Правда о Второй мировой войне. Что говорят эксперты из ФРГ, РФ и Беларуси | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 13.05.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Правда о Второй мировой войне. Что говорят эксперты из ФРГ, РФ и Беларуси

Как сохранить память о войне и сделать так, чтобы историческая правда не стала яблоком раздора? DW выслушала мнения историков из ФРГ и РФ и нобелевского лауреата Светланы Алексиевич.

Парад Победы на Красной площади в Москве (фото из архива)

Парад Победы на Красной площади в Москве (фото из архива)

Какой может быть культура памяти о Второй мировой войне и о чем следует помнить, рассказывая следующим поколениям о событиях почти 80-летней давности? 12 мая, вскоре после завершения в Европе памятных мероприятий, посвященных очередной годовщине окончания Второй мировой войны, четверо экспертов - авторитетные военные историки из России и Германии, а также белорусская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич - обменялись мнениями на эту тему в рамках онлайн-дискуссии "Московские беседы" Германо-российского форума (DRF).

"Несмотря на то, что Вторая мировая война сегодня всесторонне исследована, многое в этой области едва поддается осознанию из-за уникального масштаба страданий и неизмеримого количества жертв, огромную часть которых принесли народы тогдашнего Советского Союза", - указал посол Германии в Москве Геза Андреас фон Гайр (Géza Andreas von Geyr), открывая дискуссию. По его словам, передача памяти о Второй мировой войне - это "задача, выполнение которой не будет завершено никогда".

Как в Германии исследуют тему войны

Европейские историки обычно рассматривают дату окончания Второй мировой войны с двух перспектив: "как начало чего-то нового - процесса интеграции европейских государств", и как шанс "заглянуть в прошлое", подчеркивает профессор Йорг Эхтернкамп (Jorg Echternkamp) - научный директор Центра военной истории и социальных наук в Университете имени Мартина Лютера в Галле-Виттенберге.

Для Германии этот взгляд в прошлое обращен не только к моменту начала Второй мировой войны, но и к более ранним событиям 1933 года, говорит Эхтернкамп. При этом немецкие историки не ищут ответа на вопрос, почему нацистская Германия потерпела поражение, а стремятся понять, как стала возможной эта война, в которой так сильно было затронуто человеческое достоинство, подчеркивает профессор.

О детских колясках в форме танков

Светлана Алексиевич, по ее словам, половину своей жизни писала книги о войне.

Делясь своим отношением к теме передачи памяти о событиях 80-летней давности, она рассказывает о фотографии, которую недавно увидела в соцсети Facebook: две молодые матери везут своих детей в колясках, имитирующих танк. "В этот момент я подумала: что же может произойти с человеческой памятью, чтобы маленькие дети в пилотке и военной одежде сидели в коляске-танке?", - задается вопросом Алексиевич. "Это не та память, которая должна остаться после стольких лет и после такой страшной войны", - уверена она.

Другой пример, о котором Алексиевич вспоминает в этой связи, - массовые протесты в Беларуси после президентских выборов летом 2020 года. Эти события писательница называет "революцией". Именно им посвящена ее новая книга, над которой она сейчас работает в Берлине.

Светлана Алексиевич - белорусская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года

Светлана Алексиевич

Вспоминая о скоплении военной техники на улицах Минска в те дни, и о том, как демонстранты и омоновцы называли друг друга "фашистами", Алексиевич пытается понять: "Что должно было случиться с нашей памятью, чтобы единственным, что мы можем сказать друг другу в обществе вместо поиска согласия, были обвинения в фашизме?".

Узнать и сказать правду о войне

"От того, что мы боялись прошлого, оно возвращается к нам в таком извращенном виде и делает наше будущее совершенно не прогнозируемым. Оно говорит о том, что мы до сих пор закрыты в рамках сталинской версии (о войне. - Ред.), хотя и пытаемся это сегодня приукрасить, - рассуждает писательница. - Мы хотим знать правду, но попробуйте сегодня узнать и сказать правду о войне. По-моему, (тем, кто решится. - Ред.) выйти за пределы этой версии, грозит (наказание. - Ред.) вплоть до уголовной ответственности".

Алексиевич сомневается, что сегодня она могла бы написать свои книги, даже если бы свидетели описываемых в них событий были живы. "Даже тогда (начало 1990-х годов. - Ред.) они боялись говорить. Но вся атмосфера горбачевского времени работала на правду. Не думаю, что сегодня подобное было бы возможно, потому что победа превратилась в прикрытие, реставрацию", - говорит Светлана Алексиевич. "И для меня метафора всего этого - детская коляска в форме танка", - резюмирует нобелевский лауреат.

Военные дневники как источник правды

Как и Светлана Алексиевич, российский  историк, профессор ВШЭ Олег Будницкий убежден, что лучший способ получить объективное представление о событиях военного времени - это общение с его живыми свидетелями и изучение их воспоминаний. Недавно вышедшая в России книга Будницкого "Люди на войне" основана на дневниках военного времени.

Дрезден после окончания Второй мировой войны

Дрезден после окончания Второй мировой войны

Комментируя недавно внесенные в Госдуму законопроекты, которые, как опасаются их критики, могут ограничить возможности для обсуждения истории, эксперт замечает, что "в России принималось множество законов, на которые никто особенно не обращал внимания". В качестве примера он приводит работу Комиссии по борьбе с фальсификацией истории. "Законы о том, чтобы "защитить правду", у меня как историка вызывают улыбку. Где находится этот метр, которым измеряется правда? Кто определяет, где правда, а где нет?", - спрашивает он. По мнению Олега Будницкого, народная история войны не написана до сих пор, и работа историков заключается в том, чтобы это сделать.

"Память о войне жива в каждой российской семье"

С утверждением о том, что в обществе превалирует "сталинская" версия истории Второй мировой войны, не согласен директор Института Европы РАН Алексей Громыко. "Подавляющее большинство россиян знает о войне по семейному наследию, передающемуся и устно, и письменно, - говорит он. - Я абсолютно не вижу, что в России доминирует какая-то официальная, тем более официозная точка зрения. Никто не живет, погруженным в сталинскую интерпретацию или какую-то еще".

директор Института Европы РАН Алексей Громыко (фото из архива)

Директор Института Европы РАН Алексей Громыко

Рассуждая о передаче памяти о войне, Громыко напоминает, что в России были сняты десятки фильмов, в которых война показана с неприглядной стороны, например, картина "Ржев".  "У нас показывают, что война - это ситуация, к которой нормальный человек не приспособлен. Никто не показывает войну как некое парадное шествие нашей армии с востока на запад", - подчеркивает он.

Память о войне как путь к примирению

"Думаю, что мы добьемся большего, если сумеем передать следующим поколениям многостороннюю память, в которой учитываются перспективы других народов. Только тогда мирное существование рядом друг с другом будет возможно, несмотря на различное прошлое", - говорит немецкий историк Йорг Эхтернкамп. Он вспоминает о том, как долго в Западной Германии велись споры о том, как относиться ко дню 8 мая и как его следует называть. Сегодня в стране используется выражение, предложенное в 1985 году тогдашним президентом Федеральной Республики Германия Рихардом фон Вайцзеккером (Richard von Weizsäcker) - день освобождения Германии от нацизма.

С немецким коллегой Йоргом Эхтернкампом согласен Алексей Громыко. "Для массового сознания история ни в коем случае не должна стать предметом для сведения счетов, - говорит он. - Напротив: история должна вести к примирению". Говоря о нынешнем охлаждении отношений между Москвой и Берлином, он подчеркивает: "Нельзя дать превратить тему Второй мировой войны в яблоко раздора".

В свою очередь, Светлана Алексиевич считает, что "единственное, что может сохранить память, - это только правда", и она "не спрятана в какие-то политические обиды". "Для меня очевидно, что мы пытаемся спрятаться от прошлого, пытаемся отреставрировать то, что уже никогда не может быть и не должно быть отреставрировано. Если мы хотим остаться в этом большом мире, вспоминать о том, что с нами было, мы можем только честно. Думаю, что другого пути нет", - резюмирует она.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:58

75 лет спустя: почти 80 процентов немцев считают 8 мая днем освобождения от нацизма (08.05.2020)

Аудио- и видеофайлы по теме