Правосудие в постпутинской России: как судить преступления прошлых режимов | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 03.12.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Правосудие в постпутинской России: как судить преступления прошлых режимов

Институт права и публичной политики опубликовал доклад о том, как в будущем расследовать и судить преступления, совершенные советской и постсоветской властью. Подробности - в материале DW.

Статуя Фемиды

Концепция переходного правосудия помогает преодолеть наследие репрессивных режимов

Как можно было бы поступить со всеми преступлениями, совершенными сначала в советской, а затем в постсоветской России, если бы сегодня была такая возможность? Стоит ли привлекать к их расследованию зарубежных судей? По каким законам оценивать преступления, совершенные в прошлом? На эту тему впервые за тридцать лет вышел монументальный доклад "Между местью и забвением: концепция переходного правосудия для России", опубликованный Институтом права и публичной политики. По сути, это дорожная карта с описанием методик так называемого переходного правосудия, над которой пять лет работали юрист Николай Бобринский вместе с историком и правозащитником Станиславом Дмитриевским.

Что такое переходное правосудие?

В международной практике термином "переходное правосудие" обозначают правовые меры, направленные на преодоление наследия государственных преступлений и репрессивной политики режима. Иными словами - это правовое поле, в рамках которого новая власть должна реагировать на пытки, репрессии, уголовные и административные преследования, проигнорированные предыдущим режимом и доставшиеся ей "по наследству".

Красная площадь и Кремль

Механизмы переходного правосудия уже сейчас действуют в десятках стран

Какой будет эта новая власть в России, и когда она наступит, авторы доклада не знают. "Дожить бы", - горько усмехается Дмитриевский. Они лишь надеются, что страна вернется к строительству демократического и правового государства. А пока что предлагают не в спешке, как это было в 1990-х, а заблаговременно спланировать механизм переходного правосудия. "Готовить на коленке план реформ в такой области, как восстановление справедливости, невозможно", - считает Станислав Дмитриевский.

Механизмы переходного правосудия уже сейчас действуют в десятках стран. Авторы доклада старались не вслепую копировать мировой опыт, но все же основным источником их предложений был немецкий опыт. "Есть очень много общего в практике режима, существовавшего в ГДР, и нашего, современного. Да и право во многом близко", – поясняет юрист Николай Бобринский. Помимо опыта Германии, авторы доклада также ориентировались на польские законы, опыт Чехии, а идею условной амнистии взяли из опыта ЮАР.

О каких преступлениях идет речь в докладе

Бобринский и Дмитриевский выбрали пять областей системной безнаказанности, которые нуждаются в переходном правосудии. В их число входят коррупция, политические репрессии, преступления в контексте вооруженных конфликтов (например, войны в Чечне  или конфликта в Грузии). К области применения переходного правосудия относятся также правонарушения, направленные на присвоение и удержание власти. Сюда авторы доклада включают и новые поправки в конституцию, и ограничения на создание партий, и фальсификацию выборов.

В отдельные блоки выделены нарушения прав человека (например, пытки, совершенные сотрудниками правоохранительных органов,) и оставшиеся безнаказанными преступления советского режима. "Подавляющее большинство виновных даже в наиболее тяжких преступлениях   коммунистического режима  остались безнаказанными. Государство не провело их официального публичного расследования, отдав эту задачу на попечение общественных организаций и частных лиц", - пишут авторы доклада.

Судить, было ли произошедшее преступлением или нет, предлагается с учетом законов, существовавших в соответствующее время. Это означает, что в некоторых случаях учитываться будут советские, а иногда - даже дореволюционные законы. Скажем, дореволюционное гражданское право может стать основой для реституции права собственности на недвижимость, которую национализировала советская власть.

Николай Бобринский

Николай Бобринский - один из авторов доклада о переходном правосудии в России

Что касается современной России, то некоторые законы будут оцениваться с учетом контекста. Особенно если их критиковали в ЕСПЧ или Конституционном суде России. "Судья, который выносил штрафы и сажал под арест за мирные протесты, на мой взгляд, заслуживает наказания. Он же не мог не знать, что дела, которые к нему поступают, возникли в определенном политическом контексте", - объясняет Николай Бобринский.

Сроки давности преступлений: восстановить или забыть?

В докладе приведены разные юридические механизмы работы с преступлениями - от ускоренного порядка реабилитации потерпевших от антиконституционных уголовных и административных репрессий до создания специальных комиссий (например, по узурпации власти). В докладе рассматривается и возможность люстрации, но авторы подчеркивают, что эта мера - факультативная и не должна заменять уголовное правосудие.

Одно из самых спорных мест в докладе - это продление и восстановление истекших сроков давности привлечения к уголовной ответственности тех людей, которые сейчас ограждены от уголовного преследования политикой безнаказанности. На сегодняшний день такой срок в России составляет от двух до пятнадцати лет.

Авторы признают, что немало специалистов могут обвинить их в негуманности и нежелании прощать ошибки прошлого. Но Бобринский и Дмитриевский аргументируют свою позицию так: без решения проблемы истекших (а также истекающих в скором будущем) сроков давности политически мотивированная безнаказанность в России непреодолима.

Кто будет судить

Немаловажно и то, какие органы будут осуществлять переходное правосудие. В докладе предлагается создать их либо заново, либо как новые подразделения при прокуратуре, органах следствия или судах. Для основных подозреваемых в преступлениях авторы доклада предполагают создать национально-международный суд на основе договора между государством и ООН  и с привлечением и российских, и западных судей. Станислав Дмитриевский аргументирует необходимость такого суда, в частности, тем, что он стал бы идеальным механизмом для оценки действий нынешнего президента РФ.

Владимир Путин

Действия Путина должен оценивать национально-международный суд, уверены авторы доклада

"Ему может быть предъявлено обвинение по конфликту в Чечне или в связи с конфликтом в Украине. Но с его стороны есть и преступления по национальному праву. Например, удержание власти. И что мы будем делать? Возить его сначала в украинский суд, а потом в российский? Такой международный формат решил бы сразу массу вопросов", - сказал Дмитриевский. Он признает, что международные суды обычно дорогие, и их критикуют за медлительность. Но правосудие, по его словам, вещь "в принципе, очень дорогая". 

Как быть с аннексией Крыма

Об аннексии Крыма  в докладе речь не идет - авторы сознательно не затронули эту тему. Они считают, что это правонарушение может быть исправлено лишь на международном уровне - путем переговоров между правительствами России и Украины.

"Участников присоединения Крыма Россия может преследовать в своих судах по российским законам. Но статус Крыма наша страна сама, без участия Украины, не может урегулировать даже при полном желании это сделать", - говорит Бобринский. Для этого нужны переговоры, а их содержание и позицию украинской стороны авторы доклада не берутся прогнозировать.

Смотрите также:

Смотреть видео 13:40

Окружению Путина грозят санкции из-за Навального, как ответит Кремль. DW Новости

Аудио- и видеофайлы по теме