Жена менеджера PandaDoc - о заложниках Лукашенко и его мести айтишникам | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 31.10.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Жена менеджера PandaDoc - о заложниках Лукашенко и его мести айтишникам

Жена задержанного менеджера IT-компании PandaDoc Виктора Кувшинова была вынуждена покинуть Беларусь. В Киеве она рассказала в интервью DW, что сейчас происходит с ее мужем и почему она уехала.

Александра Дикан - жена задержанного в Беларуси менеджера минского офиса IT-компании PandaDoc Виктора Кувшинова

Александра Дикан

Жена задержанного в Беларуси менеджера минского офиса IT-компании PandaDoc Виктора Кувшинова Александра Дикан рассказала в эксклюзивном интервью DW, почему власти Беларуси не хотят отпускать ее мужа на свободу, почему его дело является политически мотивированным и сфабрикованным, а также по какой причине она вынуждена была уехать из Беларуси в Украину. 

DW: Александра, на свободу вышли три из четырех подозреваемых по делу PandaDoc. Под стражей остается только ваш муж, IT-менеджер минского офиса компании Виктор Кувшинов. Почему, как вы думаете?

Александра Дикан: По нашему мнению, он остался там как заложник, на всякий случай, чтобы государство добилось того, чего хочет. Мы до конца не знаем и не понимаем, только можем предполагать. Просто мой муж не захотел идти ни на какие переговоры со следствием. Я знаю, что они предлагали каким-то ребятам сняться в роликах или признать вину. Кто-то это сделал, кто-то - нет. Мой муж сразу категорически сказал, что поскольку он ни в чем не виноват, то ничего подписывать не будет, против других свидетельствовать не будет, сниматься в роликах не будет.  А это очень не любят представители власти. И их внимание сместилось на него. То есть частично из-за его гражданской позиции, которую он не скрывал и не скрывает.

- Вы считаете, что ваш муж абсолютно невиновен в том, что ему инкриминируют: в мошенничестве в особо крупных размерах и в том, что он якобы является членом организованной преступной группировки. Почему вы уверены в этом?

- Это очевидно. В принципе, все те ребята, которых забрали по этому делу, абсолютно невиновны. В стране состоялись выборы, после чего прошли массовые акции протеста против их результатов. В рамках этих протестов были очень жестокие задержания, пытки, избиения, вплоть до смертей. С этим не мог смириться Микита Микадо - один из основателей компании PandaDoc, в которой работал мой муж.

Он сказал: мы не верим, что все силовики, ОМОН, милиция - настолько жестокие садисты. Мы верим, что там есть хорошие, добропорядочные люди, которым надо помочь перейти на сторону добра и совести, и мы объявили о создании инициативы помощи силовикам: финансовой, помощи в трудоустройстве и т.д. Это очень сильно задело за живое президента страны. И как акт возмездия Миките и этой инициативе была дана команда: задержали тех, у кого было право подписи в компании, у кого были высокие позиции. Среди них оказался мой муж. То, что им вменяют, что они как-то неправильно списали оргтехнику и себе положили в карман 40 тысяч долларов, эти четыре человека, - это просто смешно. Эти люди никогда в жизни не занимались таким, потому что у них очень высокий достаток.

Александра Дикан беседует с корреспондентом DW Александрой Индюховой

Александра Дикан (справа) беседует с корреспондентом DW Александрой Индюховой

- Поддерживали ли те, кого задержали из PandaDoc, протесты против режима Лукашенко?

- У моего мужа - активная гражданская позиция. Да, мы выходили на протесты, "прогуливались", как это у нас говорится в Минске. И даже мой муж в июле отсидел 11 суток по административному правонарушению за то, что его задержали. Мы просто стояли в очереди, подавали жалобу в ЦИК на то, что не зарегистрировали одного из кандидатов в президенты.

- Ощущаете ли вы поддержку от PandaDoc? Делают ли представители компании что-либо, чтобы ваш муж вышел из СИЗО?

- Конечно. Я ощущаю колоссальную поддержку от компании, от сотрудников, от основателя компании. Ребята сейчас используют максимум своих ресурсов, чтобы помочь освободить последнего заключенного - моего мужа. Они обращаются в различные инстанции, в СМИ. Микита, основатель компании, объявил практически сразу, что прекращает свою инициативу - тоже, конечно, в интересах ребят, чтобы только их выпустили.

- Вы основали в Беларуси женскую организацию "Ее права". Как получилось, что вас обвинили в том, что вы поддержали женские протесты?

- Честь мне такую оказали, сказав, что я тут кукловожу (смеется) женскими протестами. Я бы хотела, чтобы у меня такое вышло в жизни, я была бы собой очень горда. Но нет… Организация существует уже 5 лет, занимается продвижением равных прав женщин и мужчин, занимается проблемами домашнего насилия, дискриминации по признаку пола. Это обычная некоммерческая организация. Когда задержали ребят, против них в рамках следствия пытались что-то найти, но ничего не нашли. И все, что они накопали, - это то, что PandaDoc сотрудничала с центром "Ее права".

