″Моя профессия - сапер″ / Самая загадочная книга | Читальный зал | DW | 01.07.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

"Моя профессия - сапер" / Самая загадочная книга

23.06.2004 Трагическая статистика показывает: в 60 странах мира каждый год от мин погибают около 25 тысяч человек – не солдат, а мирных жителей...

default

Как известно, саперы ошибаются один раз...

Сегодня мы познакомим вас с двумя книгами, одна из которых вышла совсем недавно в немецком издательстве «Krüger», а вторая увидела свет неизвестно когда и где. Тем не менее, как раз сейчас о ней – об этой второй книге – снова заговорили, потому что как будто появилась возможность разгадать её многочисленные тайны. Но сначала – о другой книге, в которой загадок куда меньше, но и банального очень мало. Хотя бы потому, что написана она женщиной, которая несколько лет проработала сапёром. «Моя профессия – сапёр», – так называется эта книга. Её автор – Вера Боле – рассказывает не только об особенностях профессии, но и о тех трудностях, с которыми ей, женщине,– пришлось столкнуться, будучи всегда в окружении только коллег-мужчин.

Трагическая статистика организации «Люди против мин» показывает: в 60 странах мира каждый год от мин погибают около 25 тысяч человек – не солдат, а мирных жителей. Из пятнадцати немецких саперов, работающих по всему миру, Вера Боле - единственная женщина. Почему же она решила заняться этим, казалось бы, совершенно не женским делом?

Вера всегда была человеком, охотно идущим на риск. Еще студенткой она пешком прошла весь Мадагаскар, путешествовала по Монголии. Она всегда интересовалась техникой и поэтому, закончив университет по специальности «театроведение и кинематография», стала работать на телевидении монтажером.

В середине девяностых Вера проходила стажировку в Сомали, в корпункте немецкого телеканала ЦДФ. Тяжелое положение беженцев потрясло ее. Она ушла с телевидения и стала искать возможности непосредственно помогать людям, пострадавшим от войн: в составе гуманитарных миссий, например. Но потом увидела в газете заметку, в которой шла речь о единственной в Европе школе по подготовке гражданских сапёров – в Дрездене. Там она прошла полный курс обучения и в июне 2000 года уехала в Косово от немецкой гуманитарной организации “Help”. В своей книге Вера Боле пишет, что с первого дня своего пребывания там она почувствовала: она делает именно то, о чем мечтала. В отличие от солдат миротворческого контингента ООН, которые занимались разминированием стратегически важных участков, Вера очищала от мин заброшенные деревни и заросшие бурьяном поля.

До войны на севере Косово, куда была направлена Вера, жили сербы. Потом они бежали, спасаясь от опасности. Теперь мечтали вернуться. Но была опасность, что деревни заминированы. Проверить это и было поручено Вере Боле и ее коллегам. Свою первую операцию она не забудет никогда. Обозначив колышками и огородив бечевой опасный участок, она, в тяжёлом бронежилете и каске с забралом, медленно ощупывала этот участок с помощью миноискателя. На двадцать пять метров уходило примерно десять минут – конечно, если эти двадцать пять метров были «чистыми». Любая невнимательность, любое неосторожное движение могли привести к смертельному исходу.

После Косово она отправилась в Мозамбик, где много лет шла гражданская война. Больше всего ее потрясло, сколько жертв там было среди детей, случайно подорвавшихся на противопехотных минах.

Очень трудной была работа в Афганистане. Здесь война шла больше двух десятилетий, и надо разминировать 732 квадратных километра минных полей. Кроме того, опасность представляют неразорвавшиеся американские авиабомбы. Вера обучала афганских саперов обезвреживать эти бомбы. Она пишет, что никогда не чувствовала себя более неуверенно. Ведь раньше она несла ответственность только за саму себя. Вера тяжело переживала гибель своих коллег.

Была и ещё одна проблема. Ей приходилось носить бурку, но, конечно, не во время разминирования.

