Роза Отунбаева: Таможенный союз - это наше жизненное пространство | Киргизия | DW | 02.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

Роза Отунбаева: Таможенный союз - это наше жизненное пространство

Бывший президент и министр иностранных дел Киргизии Роза Отунбаева рассказала в интервью DW о положении в республике и проблемах на переговорах о ее вступлении в Таможенный союз.

Роза Отунбаева

Роза Отунбаева

По приглашению немецкого Фонда имени Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) в Германию приехала бывший президент и министр иностранных дел Киргизии Роза Отунбаева. В конференц-зале фонда она прочитала лекцию о политическом и экономическом положении в республике, а затем ответила на вопросы корреспондента DW. Роза Отунбаева, в частности, рассказала о проблемах на переговорах о вступлении Киргизии в Таможенный союз.

DW: Госпожа Отунбаева, выступая в Берлине, вы много говорили об успехах в деле укрепления парламентской демократии в Киргизии. Вместе с тем некоторые наблюдатели - и в самой стране, и за рубежом - не исключают варианта очередной политической дестабилизации. Как вы оцениваете ситуацию?

Роза Отунбаева выступает в немецком фонде имени Фридриха Эберта

Роза Отунбаева выступает в немецком фонде имени Фридриха Эберта

Роза Отунбаева: Демократии, тем более парламентской, всегда присуща определенная нестабильность. Но не следует делать из этого вывод о риске новой революции. У нас в парламенте пять фракций, они и решают все проблемы в Киргизии. Власть президента лимитирована. Часть ее перешла в правительство, часть - к парламенту. Теперь не так, что один царь правит в стране. Существует созданная нами система сдержек и противовесов. Но мы хотим большего - сделать так, чтобы парламентские фракции были более стабильными и сохранялись все пять лет.

Наш парламент работает уже три года - хоть с ухабами и разъездами в разные стороны, но держится. Один раз только был правительственный кризис. Сейчас на повестке дня стоит очень серьезный вопрос - проблема Кумтора (месторождение золота в Киргизии, третье по запасам в мире. - Ред.), который покрывает 15 процентов бюджета. Шум, который доносится по этому поводу, наверное, и наводит на мысль о некоторой нестабильности.

- Вы были первым и пока единственным президентом Киргизии, который мирно и добровольно передал власть преемнику. Вы уверены, что и действующий глава государства поступит также?

- Да, президент не раз говорил, что уйдет в положенный срок. Президент привержен тем задачам и целям, которые мы поставили в апреле 2010 года. Он - один из авторов новой конституции, и я уверена, что он, безусловно, вовремя сложит полномочия.

- После тех событий, о которых вы говорите, Запад уделял Киргизии довольно много внимания. Теперь интерес к вашей стране заметно поубавился. Вы разочарованы? Чего вы ожидаете, например, от Евросоюза?

- Европейский Союз совсем недавно, в ходе визита нашего президента в Брюссель вновь заявил, что Центральная Азия и в первую очередь Киргизия останется на его повестке дня. Здесь, в Берлине, в офисе главы правительства мне говорили, что канцлер ФРГ заявляла, что как только она переизберется, будет обязательно помогать нашей стране. В Германии говорят о демократическом характере развития Киргизии, готовы нам помогать. В ЕС много стран, но если хотя бы ведущие из них, такие, как Германия, объявят такой курс своим приоритетом, то нам этого будет достаточно.

- Половина внешней торговли Киргизии приходится на Китай. В политическом отношении, однако, Бишкек больше ориентируется на Москву. Какими вам представляются отношения в этом треугольнике?

- Вполне адекватными. Мы имеем тысячу километров общей границы с Китаем. Через нашу страну проходят транзитные пути китайских товаров в Узбекистан, в Россию. Наши люди задействованы в этой торговле. Но наша внешняя политика очень тесно связана с Россией. Нас объединяют история, культура, язык.

- Киргизия ведет переговоры о вступлении в Таможенный союз. На какой эффект вы рассчитываете от участия в ТС?

- Я считаю, что свободное передвижение товаров, услуг, рабочей силы, финансов, то есть то, что предполагает Таможенный союз, все это для нас исключительно привлекательно и важно. Это наше жизненное пространство. Мы понимаем, что присоединение к ТС - это сложный процесс. Нам придется за многие позиции драться. Киргизия уже давно в ВТО, есть сложившиеся хозяйственные связи со многими другими странами, входящими в эту организацию.

Регион же ТС - неровный, есть члены ВТО, а есть и не члены (Казахстан и Беларусь не входят в ВТО - Ред.). Плюс Китай, который является основным торговым партнером для многих стран Центральной Азии, в том числе для Казахстана, а также для России. Переговоры о вступлении в Таможенный союз будут еще идти, и мы уже видим довольно много подводных камней.

- Что вы имеете в виду?

- Нас просто так не принимают в Таможенный союз. В свою очередь мы видим, что ТС - это не манна небесная. Казахстан, например, оказался наводнен белорусскими продовольственными товарами, которые дешевле и вкуснее. Некоторые казахстанские предприятия уже, что называется, пали.

Мы также столкнемся с очень сильными конкурентами. Китай, который, казалось бы, только наводняет нас своими товарами, у нас тоже хочет покупать продовольствие. Так что нам надо делать выводы и готовиться.

- Последний вопрос, госпожа Отунбаева, об Афганистане. Какие последствия вы ожидаете для Киргизии, когда в 2014 году из Афганистана уйдет военный контингент международной коалиции?

- Нас в первую очередь беспокоит не закрытая плотно граница с Афганистаном. Трафик наркотиков, оружия, моджахедов - все это вещи вполне предсказуемые. Мы такой перспективой обеспокоены, поднимаем готовность наших пограничных войск на должный уровень. Кроме того, надо дать и людям возможность зарабатывать не на наркотиках, а на чем-то другом.

Реклама