У нас был договор на год, на сумму 12 тысяч долларов - так они хотели нас поддержать. У них (PandaDoc. - Ред.) есть организации, которые они поддерживают. Главный офис находится в США. И там так принято, что бизнес должен иметь корпоративную соцпрограмму, чтобы поддерживать общество. Нам повезло, что мы попали под эту программу. Но следователи преподнесли это так, что мне переводят из PandaDoc деньги, а я здесь плачу женщинам, чтобы они выходили на протесты.

- Почему вы решили уехать из Беларуси? И почему - в Украину?

- Муж просил меня настоятельно, через адвоката, чтобы я уезжала из страны, потому что обо мне говорят, обо мне спрашивают. Есть какие-то угрозы. Это же их энкавэдэшные методы, они давят на все слабые места - семья, дети, близкие. Он сказал, что ему будет спокойнее сидеть, что у него развяжутся, скажем так, руки, если меня не будет в стране. Я планировала улететь. Думала, что ближе всего - Украина. За день до нашего официального отлета мне позвонили адвокаты и сказали, что меня не должно быть в стране, потому что под меня серьезно начинают копать. Я за полчаса собрала ребенка, вещи, и мы уехали из страны. Приехали сюда, открываю интернет, и вижу, что там уже вышел ролик о том, что Микита через мою организацию, через меня и совместно с моим мужем финансирует женские протесты.

- Почему IT-специалисты Беларуси оказались под таким прессингом со стороны власти? 

 - В целом я бы здесь не выделяла IT-специалистов, не говорила, что вся IT-отрасль оказалась под прессингом. В случае моего мужа это была месть основателю PandaDoc Миките Микадо за его инициативу помощи силовикам, поэтому PandaDoc пострадала очень сильно. И, конечно, потому что IT-специалисты выходили на протесты много раз. Это те люди, которые не боятся потерять работу. Потому что в любой стране мира они могут ее найти. Они увидели для себя угрозу в том, что, проявляя активность, могут быть подвержены такому же прессингу, что и компания PandaDoc, и Микита Микадо. И, конечно, сейчас мы не чувствуем себя в безопасности.

- Протесты в Беларуси продолжаются. Они то утихают, то усиливаются… Какую поддержку белорусы ожидают от мира, от стран Европы?

- На первых этапах ожидали какой-то поддержки - что Европа, Запад поможет нам, нас спасет. Потом мы, конечно, поняли, что никто не спасет. И это - нормально. Народ в Беларуси понял, что только мы сами должны справиться с этой ситуацией. С другой стороны, и Тихановская, и Координационный совет донесли до нас посыл, что нам все готовы помочь. В случае чего нам окажут и стабилизационную, и финансовую поддержку, после того как мы свергнем режим. Конечно, мне хотелось бы, чтобы санкции были в большем объеме, более серьезные, чтобы их ввели против всех приближенных, против всех бизнесменов, кто находится у президентской кормушки.

- Как протесты раскололи белорусское общество? Видите ли вы, что увеличивается число белорусов, которые поддерживают Лукашенко и что они, возможно, демонстрируют все большую нетерпимость к тем, кто его не поддерживает?

- Я не заметила, что их стало больше. Не верю, что их больше 20-25 процентов. Но, к сожалению, идет нормализация агрессии. Это становится нормой. "Ябатьки" - у нас в народе так называют людей, которые поддерживают Лукашенко, видят, что агрессия безнаказанная, что людей просто так бьют, избивают на улицах. Они это видят и понимают, что могут вести себя точно так же. Сейчас идут ролики о том, как "ябатьки" жестоко избивают людей на улицах. Мои подруги рассказывают, что им "ябатьки" дают пощечины и так далее. Очень много таких кейсов, что растет агрессия, и это, конечно, раскалывает общество. 

- Как вы думаете, протесты продолжатся? Где белорусам брать силы, ресурсы, чтобы протестовать дальше?

- Я сама знаю, насколько тяжело ходить на протесты, а еще - работать, заниматься семьей. Но верю, что белорусы выстоят, будут протестовать до последнего. Кто-то сравнил наши протесты с осадой. Мы осаждаем Лукашенко, пока у него не закончатся все припасы. Он не легитимен. И это понимают все. 

- Какого будущего для Беларуси вы хотите?

- У нас такие прекрасные люди - образованные и культурные. Мы будем очень развитой страной, если нам удастся убрать Лукашенко. Он нас просто ведет в бездну.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:04

Беларусь: об ультиматуме, протестах, боевом оружии и санкциях ЕС против Лукашенко (13.10.2020)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама