Ричард Перл: Договорятся ли США и Россия о ПРО, не имеет значения | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 22.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Ричард Перл: Договорятся ли США и Россия о ПРО, не имеет значения

Бывший советник Пентагона Ричард Перл в интервью DW раскритиковал политику "перезагрузки" в отношениях США и России, а также рассказал о споре Москвы и Вашингтона вокруг ПРО.

Ричарда Перла - заместителя министра обороны в администрации президента Рональда Рейгана и советника Пентагона в администрации Джорджа Буша-младшего считают одним из "архитекторов" войны США и их союзников в Ираке в 2003 году. Сейчас Перл работает в консервативном аналитическом центре American Enterprise Institute в Вашингтоне. В интервью DW он раскритиковал политику США в отношении России и объяснил, почему позиция Москвы по вопросу о противоракетной обороне НАТО в Европе не должна беспокоить Вашингтон.

DW: Барак Обама недавно был переизбран президентом США. Каких изменений вы ожидаете в отношениях между Вашингтоном и Москвой?

Ричард Перл

Ричард Перл

Ричард Перл: Я думаю, что все останется в основном без изменений. Меня удивляет, что мы продолжаем использовать понятие "перезагрузка". Это кажется смешным после того, что за этим последовало. Я не вижу больших изменений. "Перезагрузка" никогда не была реалистичной политикой. Со стороны путинской России эта политика никогда не была направлена на фундаментальное изменение своих отношений с внешним миром. Путин - выходец из КГБ, и он никогда не станет кем-то другим.

- Как тогда США вести себя с таким президентом России?

- Следует держать глаза широко раскрытыми. Моя претензия к концепции "перезагрузки" заключается в том, что она предлагает "закрыть глаза".

- Закрыл ли Обама глаза на то, что происходит в России?

- Да, абсолютно. Но он не был первым. Буш (смеется) посмотрел Путину в душу и подумал, что он там что-то нашел. Но он ошибся.

- А как насчет отношений США с Украиной? Можно ли сказать, что Вашингтон позволил Москве играть доминирующую роль в регионе, который Россия считает своей сферой влияния?

- Да. У России большие амбиции, которые порой превосходят ее реальные возможности. США не хотели заявлять настолько четко, как это требовалось, о недопустимости некоторых имперских амбиций России.

- Тем не менее, вице-президент США Джозеф Байден на Мюнхенской конференции по безопасности в начале февраля, касаясь отношений с Россией, сказал, что Вашингтон не признает сфер влияния. Вы верите в то, что США действительно будут следовать этому принципу?

- Я думаю, что США готовы заявить об этом принципе. Готовы ли они после этого проанализировать поведение России и признать, в каких случаях оно не соответствует этому принципу, это другой вопрос. Намного легче объявлять о принципах, чем их защищать.

- Один из спорных вопросов в отношениях России с США - система противоракетной обороны НАТО в Европе, которая вызывает критику со стороны Москвы. Договорятся ли стороны по этому вопросу?

- Думаю, что это не имеет значения. ПРО будет создана, нравится это России, или нет. Не дело России указывать нам, как нам себя защищать. Времена, когда нам стоило беспокоиться о позиции России в этом вопросе, давно прошли. Например, разные российские представители периодически заявляют: мол, если вы продолжите создавать систему ПРО, мы построим больше ракет. Я отвечаю: хорошо, это огромная трата ваших и без того небогатых ресурсов. Я на вашем месте этого не делал бы, но если вы хотите - пожалуйста. Нас не беспокоят ваши ракеты, а вы не должны беспокоиться по поводу нашей ПРО.

- И все-таки смогут ли США и Россия договориться о создании ПРО? На это надеются многие европейские страны.

- Те, кто надеется на улаживание этого спора, до сих пор живут в мире, в котором отношения между Советским Союзом и США и их союзниками были очень напряженными. Тогда было понимание того, что необходимо какое-то соглашение, чтобы уменьшить эту опасность. Эти времена прошли. Когда я занимал должность в оборонных структурах администрации США, мы тщательно следили за качеством и количеством советских ракет, за нашими возможностями их перехвата, которые были очень ограничены. В сегодняшнем мире это не работает. Потому что представление о том, что СССР может нанести массивный ядерный удар, не переносится на Россию. Поэтому я не переживаю. Переживают те, кто живет в прошлом и думает, договоримся мы с русскими или нет.

- Может ли Россия когда-либо стать членом НАТО?

- Никогда. Россия не демонстрирует уважения к ценностям, которые разделяют страны-члены НАТО. Более того, ситуация ухудшается. К сожалению, Россия идет по пути квазидиктатуры. Это касается и ситуации со СМИ, и отношения к оппозиции. Все это очень печально.

- В 2011-2012 годах в России возникло новое оппозиционное движение, которого давно не было. Но на Западе это не вызвало такой бурной поддержки, как например, "арабская весна" в Северной Африке. Почему?

- Иногда бывают упущения, и мы не настолько внимательны, как следовало бы. Думаю, не следует сомневаться в том, на чьей стороне наши симпатии. Эти симпатии нужно демонстрировать при каждом удобном случае, особенно когда люди выступают против режима, который наказывает граждан за свободу выражения мыслей.

Аудио- и видеофайлы по теме

ADVERTISEMENT