После беспорядков в Казахстане немцы-переселенцы спешат уехать из страны | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 18.01.2022

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

После беспорядков в Казахстане немцы-переселенцы спешат уехать из страны

После массовых протестов и обострения политической ситуации в Казахстане этнических немцев, желающих выехать в Германию, может стать больше. С какими трудностями они сталкиваются, выясняла DW.

Накануне распада бывшего СССР в 1989 году в Казахстане проживало около миллиона этнических немцев. После первой волны эмиграции в Германию в республике к началу 2000-х годов осталось примерно 350 тысяч немцев. Сегодня, спустя двадцать лет, немецкая диаспора по численности занимает седьмое место, насчитывая чуть более 170 тысяч человек. Процесс выезда немцев на историческую родину хоть и не в таких темпах, как раньше, но­ продолжается до сих пор. Более того, экономическая, а теперь и политическая ситуация в Казахстане, может вызвать новый всплеск эмиграции. Однако сдерживающим фактором в последние два года стала пандемия и меры борьбы с ней в самой Германии.

Многие этнические немцы, уже получившие разрешение о приеме, хотели бы как можно скорей покинуть Казахстан, но им приходится ждать немецкой визы около полугода. DW связалась с некоторыми семьями переселенцев, которые поделились своими проблемами и страхами, усилившимися в связи с последними событиями в Казахстане.

Долго тянули, но теперь твердо решили уехать

Семья Марксов из Нур-Султана планировала свой переезд в Германию в 2021 году. Разрешение о приеме в Германии уже было получено, но у супругов родилась вторая дочь, поэтому было решено немного подождать, чтобы не ехать с грудным ребенком на руках. "Сейчас записаться на прием - это как выиграть в лотерею, и я пока не знаю, как это сделать. Я несколько раз попытался, но у меня ничего не получилось, - рассказывает Андрей Маркс в интервью DW. - Дело в том, что запись производится только онлайн - ни позвонить, ни лично прийти в консульство из-за пандемии нельзя. Время для приема документов обновляется на сайте посольства автоматически в полночь по европейскому времени, а в Казахстане - в пять утра. Сайт посольства работает в это время с сильными перебоями. 

Семья Марксов с двумя детьми

Андрей, Юлия и их дети Мия и Милана

Пока ты вносишь данныевсех членов семьи и пытаешься их отправить, выясняется, что время приема уже занято. Так как моя семья состоит из четырех человек - жена, двое детей и я, то мне до сих пор еще не удалось записаться. Таких неудачников, судя по форумам, в которых общаются переселенцы из Казахстана, очень много. В результате появились посредники, которые за три тысячи тенге с человека записывают людей на прием. Нередко получается так, что удается записать членов одной семьи на разные дни. Хорошо, что мы живем в столице Казахстана, в которой находится посольство, а что делать тем, кто вынужден приезжать из других городов и деревень?" - задается резонным вопросом Андрей Маркс.

По его словам, свободных мест для записи на прием на очередной день не так много, едва ли с десяток, а желающих записаться несколько сот человек. Люди впадают в отчаяние. Именно поэтому они вынуждены платить деньги посредникам, которые, по всей видимости, работают со специальными компьютерными программами. Но на этом хождения по мукам не заканчиваются, подчеркивает Андрей.

Визы ждут около полугода

"Мало того, если я смогу сдать документы в конце февраля, то визу мне придется ждать еще около полугода. Связано это уже с другой проблемой: в Германии для переселенцев, прибывающих в страну, всего два карантинных отеля, а это значит, что въехать в страну ты можешь только тогда, когда в них освобождаются места", - рассказывает Андрей.

Когда возникают такие чрезвычайные ситуации, как это произошло недавно в Казахстане, то людей охватывает тревога, что они не смогут уехать из страны. Семью Марксов не коснулись беспорядки в Казахстане, она живет в пригороде столицы, где все было более или менее спокойно, но страх ощутили и они, когда оказались в информационном вакууме из-за того, что была отключена мобильная связь и интернет. Быть отрезанным от всего мира - неприятное ощущение, признается Андрей в интервью DW. "Мы стараемся не вмешиваться в политические события, держимся особняком, потому что практически сидим на чемоданах, но у меня, как и у многих моих знакомых, есть друзья и родственники в Алматы и других городах, за которых мы очень сильно переживали", - подчеркивает собеседник DW.

Желающих выехать может стать больше

Факт того, что многих немцев напугала ситуация в Казахстане и они спешно начали оформлять документы на выезд из страны подтверждает другой собеседник DW - 32-летний Виталий Диденко, который работает программистом в общественной организации немцев города Нур-Султана "Возрождение". Имея на руках разрешение о приеме (Aufnahmebescheid), он сам смог записаться для получения визы в посольство на начало февраля 2022 года.

"После протестных акций и массовых волнений в Казахстане, следствием которых стало отключение мобильной связи и интернета, а также блокировка банковских карт, из-за которой люди боялись остаться без средств к существованию, резко увеличилось число людей, которые обращаются в общество "Возрождение", чтобы им помогли оформить документы на выезд в Германию. Это случилось сразу, как только была восстановлена связь и жизнь вернулась в обычное русло. Те, кто еще раздумывал, решили уезжать", - подтверждает в интервью DW Виталий Диденко. 

Виталий Диденко

Виталий Диденко

Самому Виталию, как он сам считает, сильно повезло, потому что он едет один в Германию, у него пока нет семьи и ему при онлайн-записи надо было внести только свою фамилию и данные. "Я программист по профессии, и могу подтвердить, что сайт посольства работает из рук вон плохо. Ровно в пять утра, когда сотни людей пытаются зарегистрироваться на прием одновременно, сайт начинает жестко тормозить, выдает ошибку - "сервер недоступен". Я сам получил решение о приеме в Германию 2 декабря 2021 года и на следующее утро попытался записаться на прием, но сделать мне это удалось лишь 10 дней спустя, то есть у меня было много бессонных ночей. Я себя спрашиваю, а как бы это делали мои родители-пенсионеры, у которых есть только кнопочные телефоны и нет навыков работы с компьютером?".

Виталий подчеркивает, когда в Казахстане во время протестов и массовых беспорядков был отключен интернет и мобильная связь, это особенно почувствовали молодые казахстанцы, которые выросли с этими средствами коммуникации. Находиться в информационном вакууме было очень страшно.

"Раньше, когда в Казахстане проходили митинги, то власти ограничивали какие-то конкретные ресурсы, скажем, WhatsApp или Telegram. Сейчас же был полностью отключен интернет. Из-за этого даже банки остановили свою работу. До 10 января мы были отрезаны от мира. Мы хотели снять деньги в супермаркете "Метро", но когда подъехали, то увидели ворота, закрытые железной цепью. В некоторых районах города терминалы загружали на грузовики и увозили. Мы сильно испугались, что останемся без денег. У всех было подавленное состояние и чувство, что началась война. Сейчас, слава богу, все восстановилось, и мы можем общаться с родственниками даже в Германии. К мерам ограничения из-за пандемии теперь прибавился еще и комендантский час: с 23 часов до семи утра нельзя без веской причины появляться на улицах города", - сетует Виталий.

Он считает, что ни Казахстану, ни Германии не выгодно, чтобы этнические немцы толпами уезжали на историческую родину. Германия пытается финансировать поддержку культуры, родного языка и традиций немецкого меньшинства в Казахстане. Но если экономическая и политическая ситуация в республике еще более ухудшится, то немцы будут стремиться как можно скорей уехать к своим родственникам на историческую родину.

"Мы неделю не выходили из дома"

55-летняя Ольга Вагнер из Алматы в начале января вместе с семьей - дочерью и внучкой - оказалась в эпицентре массовых протестов и последовавших за ними беспорядками с мародерством. "Мы живем недалеко от административного центра города и с 17 этажа наблюдали за тем, как толпы людей двигались к нему, потом были массовые беспорядки, перестрелки, взрывались шумовые гранаты. На улицах царил настоящий хаос. Мы боялись, что теперь не сможем выехать из Казахстана. Нам казалось, что в республике началась война и что нам надо спасаться. С 5 по 11 января так ни разу и не вышли из квартиры, потому что на улице находиться было опасно. Из-за того, что отключили интернет, мы только по местному телевидению узнавали о том, что мирная демонстрация переросла в мятеж и мародерство. В этой тяжелой ситуации отчетливо поняли, что приняли правильное решение - жить в более безопасной стране. Если до этого момента мы еще сомневались в правильности нашего выбора, то теперь хотелось одного - как можно скорей уехать отсюда", - подчеркивает в интервью DW Ольга Вагнер.

Ждали выезда почти тридцать лет

Заявление о приеме в Германии Ольга подала еще в далеком 1995 году. Спустя три года ей пришел отказ с формулировкой "недостаточная декларация принадлежности к немецкой нации", хотя отец Ольги - немец, а мать наполовину немка. В те годы, по мнению Ольги, немецкие чиновники были очень строги: статус переселенцев получали только чисто немецкие семьи. Отец и родная сестра Ольги смогли уехать в Германию, так как жили вместе и считались одной семьей. Позже ходатайство Ольги тоже включили в решение о приеме отца, который уже проживал в ФРГ. Женщина сдала экзамен по немецкому языку и была готова ехать, но в это время умер ее отец, а Ольге пришел второй отказ. "В 2015 году я была в гостях у своей сестры в Германии, и мы узнали о том, что произошли изменения в законе о приеме поздних переселенцев. Мы подали ходатайство на пересмотр нашего дела, потому что хотели воссоединиться с семьей. В конце 2020 года я и мои дочь с внучкой наконец-то получили долгожданное решение о приеме в Германию. Мы стали собираться в дорогу, но тут началась пандемия. В ноябре 2021 года мы записались на получение визы - мне пришло подтверждение на прием в карантинный отель на апрель нынешнего года, а моей 35-летней дочери с внучкой - на 10 мая, поэтому нам придется ждать въезда в Германию еще полгода". 

Дочь Анна, внучка Оля и бабушка Ольга

Ольга с дочкой Анной и внучкой Олей

Ольга Вагнер с пониманием относится к карантинным мерам и отмечает, что ей в отличие от переселенцев в северном и восточном Казахстане без проблем удалось записаться в консульство для получения визы. Она связывает это с тем, что из южного Казахстана большинство немцев уже уехали в Германию, поэтому нет очередей. "Консульствам ФРГ следовало бы учесть это и перераспределить выдачу разрешений на въезд в страну, чтобы предотвратить этот визовый хаос в других регионах республики, ведь люди после недавних событий боятся, что в случае опасности они не смогут выехать в Германию", - говорит женщина.

Многие немцы не хотят жить в страхе и собирают чемоданы

Врач Екатерина П. из Караганды более категорична в своих оценках ситуации. Она попросила остаться анонимной, потому что опасается последствий. "Пока не будет полной ясности, что действительно произошло в Казахстане в начале января, мы будем испытывать страх за свое будущее в этой стране. Определенно можно сказать, что происходит раздел власти между кланами. Если президент Токаев начнет себя вести так же, как Лукашенко в Беларуси, то у нас смутное будущее в этой стране, поэтому другого выхода, как уехать, я лично не вижу. Сейчас в республике проходят зачистки и аресты организаторов беспорядков, но я не уверена, что в тюрьмы не попадут и те, у кого были благие намерения что-то изменить к лучшему мирным путем. Три зятя Назарбаева уже подали в отставку, но это не гарантия того, что народ станет жить лучше. Моя семья не хочет жить при диктатуре. Стоит заметить, что в репортажах с мест протестов не было видно людей некоренной национальности - русские и немцы практически не участвовали в протестах. И это понятно: вэтнических немцах до сих пор сидит страх гонений и дискриминации, как это было в бывшем СССР.По этой же причине подавляющее большинство из них аполитичны, они живут по принципу "моя хата с краю", боясь нажить себе врагов и впасть в немилость власти. Но долго в таком положении они жить не смогут и будут, как говорят, голосовать против власти ногами, уезжая, кто куда сможет. Людям, у которых есть выбор, отказать в нем нельзя. А Казахстан потеряет еще больше трудолюбивых граждан и квалифицированных специалистов", - уверена врач Екатерина П. Она вместе со своей семьей долго ждала, а теперь сделала свой выбор: семья из пяти человек решила уехать. "Мы устали надеяться на лучшую долю и хотим жить в более безопасной стране", - подчеркивает она в интервью DW.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме