников, их семьи. Выходили на них в частности через "стукачей". Перерыли все в их домах, угрожали автоматами, наводили танки, отбирали оружие, патроны, искали военную форму. Тех, кого забирали, пытали - одного моего знакомого, по словам его родственников, подвешивали ногами вверх и били. Есть такие, кто уже больше месяца не может найти родных - не знают, живы они или в плену. 

На улице оккупированного войсками РФ Старобельска, 1 марта 2022 года

На улице оккупированного войсками РФ Старобельска, 1 марта 2022 года

Более половины молодых людей из поселка уехали и до сих пор пытаются уезжать. Пока уехать возможно только в РФ. В Украину - только через Россию, Эстонию или Латвию, потом через Литву, Польшу и тогда уже домой. Многие уехали за границу. Потому что здесь принудительно забирают в армию так называемой "ЛНР", кто не уехал  прячутся.

Учителей в школах поставили перед выбором - либо учить по российской программе, либо вон. Детям объявили, что все будет постепенно переходить на русский язык. Из всех классов изъяли учебники истории Украины, как объяснили - на утилизацию. В Сватово обстреляли новую, еще недостроенную украинскую церковь. Постреляли иконы, многие из них украли.

В нашем поселке боев не было и нет. Но очень слышны боевые действия вокруг. Каждый день над нами летают самолеты и вертолеты, в последнее время настолько низко, что я вижу в вертолете военного с автоматом. Многие напуганы, некоторые постоянно живут в погребе в страхе". 

"Остались без заработка, деньги заканчиваются, что дальше - непонятно" 

Анна*, жительница села поблизости от Старобельска:

"Наш поселок в оккупации с середины марта. Тогда к нам без боев зашли колонны российской техники. Поснимали украинские флаги, но свои не повесили. Военные сразу начали ходить по домам, проверять, не прячется ли кто. Смотрели все - дома, погреба, чердаки. Прицепились к моему мужу, наставив на него пистолет, с вопросом почему он не воюет, но в армию принудительно не забрали. Это были военные так называемой "ЛНР", ведь, увидев мою луганскую прописку, один сказал мне, что он мой сосед.

В поселке их особо не видно, преимущественно они здесь проездом в Старобельск, но местных не терроризируют, несмотря на то, что люди в основном разговаривают на суржике. Я пытаюсь обходить военных, не хочу с ними контактировать. Всюду обустроили блокпосты, проверяют паспорта.

Несмотря на оккупацию, в основном люди остались. Семья военных, ветеранов войны в Донбассе выехали сразу. В Старобельске и окрестных селах появилось много переселенцев из Северодонецка, Лисичанска. К тому же мы все друг друга знали, постоянно здоровались, теперь много незнакомых людей, поэтому никто ни с кем ничего не обсуждает, боятся. Мы теперь как на баррикадах.

Перемещенные лица в автобусе, который движется в направлении Старобельска, 23 марта 2022 года

Перемещенные лица в автобусе, который движется в направлении Старобельска, 23 марта 2022 года

Полсела - проукраински настроенные люди, полсела "переобулось". Даже были желающие вступить в армию так называемой "ЛНР". Но вообще здесь царит такое настроение: неважно, какая власть, лишь бы было тихо и не стреляли. Когда власть изменилась, некоторые уволились из сельского совета, а некоторые остались работать, в том числе и председатель. В Старобельске они поставили своего ставленника.

С начала апреля отключили связь всех украинских операторов. Многие купили сим-карты оператора из ОРДЛО "Лугаком". К счастью, работает местный интернет, но долгое время было очень плохое соединение, сейчас уже получше. Люди ходят друг к другу, чтобы связаться с родными. Недавно вышел приказ, что будут проверять на улицах телефоны. Теперь могут забрать на 15 суток только за то, что кто-то общается с родственниками, которые на подконтрольной Украине территории.

По телевизору только российские и луганские каналы, радио из так называемой "ЛНР". Недавно запретили Facebook, пользуюсь теперь с помощью VPN, потому что это единственный канал связи с внешним миром. Но все переписки сразу удаляю и телефон оставляю дома. Цены просто ужас, космос даже по сравнению с Луганском, откуда преимущественно привозят товар. Все подорожало примерно на 20-30 процентов. У нас, например, яйца - 36 гривен, а в Луганске 60 рублей, курс (местный российского рубля к гривне. - Ред.) - один к двум. Там самые дорогие сигареты стоят 150 рублей, у нас около 200 рублей за пачку. 

Рассчитываться можно и гривнами, и рублями. В магазинах товара уже много, но качество продуктов очень среднее. Некоторый товар - откровенное дерьмо, например, мороженое и хлеб. Та же ситуация с лекарствами. Люди буквально охотятся за остатками украинских медикаментов, ведь русские хоть и дешевле, но вообще не эффективны. Трудно найти успокоительные, перекись водорода, на это большой спрос. Газ и электроэнергия - копеечные, 3,27 рубля за куб, электричество - вообще рубль с копейками. Люди на это и ведутся. Но перебои с электроэнергией постоянны, бывает, что отключают свет на сутки. 

Боец самопровозглашенной ЛНР возле захваченной райадминистрации в Старобельске, 12 марта 2022 года

Боец самопровозглашенной "ЛНР" возле захваченной райадминистрации в Старобельске, 12 марта 2022 года

Рассчитываться картой в продуктовых магазинах невозможно. Терминал есть только в местной "наливайке". С наличными у всех проблемы, ни один банкомат не работает, поэтому деньги на банковских картах просто зависли. Когда в магазине хозяйственных товаров временно можно было рассчитаться через терминал, люди набирали все, что только можно - от лопат до белья и носков, чтобы хоть куда-то потратить деньги. Потому что нас пугали, что они просто сгорят на украинских картах.

Из-за того, что в Луганске дешевле, многие ездят туда закупаться. Для этого получают пропуска. В город пустили поезд, на машинах ездят. Но там тоже только наличный расчет. Пенсионерам уже выдали российскую пенсию, всем одинаковую - около 7500 рублей. Паспорта российские пока принудительно не оформляют, но желающие могут это сделать в Луганске.

Работы здесь просто нет. Раньше ее было сложно найти в селе, сейчас просто нереально. Многие приезжие готовы работать хоть за хлеб. Из-за отсутствия возможности заработать люди едут работать в Россию, потому что больше никуда отсюда уехать нельзя. Наша семья осталась без заработка, деньги заканчиваются, что дальше - непонятно. Куда-то двигаться - страшно, потому что с луганской пропиской велик риск того, что заберут мужа в армию.

Школы не работают, учителя сбрасывают домашние задания, потому что настроить дистанционное обучение невозможно из-за отсутствия устойчивой интернет-связи. В нашей школе заменили директора на своего. Но учителя принципиально не согласны работать по их сценарию, поэтому пока держатся и продолжают обучать по украинской программе. Наша учительница надеется, что до сентября все решится, но говорит, что в случае чего уволится. Родители преимущественно тоже против обучения по российской программе, но впереди - неизвестность.

Я свою дочку готовлю к тому, что, вероятно, уже не будет украинских праздников в вышиванках, осторожно ей обо всем рассказываю, потому что переживаю, что может взболтнуть лишнего на улице.

С одной стороны - хорошо, что в нашем поселке не стреляют, только самолеты постоянно летают и бои слышны вокруг, но психологически это все очень тяжело. Постоянно на нервах, в напряжении - что дома, что на улице. Нет ощущения безопасности. Сначала мы не уехали, потому что думали, что нас это обойдет стороной, надеялись, наверное, на чудо. Сейчас я уже хоть бы птичкой улетела отсюда, но уехать в Украину нереально. Если сначала переживали за имущество, хозяйство, то сейчас я готова при первой возможности эвакуироваться. Лишь бы она только появилась".

* Имена изменены из соображений безопасности

Смотрите также:

Смотреть видео 07:42

Битва за Донбасс: западные эксперты о новых целях Путина в Украине

Аудио- и видеофайлы по теме