После вынужденного отъезда: как живут белорусские студенты в Германии? | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 21.03.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

После вынужденного отъезда: как живут белорусские студенты в Германии?

Многим студентам из-за преследований пришлось покинуть не только вуз в Беларуси, но и страну. Некоторые из них пытаются начать новую жизнь в Германии и даже помогать украинцам. DW поговорила с тремя белорусами.

На одной из студенческих акций протеста в Минске, 2020 год

На одной из студенческих акций протеста в Минске, 2020 год

Все трое героев этой статьи еще недавно учились в Минске. Сегодня они вынуждены продолжать обучение в Берлине, Тюбингене и Дрездене - привыкать к новой жизни и преодолевать препятствия. Как им это удается, и сказывается ли на них война в Украине?

Паулина: БГУ - Берлинский университет имени Гумбольдта

"Для меня было важно выходить на улицу, выступать против насилия, против того, что люди закрывают глаза на это", - говорит в интервью DW Паулина. В Белорусском государственном университете (БГУ) она изучала коммуникативный дизайн и должна была перейти на третий курс. Принципиальная позиция побуждала ее участвовать в протестах в Минске, не остановили и угрозы администрации вуза отчислить всех, кто не перестанет выходить на акции, включая студенческий марш 1 сентября 2020 года: "Я сразу решила пойти и забрать документы".

Но переломным моментом для Паулины стало ее задержание 15 ноября после акции в память о Романе Бондаренко в минском дворе "Площадь перемен". "Его убийство меня больше всего шокировало. Он тоже был художником, как и я. Была красивая акция, много цветов, свечей. В воздухе стояла скорбь. Но через некоторое время нас стали брать в оцепление", - вспоминает девушка. Ей с двумя друзьями поначалу удалось отбежать в сторону, откуда они наблюдали, как людей прогоняют  дубинками через "живой коридор" и грузят в автозаки.

В какой-то момент силовики добрались и до них. "Меня повели в отдельный бус. Один из силовиков сказал: "Ну что, поедем в лагерь смерти?" В бусе была я одна и трое омоновцев. Меня начали бить по лицу и в живот, а затем перевели в основной автозак", - голос девушки дрожит. Она провела около 12 часов в Центральном РУВД. Затем последовали суд и штраф. Восстановиться помогали сеансы психотерапии и искусство: в своих картинах Паулина изображала то, что пережила. Но оставаться в стране ей было психологически сложно.

Картина Паулины Das Verstummen (c нем. Онемение) передает атмосферу в день ее задержания в Минске

Картина Паулины "Das Verstummen" (c нем. "Онемение") передает атмосферу в день ее задержания в Минске

Девушке удалось уехать в Германию на два месяца по программе волонтерства: "Мне это помогло понять, что есть какой-то вариант выбраться из всей этой системы и начать жить по-другому". Позже минчанка получила согласие фонда GFPS на стипендию для обучения в Германии. Зная немецкий язык, она подала документы в несколько вузов. Берлинский университет Гумбольдта отозвался первым. Осенью 2021 года Паулина начала изучать искусство на отделении бакалавриата. Стипендия рассчитана только на один семестр, поэтому девушке приходится подрабатывать. Оказывают ли в вузе помощь студентам из Беларуси, она не слышала.

"Несколько раз я писала мейлы с объяснением моей ситуации, например, когда были проблемы с документами, которые долго не идут из Беларуси, но никто не вникал. И мне показалось, что, возможно, это лишнее, и в университете об этом больше не заявляла", - делится Паулина. При этом среди немецких студентов она встречает интерес и сочувствие: "Когда я говорю, что из Беларуси, все в курсе, им даже не приходиться объяснять, что и как было".

Сейчас Паулина старается помочь тем, кому приходится бежать из Украины из-за войны. Она работала волонтером на польско-украинской границе, организовала акцию по сбору денег и оказывает поддержку украинцам в Берлине. Соучастие режима Лукашенко в войне на отношении к ней как белоруске не сказалось, говорит студентка: "Но стало сложнее говорить о своей боли и пережитом мной, потому что кажется, что люди в данной ситуации воспримут это неправильно".

Светлана: МГЛУ - Тюбингенский университет

Минчанка Светлана (имя изменено по просьбе собеседницы) пытается обустроится в Тюбингене на юге Германии. Для нее, студентки Минского государственного лингвистического университета (МГЛУ), 2020 год был выпускным: "Мы уже были на финишной прямой и каждый раз, когда выходили на протесты, нам угрожали исключением". По окончании переводческого факультета Светлана планировала поступать в магистратуру. "Но после того, что произошло в Минске, я не могла продолжать там учиться из-за атмосферы, учиться у людей, которые поддерживают режим", - признается она.

