Моцарт в гостях у фигляров | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 06.01.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Моцарт в гостях у фигляров

Ироничный сказочник немецкого кино Маркус Розенмюллер снял новый, удивляющий заразительной легкостью фильм. Режиссер вырвался из корсета своего фирменного "ироничного фольклора" на просторы Феллини и "Монти Пайтона".

Кадр из фильма

К нам прибыл Амадеус!

Достоверно известно, что Эмануэль Шиканедер (Emanuel Schikaneder) познакомился с Леопольдом Моцартом и его тогда 24-летним сыном Вольфгангом Амадеем в 1780 году в Зальцбурге, где баварский универсал от искусства (а Шиканедер был актером, режиссером, драматургом и импресарио) как раз гастролировал со своей странствующей театральной труппой, ставившей оперы и фарсы. Спустя одиннадцать лет после знакомства с Моцартом Шиканедер написал либретто для "Волшебной флейты" и даже, как гласит предание, сыграл роль Папагено на премьерном спектакле.

Этот исторический факт немецкий писатель Роберт Хюлтнер (Robert Hültner) положил в основу романа "Лето фигляров", вышедшего в 2006 году. В нем рассказывается фиктивная история о том, как летом 1780 года театральная труппа Шиканедера ехала в Зальцбург на гастроли, но застряла в одной баварской деревушке в нескольких часах езды от германо-австрийской границы в ожидании приглашения из резиденции архиепископа на выступление в его городе. Но Зальцбург не спешил давать "зеленый свет". Хронически безденежная труппа сидела без дела и объедала в долг все больше зверевшего с каждым днем владельца трактира, а в деревне, между тем, назревал шахтерский бунт. Шиканедер надеялся использовать вынужденный простой как творческую паузу для написания самой значительной пьесы своей жизни, а вдохновение не приходило. Но из искры назревающей революции в драматурге все-таки разгорелся креативный пожар.

Новый немецкий Heimatfilm

Сейчас фиктивная предыстория реальной встречи Моцарта и Шиканедера перекочевала со страниц романа на киноэкран. Фильм "Лето фигляров" сделал немецкий кинорежисер Маркус Розенмюллер (Marcus Rosenmüller) - тот самый, что снимает кино со скоростью Фассбиндера. Это его восьмая картина за последние шесть лет.

Все это время режиссер работает в жанре "нового фильма о родине" (Heimatfilm), то есть снимает фольклорные пасторали о немецком, а точнее, баварском образе жизни, с ироничным прищуром и на современный лад. Его альпийскую идиллию населяют не только добропорядочные бюргеры, но также благородные разбойники, бунтующие подростки, просветленные хиппи и прочий народ, ищущий свой смысл жизни, который Розенмюллер, впрочем, ни коим образом не идеализирует. Розенмюллер - не циник, не сатирик и не обличитель социальных нравов. Он - добрый, ироничный сказочник с богатой фантазией и склонностью к гротеску, а баварская родина для него - это подмостки, на которых разыгрывает свой грандиозный спектакль легкомысленный и мудрый драматург под названием Жизнь.

Театральное зрелище на киноэкране

В новом фильме Розенмюллера местом встречи носителей диаметрально противоположных мировоззрений снова стала Бавария. Но на этот раз разыгрывается не просто комедия нравов, а предпринимается попытка пофилософствовать о смысле и предназначении искусства вообще и сценического искусства в частности. Фильм и визуально стилизован под спектакль - с декламирующими по-театральному персонажами, красным бархатным занавесом во весь экран, открывающим вид на новые сюжетные перипетии, с немыми сценами и палящими со стен ружьями.

Итак, в деревне, где застряла театральная труппа Эммануэля Шиканедера, среди горняков назревает бунт. Но владельцу шахты наплевать на проблемы шахтеров. Он множит богатства и плетет интриги, готовясь к замужеству дочери с местным судьей, которому в знак благодарности за прелестную невесту поручается обезвредить масонствующего барона из соседнего замка. Невеста замуж не хочет, она по уши влюблена в предводителя горняков. Последний в революционные лидеры попал по неосторожности, слишком сильно толкнув входную дверь, толкнувшую, в свою очередь, бригадира, что горняки восприняли как сигнал к вооруженной борьбе. Также по недоразумению невольный зачинщик бунта отвечает взаимностью дочери владельца шахты, полагая, что она служанка, а настоящая служанка из трактира влюбляется в конюха театральной труппы, полагая, что тот актер. Конюх оставляет ее в неведении и с упоением разыгрывает перед своим первым и единственным зрителем Ромео и Гамлета, еще не подозревая, что скоро ему придется выйти на настоящую сцену, где, в свою очередь, будет рваться любовный треугольник, состоящий из гениального Шиканедера, его умной и красивой жены и флегматичного главного актера труппы, который тщетно пытается завоевать сердце красавицы, сохраняющей необъяснимую верность своему ветреному мужу.

Когда в деревню прибывает Амадеус, подозрительно смахивающий на стилизацию Моцарта из фильма Милоша Формана, все уже так круто перемешалось в баварской деревне, что невозможно определить, где заканчивается жизнь и начинается театр - или наоборот. Назревающая трагедия заканчивается всеобщим хэппи-эндом, и не только Шиканедер сухим выходит из воды...

Розенмюллер как жанр

Со свойственной ему заразительной легкостью Розенмюллер сдвигает границы привычного, перетасовывает жанры и стили, перепрыгивает без предупреждения из исторической драмы в бурлеск, из сатиры в лирику, из биопика в мелодраму, из соцреализма в мюзикл, заставляя, например, горняков выпасть из контекста XVIII столетия и запеть хором блюз, притопывая ногами как заправские рэперы. Оттолкнувшись от бесстрастного исторического факта, Розенмюллер снял отличное развлекательное кино, которое с заразительной легкостью несется по тонкой грани между смешным и серьезным. В фильме "Лето фигляров" есть увлекательная фабула, отточенные диалоги на терпком баварском наречии, хороший саундтрек, а также декорации и костюмы, которые, создавая колорит времени, не производят ощущения театрализованности.

В фильме есть мысли нетривиального сорта, заразительный бунтарский дух и восхитительный юмор. "Лето фигляров" - это самый темпераментный и непредсказуемый фильм Розенмюллера. Режиссер вырвался из корсета своего фирменного "ироничного фольклора" на просторы Феллини и "Монти Пайтона", где игра и жизнь также неразрывно переплетаются в одно восхитительное целое, как мечтал об этом Эммануль Шиканедер. Если кто и сомневался в способности немцев снимать умное развлекательное кино, теперь должен немедленно произвести переоценку ценностей.

Автор: Элла Володина
Редактор: Ефим Шуман

Кино Розенмюллера

Контекст

Искусство и правда жизни

Немецкие комедии

Ссылки в интернете

Реклама