Суд разрешил спор между автором романа и его… героями | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 21.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Суд разрешил спор между автором романа и его… героями

Необычная тяжба, возникшая между писателем и прототипами его книги, дошла до одной из высших судебных инстанций Германии. Судьям предстояла нелегкая задача определения границ художественного вымысла.

default

Встать, суд идет!


Федеральная судебная палата Германии подтвердила решение Верховного суда Баварии о правомерности запрета романа Максима Биллера "Эcра".

В апреле этого года мюнхенский суд подтвердил решение низшей инстанции о запрещении романа. Запрет был наложен в ответ на жалобу бывшей подруги Биллера и ее матери, посчитавших, что главные персонажи романа представляют их карикатурные образы.

Buchcover: Biller - Der perfekte Roman

Максим Биллер

Суд также усмотрел в этом "ущемление личных прав". При этом в обоих случаях судьи подчеркнули, что судьбу романа можно спасти, если автор согласен отредактировать некоторые "спорные места".

До этого времени Биллеру запрещено публиковать свой роман, представлять его публично, давать интервью и встречаться с читателями. В 2003 году роман успели разослать по книжным магазинам, где он по сей день дожидается своей участи.

Как и главный герой романа "Эcра" Адам, Максим Биллер был рожден в 1960 году Праге. Через десять лет он, сын выходцев из бывшего СССР, эмигрирует в Германию и в двадцатилетнем возрасте

Prag

Прага, Карлов Мост

публикует свой первый рассказ "Когда я буду богатым и мертвым". Затем следуют "Немецкая книга" и "Годы в "Темпо", параллельно Максим сотрудничает с газетой Frankfurter Allgemeine, еженедельником Zeit и журналом Tempo.

А судьи кто?

В самой Германии отношение критиков, успевших прочитать "Эcру" до первого запрета в 2003 году, неоднозначно. Одни считают роман лучшим произведением писателя, называя его "прекрасной и меланхоличной историей о невозможности любви". Другие обвиняют его в обращении к лучшим традициям низкопробной литературы, которую сам Биллер называет "литературой без потенции" (в немецком языке такое выражение не является преступлением против общественной морали. - DW-WORLD).

Bohlen Buch Hinter den Kulissen wird geschwärzt, Random House

Постельные откровения Дитера Болена

Наиболее рьяные противники ставят писателя в один ряд с певцом Дитером Боленом и футболистом Штефаном Эффенбергом, опубликовавшими в этом году ряд интимных откровений.

Коллеги Биллера по перу замечают, что он, в отличие от "Болена и компании", пишет не о собственных достижениях и личной неотразимости, а пытается изобразить сложные характеры в жизненных ситуациях.

Писатели добавляют, что, рассуждая категориями судей, вообще не понятно, стоит ли писать романы. Растолковывать читателю реальный мир на жизненных примерах, по меньшей мере, невыгодно - для начала надо доказать через суд, что история выдумана, ее герои либо умерли, либо никогда не рождались.

Козленок в молоке

То, что в Германии удалось двум женщинам, в России не удалось всему Союзу писателей, когда после выхода книги Юрия Полякова "Козленок в молоке" в 1995 году одним махом досталось всем. Многие именитые и менее известные писатели узнали себя среди отрицательных героев, многие были вне себя от гнева и перестали разговаривать с автором.

Artikelbild Bücher, grafisch bearbeitet

Но никому не пришло в голову жаловаться в суд, звонить лично президенту или, что было бы вполне в духе того времени, нанимать братков для разборки. Разошлись мирно, как в добрых книгах - просто обиделись. Роман был издан, дошел до читателя и стал одним из самых известных произведений писателя Юрия Полякова. Сегодня без "Козленка" уже и не вспомнят имена тогдашних литературных и окололитературных деятелей.

А до этого похожая в чем-то история сопровождала книгу Валентин Катаева "Алмазный мой венец".

В случае с "Эcрой" время также расставит все на свои места. Возможно, что обиженные прототипы книги Биллера будут искренне благодарны автору за то, что он увековечил их образы в своем произведении. (ап)

Контекст

Реклама