Инфографика: репрессии в отношении студентов и преподавателей в вузах Беларуси

Чтобы увеличить, нажмите на картинку

1 сентября 2020 года, когда силовики разогнали студенческий марш, девушка называет одним из самых тяжелых дней - физически и морально. После этого Светлана вместе с другими студентами пытались выразить протест пением в фойе МГЛУ. "4 сентября нас было человек 30-40 и администрация. Силовики ворвались в здание, арестовали мальчиков. Был задержан мой друг. Ко мне подошел один из людей в черном и сказал уходить, иначе он меня тоже задержит. Потом нашу группу - а у нас половина участвовала в протестах - включили в какой-то список. Старосту вызывали к декану, - вспоминает Светлана. - У меня был большой страх, что могут задержать. До сих пор снятся кошмары, что я в Беларуси и не могу оттуда выехать, что меня сейчас арестуют и я не знаю, куда бежать спасаться".

Когда Светлана узнала от инициативы "Честный университет" о возможности посещать онлайн-курсы немецких университетов, она долго не раздумывала. Так, Тюбингенский университет организует подготовительный курс по программе TÜ-VIPP. "Мне он подходил по специальности, потому что включал и межкультурное общение. Я подала документы, и меня взяли", - рассказывает девушка.

После двух семестров дистанционного обучения она поняла, что уже немного знает вуз и преподавателей, и решила изучать англистику в здешней магистратуре. Решение далось легче с учетом того, что в Тюбингене в числе первых стали говорить о ситуации в Беларуси и оказывать помощь тем, кто попал под репрессии. "Со мной все время поддерживали связь. Дали финансовую помощь на первый семестр от университета, чтобы мне было проще обжиться и податься на стипендию. Международный офис помог мне найти комнату для аренды", - говорит девушка.

В университете, по ее словам, не все студенты знают о проблемах в Беларуси, но при каждой возможности Светлана старается рассказать о происходящем в стране, по которой очень скучает. "Вера в добро и в то, что все может быть по-другому, стала катализатором, который привел к тому, что люди вышли на улицу. Это как будто другие белорусы вышли. Когда иностранцы приезжают, они спрашивают, почему мы никогда не улыбаемся. А нет поводов. Хочу, чтобы у белорусов была возможность не прятать то, какие они есть, и этим добром как-то менять ситуацию", - загадывает девушка. Ее не оставляют равнодушной и события в Украине. В Тюбингене и Штутгарте она ходила на демонстрации против войны, где также познакомилась с другими белорусками, которым пришлось уехать по политическим причинам: "Умные, светлые, образованные и честные люди - самые лучшие уезжают из страны".

Александр: БГУ - Дрезденский технический университет

Александр из Молодечно успел окончить БГУ по специальности "география и демография" до протестов и подключился к первым акциям солидарности. На одной из них 14 июня его с другом задержали. Друг до сих пор находится в тюрьме, а для Александра все обошлось штрафом. Он продолжал участвовать в мирных протестах, пытался зарегистрироваться наблюдателем, подписывался в БГУ на листах против насилия, вставал на одиночный пикет.

Причиной было желание что-то изменить. Например, устаревшую систему образования: "Это заметно и по системе распределения, которая является неформальной формой рабства. Также ситуация с армией - хотя я посещал военную кафедру, я должен был служить полгода вместо того, чтобы развиваться. Кроме того я был наблюдателем на местных выборах в 2017 году и видел своими глазами фальсификации. А самым главным триггером была ситуация с коронавирусом. Люди стали объединяться и сами решали проблему. Зачем тогда такая власть?"

В октябре началось давление, рассказывает студент. Стали звонить из Молодечненского РУВД, вызывать на разговор. Позже участковый пришел домой к Александру и потребовал написать "ознакомился" на документе, где было сказано, что повторные действия будут считаться экстремизмом. Кроме того Александра должны были забрать в армию - несмотря на перенесенную за месяц до этого операцию и хромоту. "Учитывая все вместе взятое, я решил сразу же уехать", - рассказывает молодой человек.

Помогли Александру друзья из Дрезденского технического университета, с которыми он познакомился во время совместного проекта по развитию демократии. "Они поручились за меня, помогли зачислить студентом по обмену, хотя никакого обмена по сути нет, и даже получить стипендию от фонда GFPS на один семестр для прохождения языковых курсов", - рассказывает молодой географ. Александр получил комнату в общежитии и сейчас интенсивно учит немецкий, чтобы поступить в магистратуру уже на регулярной основе.

Пока в его ситуации ясности нет - виза заканчивается в марте. При этом следователь продолжает давить на родителей парня. В Дрездене ему оказывают поддержку в бюрократических вопросах, а также морально. Проявления враждебности на фоне войны в Украине он не наблюдает: "У меня много знакомых украинцев, которые знают мою личную историю и историю Беларуси. Так что пока никакой ксенофобии я не наблюдаю".

Смотрите также:

Смотреть видео 13:47

"Этот позор нам предстоит смывать": Что говорят белорусы о нападении России на Украину

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме