Безродные аристократы из Берлина: бесперспективны и очень довольны | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 20.01.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Кино

Безродные аристократы из Берлина: бесперспективны и очень довольны

Фильм об одном дне из жизни Гёрлицкого парка получился безыскусный, но ничуть не скучный. Автор не навязывает зрителю социально-политических подтекстов и выводов, но показывает: счастье возможно и на обочине прогресса.

Кадр из фильма

В кинопрокат Германии вышел документальный фильм "Adel von Görli", в переводе с немецкого - "Аристократы из Гёрли". "Гёрли" – это парк в берлинском районе Кройцберг. Парк большой и чрезвычайно популярный среди местных жителей. На площади в 14 гектаров есть все, что необходимо для приятного времяпрепровождения: зеленые лужайки для пикников, деревья, укрывающие от жары, холмы, с которых можно любоваться окрестностями и кататься на санках, а также всевозможные спортивные и детские игровые площадки и даже небольшое озеро.

"Гёрлицким" он называется по имени вокзала, которого давным-давно нет. Классицистское вокзальное здание было разрушено во время Второй мировой войны, а после войны его снесли окончательно. В 1961 году в непосредственной близости от Гёрлицкого вокзала начали строить Берлинскую стену, и пассажирское сообщение через вокзал прекратилось раз и навсегда. Зато в Кройцберге, тогдашней восточной окраине Западного Берлина, поселились студенты и неформалы всех мастей.

В восьмидесятые годы на территории бывшего вокзального комплекса разбили парк, который после воссоединения Германии был еще больше благоустроен, расширен и стал тем, чем он является сегодня: огромной зеленой гостиной легендарного Кройцберга. Вот об этой гостиной и ее завсегдатаях и рассказывает документальный фильм "Аристократы из Гёрли".

Кадр из фильма

Жизнь удалась

Разумеется, никакого отношения к благородным фамилиям гёрлицкие "аристократы" не имеют. Это ирония и непереводимая игра слов. В немецком языке, как и в русском, про патрициев говорят, что в жилах у них течет "голубая" кровь. Но "blau" в немецком означает не только "голубой", но и "пьяный". "Голубые аристократы" – это забубенные алкоголики, которые никогда не выходят из пьяного угара.

Герои фильма "Аристократы Гёрли" тоже не прочь выпить банку другую пива, но они не "алкаши", их "аристократизм" – это свобода вести образ жизни, какой они считают правильным, подчеркивает режиссер картины, немецкий документалист Фолькер Майер-Дабиш (Volker Meyer-Dabisch).

"Поразительно, как много в Гёрлицком парке мне повстречалось людей, у которых практически нет денег и которых мы, с нашей колокольни нормальных бюргеров, считаем бесперспективными, - вспоминает режиссер. - На них смотришь и думаешь: вот бедолаги! Абсолютно никаких шансов найти престижную должность, сделать карьеру, заработать хорошие деньги. Но это - с точки зрения обывателя. А они считают, что жизнь удалась. И у них есть свои перспективы. Только они находятся вне привычных для нас систем координат. Каждый из них - большой специалист в своей области. У каждого - свой специфический опыт. И никто из них не позволит сбить себя с пути. Каждый день приносит им радость. Они наслаждаются жизнью. Это мне очень понравилось".

Гольф для бедных

Кадр из фильма

С первыми лучами солнца в Гёрлицкий парк выходит Бёрни, стройный, как вязальная спица, мужчина с дредами по окружности лысины. День напролет он играет в парке в гольф. Клюшки настоящие. Шарики тоже. А лунками служат закопанные в землю жестяные банки из-под тунца и кильки в томате. Играть нужно умеючи, растолковывает Бёрни премудрости "гольфа для бедных". Ведь неосторожно пущенный в воздух шарик может угодить в кого-нибудь из отдыхающих или прохожих.

И что, были жертвы? Да, смеется Бёрни. Однажды он попал шариком в спину приятеля, как назло туда, где как раз заживало сломанное ребро. Приятель, который сидит тут же на траве, в ковбойской шляпе, кожаной жилетке и темных очках, ну, прямо, вылитый Крокодил Данди, разбил за это точечное попадание гитару Бёрни, но потом получил от него клюшку для гольфа и теперь сам гоняет шары по парковым холмам и лужайкам.

Кадр из фильма

"Здесь хорошо, в Кройцберге. Мне нравится Кройцберг. Столько здесь всего пережили. Дома занимали. В коммунах жили. Баррикады строили. В начале восьмидесятых. Вот время было", - ностальгирует по бурной молодости другой завсегдатай Гёрлицкого парка. Сегодня бывшие альтернативщики ведут более спокойный образ жизни: нежатся на солнышке, бренчат на гитаре, совершенствуются в искусстве управления летающей тарелкой фризби.

Шашлыки

Почти все герои фильма – немцы. Выглядит немного странно для фильма про известный своей мультикультурностью район. Но режиссер ни в коем случае не собирался оставлять кого-то за кадром. Просто так получилось, что когда Фолькер Майер-Дабиш снимал свой документальный фильм, на дворе стоял священный для мусульман месяц Рамадан и в парке не было ни души из многочисленной турецкой диаспоры Кройцберга.

Но без них невозможно представить себе Гёрли, рассказывает продавец мороженого из "зеленой гостиной": "Немцы и турки здесь живут бок о бок. Все альтернативного плана люди. По выходным выходят в парк на шашлыки. Очень хорошие шашлыки. И очень веселые компании. А потом и немцы стали выходить на лужайки с жаровнями. Научились у турок. Как это говорится? Слово такое официальное. А, да! Интеграция!"

Кадр из фильма

Фильм об одном дне из жизни Гёрлицкого парка получился безыскусный, но ничуть не скучный, хотя и снятый со штатива за какие-то там три недели. Автор не навязывает зрителю социально-политических подтекстов и выводов, но показывает: счастье возможно и на обочине прогресса.

Автор: Элла Володина
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Реклама