В книге Веры Боле рассказывается не только о конкретных операциях, но и о неожиданных порою особенностях профессии сапёра. Как правило, в любой работе опыт придает уверенности в своих силах, ведет к улучшению результатов. Но для сапера рутинный подход к делу, утеря чувства опасности смертельно опасны. «Слава Богу, что я вовремя почувствовала, что становлюсь все менее и менее осторожной», - пишет Вера Боле. Именно тогда, по ее словам, наступает момент, когда нужно уходить с этой работы.

За время своей работы сапером ей удавалось видеться с родителями и друзьями не чаще трех раз в год. Несмотря на то, что ее друг, сам часто работая за границей, с большим пониманием относился к ее делу, Вера понимала, что так не может продолжаться вечно. Очень часто рядом не хватало человека, с которым можно было бы поделиться накопившемся на душе. Сейчас она вместе со своим другом живет в Женеве и работает консультантом по вопросам разоружения в европейской штаб–квартире ООН. «Сегодня я заново учусь воспринимать мирную жизнь, как нормальное явление», – говорит Вера Боле.

Ну, а теперь мы расскажем о книге, которую многие библиофилы, да и не только они, считают самой загадочной книгой в истории человечества. Она хранится в отделе редких книг Йельского университета и известна как «рукопись Войнича». Дело в том, что своего собственного названия у неё нет. Почему? Это тоже одна из загадок.

Форматом и размерами книга напоминает обычный «покет–бук». Правда, она довольно толстая, толще, чем бывают обычно книжки в бумажных обложках, – четыре сантиметра. Но это из–за того, что написана не на бумаге, а на пергаменте. Написана в буквальном смысле слова – от руки. Потому её и называют обычно «рукописью Войнича». Настоящего названия никто не знает: хотя обложка у книги есть, на ней не указано ни заглавие, ни имя автора. Уилфрид Войнич – американец польского происхождения, нью–йоркский антиквар и муж известной писательницы Этель Лилиан Войнич, автора романа «Овод», – нашёл эту книгу в библиотеке иезуитского монастыря в итальянском городке Фраскати. С тех пор она носит его имя.

234 страницы «рукописи Войнича» богато иллюстрированы рисунками растений, не известных ни одному ботанику, зодиакальными символами, сочетание которых приводит в почтительное недоумение астрологов, и изображениями полуобнаженных женщин. Ещё более загадочным является текст. Он явно разделён на слова, но прочесть эти слова невозможно. Некоторые буквы, из которых они состоят, похожи на иероглифы, другие напоминают санскрит, третьи – латинский алфавит, четвёртые – греческий или кириллицу... Учёные давно подсчитали, что всего этих букв (или, точнее, похожих на буквы символов) – 26. Текст написан гусиным пером, чернилами нескольких цветов и, как установили уже современные графологи, двумя разными людьми. Судя по всему, в книге пять глав: «Ботаника», «Биология», «Астрономия», «Космология», а также «Фармацевтика и рецепты белой (то есть доброй) магии». Но подчеркнём ещё раз: всё это – только предположения, гипотезы, подтверждаемые косвенными доказательствами (например, характером иллюстраций в том или ином разделе). Потому что прочесть эту таинственную книгу до сих пор не удалось никому. А попытки такие делались часто.

Первым в двадцатом веке это решил сделать нашедший книгу Уилфрид Войнич. Он считал, как и многие до него, что речь идёт о зашифрованных мудростях, открытых и собранных в тринадцатом веке францисканским монахом, знаменитым учёным, мистиком и алхимиком Роджером Бэконом. Один из друзей Войнича, профессор Пенсильванского университета, в 1921 году как будто подтвердил эту догадку. Но во времена Бэкона и даже много позже тексты почти всегда зашифровывали одним–единственным способом – с помощью анаграмм, то есть переставляя буквы и заменяя одни другими. А такие «анаграммные» тексты достаточно легко расшифровываются. Однако сделать это не удалось, то есть гипотеза не подтвердилась.

После Второй мировой войны за рукопись взялись криптологи американской армии, изнывавшие от безделья в ожидании демобилизации. Единственное, что им удалось, – систематизировать буквы и знаки. Но и здесь мнения специалистов, взламывавших сложнейшие коды вермахта и японских ВВС, разделились. Одни считали, что речь идёт о латинском тексте, другие – что оригинал был написан на украинском языке, из которого убрали гласные буквы. И, наконец, третьи были уверены, что столкнулись с подделкой.

