Как борцы со СПИДом стали в России ″иноагентами″: интервью с главой ″Эсверо″ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 06.07.2016

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Как борцы со СПИДом стали в России "иноагентами": интервью с главой "Эсверо"

Эпидемия ВИЧ в России признана официально, но с недавних пор чиновники добиваются закрытия организаций, которые борются с ВИЧ/СПИДом. Глава одной из них рассказал DW о трудностях.

В конце июня Минюст объявил "иностранными агентами" сразу две крупные НКО, которые занимаются профилактикой ВИЧ/СПИДА в России: "Эсверо" и Фонд имени Андрея Рылькова. То же самое произошло с рядом других небольших организаций из регионов. При этом в конце прошлого года правительство официально признало наличие в России эпидемии ВИЧ.

Ранее Минюст указывал, что по закону об "иностранных агентах" таковыми не считаются организации, которые занимаются здравоохранением, несмотря на наличие иностранного финансирования. Однако представители НКО отмечают, что в последнее время это правило перестало действовать.

Теперь организациям, которые внесли в реестр "иностранных агентов", грозят внушительные штрафы и даже ликвидация. В беседе с DW генеральный директор "Эсверо" Павел Аксенов рассказал, что в России найти деньги на борьбу с ВИЧ/СПИДом весьма проблематично, а поведение Минюста назвал нелогичным.

DW: Как вы узнали о том, что стали "иностранным агентом"? Вы пытались препятствовать этому?

Павел Аксенов: В начале мая мы получили уведомление от Минюста, что в отношении нашей организации будет проводиться внеплановая проверка. Согласно закону, такой тип проверки проводится по какому-то конкретному факту нарушения. Мы выполнили все требования, предоставили все документы. О результатах проверки Минюст ничего не сообщил, а теперь мы узнали из СМИ, что признаны "иностранным агентом".

Ситуация совершенно поразительная. Нам так и не было сказано, за что нас вносят в реестр, какие основания на это. Какой политической деятельностью мы занимаемся? О какой вообще политической деятельности может идти речь, если мы работаем в сфере профилактики ВИЧ-инфекций уже многие годы?

- Ранее вы уже проходили такие проверки? Что изменилось с тех пор?

Павел Аксенов

Павел Аксенов

- Да, в 2014 году у нас была проверка Минюста, такая же внеплановая. Проверка была масштабной, запрашивалась вся документация, вся бухгалтерия, все отчеты и договоры. Были замечания, но мы ее прошли. С тех пор деятельность наша не поменялась.

Мы можем только догадываться, что изменилось в позиции Минюста. Сейчас основания для признания организации в качестве "иностранного агента" существенно расширены новым законом, который недавно был подписан президентом. Фактически любая НКО сейчас попадает под эти основания.

- Вас финансировал международный Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, куда деньги вносила и Россия. Получается, вас признали "иностранным агентом" в том числе из-за российских госсредств?

- Это самый главный парадокс в этой ситуации. В этот фонд вносят деньги многие страны с высоким уровнем дохода. 12 лет, до 2013 года туда перечисляла внушительные деньги и Россия. Этот фонд распределяет средства по всему миру. Понятно, что львиная доля средств идет в Африку, но что-то приходило и в наш регион.

Деньги из "Глобального фонда" были долгое время единственным нашим источником финансирования. Получается, что сейчас нас признали "иностранным агентом" в том числе за средства, которые сама же Россия перечисляла в фонд.

- А в России можно найти эти средства для борьбы с ВИЧ/СПИДом?

- Мы согласны с позицией многих, что социальные проекты наиболее стабильны, когда финансируются государством. Это идеальная модель, это хорошо, все должны к этому стремиться. Но в действительности ситуация намного сложнее. Мы из года в год, пять лет подавали заявки на финансирование, но они не прошли. А с учетом вот этого нового статуса "иностранного агента" вряд ли у нас есть какие-то шансы получить финансирование в России.

- Что вам грозит после внесения в реестр? Что будете делать теперь?

- Во-первых, после признания "иностранным агентом" накладывается целый ряд дополнительных требований. Это и более частая отчетность, необходимость указывать, что организация действует в качестве иностранного агента на всех материалах, государственные проверки.

Во-вторых, мы под большой угрозой крупных штрафов со стороны государства. Пока мы не знаем, собирается ли Минюст назначить нам штрафы. Они огромные, до 300 тысяч рублей. Таких денег у нас нет, их и не может быть с учетом целевого финансирования.

В-третьих, многие из членов уже объявили о выходе из нашего некоммерческого партнерства. Наш новый статус, безусловно, им вреден. Так что перспектива у нас очень неблагоприятная.

- Вы считаете, что действия Минюста наносят ущерб борьбе с ВИЧ /СПИДом в России?

- Мы несколько лет создавали мощную программу борьбы со СПИДом. Государственный научно-методический центр по борьбе со СПИДом признал, что во многих регионах наша программа принесла ощутимый эффект. Мы реально снижали уровень распространения ВИЧ-инфекций. Почему мы получили вот такой ответ от государства после стольких лет работы? Это вызывает недоумение.

Смотрите также:

Почему растет число ВИЧ-инфицированных в России (16.06.2015)