Через много лет, уже в наши дни, попытку расшифровки повторили криптологи американского Агентства национальной безопасности. Результаты снова оказались неутешительными. Мощные компьютеры АНБ не смогли прочитать загадочные записи. Более того: не удалось даже распознать какие–либо грамматические, синтаксические закономерности. Это, конечно, укрепило подозрение, что «рукопись Войнича» – подделка, и написанное представляет собой бессмысленную абракадабру. Но с какой целью создавалась подделка? Ведь не для того же, чтобы поставить в тупик учёных последующих веков?

Ответ на эти вопросы отчасти даёт история «рукописи Войнича». Первые упоминания о ней относятся к концу шестнадцатого века. Её приобрёл за шестьсот дукатов (неслыханная по тем временам сумма!) император Рудольф Второй Габсбургский. У кого – неизвестно. Император, веривший в алхимию, считал, что книга написана упоминавшимся уже Бэконом, и поручил учёным своего пражского двора расшифровать её. После многолетних неудачных попыток книгу переслали в Италию иезуитским монахам. Затем она пропала – до 1912–го года, когда её обнаружил Уилфрид Войнич.

Скептики убеждены в том, что «рукопись Войнича» – это фальшивка, и создавалась в своё время с одной–единственной целью – вытянуть деньги (и немалые!) из легковерного императора. Называют даже автора этой фальшивки – английского авантюриста Эдварда Келли, который как раз в те времена (восьмидесятые годы шестнадцатого века) был вхож в придворные круги.

Любопытно, что косвенно версию о подделке подтверждают и биологи. Одно из фантастических растений, изображенных на страницах книги, они идентифицировали как подсолнух. А подсолнух был завезён в Европу из Америки только в начале шестнадцатого века. То есть в тринадцатом веке его никак изобразить не могли.

Однако скептикам категорически возражает немало весьма авторитетных учёных, убеждённых в том, что «рукопись Войнича» НЕ является фальшивкой. По их мнению, просто пока не удаётся прочитать текст, зашифрованный гениальным Бэконом, придумавшим «непробиваемую» схему кодирования. И аргументы, которые приводят «оптимисты» (будем называть их так), являются действительно вескими. Так, один из экспертов, работающий в Европейском космическом агентстве, установил с помощью компьютерного анализа, что в тексте есть определённые смысловые структуры – например, повторяющиеся сочетания букв, последовательность слогов и так далее. Другой математик, исследовавший статистические закономерности текста, пришёл к выводу, что большинство слов состоит из трёх слогов, причём некоторые встречаются намного чаще, чем другие.

Наличие всех этих смысловых структур опровергает гипотезу о подделке. Учёные легко подсчитали, что в отличие от простой абракадабры, на написание подобной книги ушли бы многие месяцы, если не годы. Правда, напомню, графологическая экспертиза установила, что манускрипт написан двумя разными людьми, но, значит, и шестьсот дукатов пришлось делить на двоих. То есть и в этом случае создание фальшивки вряд ли окупилось бы.

Результаты последнего серьёзного исследования «рукописи Войнича» были опубликованы недавно в журнале «Криптология». Автор статьи в этом журнале, британский информатик Гордон Рагг, решил обратиться не к современным компьютерным технологиям, а к методу шифровки, популярному в шестнадцатом веке. На большом листе бумаги в клеточку он написал в произвольном порядке слоги из «рукописи Войнича»: сорок по горизонтали и сорок по вертикали. Затем взял так называемую «шифровальную решётку» – то есть другой листок бумаги с вырезанными в нём тремя «окошечками» – и, передвигая эту решётку, как вздумается, получал различные трёхсложные сочетания, которые затем записывал. Получившаяся в результате бессмыслица очень напоминает текст из «рукописи Войнича». И что ещё важно: с помощью подобного метода на создание фальшивки понадобились бы не годы, а два, максимум три месяца. Правда, Гордон Рагг осторожен с выводами. Он подчёркивает: «Доказательств мошенничества у меня нет. Я лишь показал, что оно было реально осуществимо».

Также по теме