Комментарий: Владимир Путин - националист без нации | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 08.03.2017

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Владимир Путин - националист без нации

Закона о единой российской нации в России не будет - рабочая группа по его подготовке сочла, что общество к этому не готово. Почему так случилось и что на самом деле объединяет россиян? Мнение Олега Кашина.

Участники митинга на Красной площади размахивают флагами с изображением Владимира Путина

Кроме массовой лояльности лично Путину у объединяемых народов ничего общего нет

На Западе Владимира Путина часто называют националистом, но в России такой титул звучит двусмысленно - как, впрочем, и само слово "нация". В постсоветской политической традиции национализм приравнен к ультраправому радикализму, отношения которого с государством почти исчерпывающе регулируются уголовным кодексом и соответствующими полицейскими ведомствами. При этом основные политические силы, включая либеральную оппозицию, никак не оспаривают этого положения вещей и тоже относятся к национализму как к чему-то неприличному.

Идея законодательного оформления "российской нации" в этом смысле могла бы стать вполне революционной, но, судя по тому, что рабочая группа, готовящая законопроект, объявила о своей фактической капитуляции, национальное строительство спустя 25 лет после создания государства в его нынешнем виде - это все-таки слишком поздно.

Буряты, воюющие за "русский мир"?

Три года назад после смены власти на Украине официальная Россия и в риторике, и на практике объявила себя защитницей этнических русских в сопредельном государстве. Словосочетание "русский мир" звучало с высоких трибун и телеэкранов, но уже тогда слово "русский" явно входило в клинч с более привычными официальной Москве "россиянами" и "российским".

Словом "россиянин" можно назвать и чеченца, то есть представителя мусульманского народа, в последние 20 лет дважды воевавшего с Россией, и бурята - сибирского буддиста. Буряты в России традиционно предпочитают служить в танковых войсках, многие из них воевали на востоке Украины, и когда российская пропаганда заявляла, что в Донбассе идет борьба за русский язык и русскую культуру, украинцы язвительно возражали: неужели буряты имеют какое-то отношение к жителям Донбасса? Они молятся другим богам, они говорят на другом языке, они внешне не похожи на русских - что они вообще забыли в украинских степях?

Национальное строительство давно прекратилось

Постсоветская Россия в первые годы своего существования была озабочена множеством куда более приземленных вопросов, чем национальное строительство. Кто-то был увлечен перераспределением собственности, кто-то учился жить в условиях катастрофической бедности - думать о высоком было просто некому.

Россия сохранила советское административное деление, важнейшим свойством которого были национальные автономии, в новых условиях превратившиеся в полноценные этнократии - когда титульная нация занимает большинство руководящих должностей, в школах обязательно изучение местного языка и культуры, у республик есть свой флаг, гимн и национальная история.

Так устроена Чечня, так устроен Татарстан, так устроены мусульманские Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, буддистские Калмыкия и Тува, финно-угорские Мордовия, Удмуртия и еще несколько национальных республик. Их существование не позволяет России называться государством русского народа - официальная риторика использует термин "многонациональное государство", подразумевая, что Россия принадлежит всем этносам, входящим в нее. На этой стадии национальное строительство и остановилось в 1991 году - возможно, навсегда.

Несуществующая историческая общность

Стоит иметь в виду, что сохранившаяся до сих пор советская традиция подразумевает однозначно этническое значение слова "нация". В СССР этническую группу, к которой принадлежит гражданин, фиксировали в его паспорте, и в обиходе до сих пор сохранились вполне нацистские обороты со словом "кровь" - "во мне четверть украинской крови", "во мне есть только русская кровь". В СССР нациями назывались именно этнические группы, а все люди, которые жили в стране, принадлежали к "советскому народу". Предполагалось, что по мере построения социализма и затем коммунизма этнические различия между людьми исчезнут.

В годы правления Никиты Хрущева и Леонида Брежнева советская пропаганда изобрела термин "новая историческая общность", предполагающий, что русские, украинцы, грузины и прочие уже не отличаются друг от друга и все вместе принадлежат к этой общности.

Несостоятельность такой теории проявилась в годы правления Михаила Горбачева, когда "советский народ" в Азербайджане и Армении начал между собой настоящую межэтническую войну. Оказалось, различия между нациями никуда не делись, и советские люди готовы убивать друг друга только за принадлежность к чужому этносу.

На территории нынешней России эта же проблема проявилась уже в 1992 году, когда мусульмане-ингуши и христиане-осетины начали убивать друг друга в ходе территориального спора за небольшой ингушский район около осетинского города Владикавказа. Теперь в этом районе ингушей нет, а отношения между ингушами и осетинами остаются напряженными. Совсем недавно российский телеканал "Звезда" был вынужден уволить редакторов, подготовивших фильм об осетино-ингушской войне, в котором комментарии давал только ингушский президент Юнус-бек Евкуров, а осетинской стороне слова предоставлено не было. При этом и ингуши, и осетины формально - совершенно одинаковые россияне, имеющие равные права в своей стране.

Сегодня в России межэтнические противоречия задавлены сильной центральной властью, и Владимир Путин, очевидно, это понимает. Попытавшись на уровне закона объединить граждан России в "российскую нацию", он столкнулся с тем, что кроме массовой лояльности лично ему у объединяемых народов ничего общего, очевидно, нет. Возможно, Владимир Путин действительно хотел бы быть националистом, вот только нации, интересы которой он был бы готов защищать, не существует, и попытка изобрести ее в очередной раз провалилась.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист и писатель, основатель и главный редактор информационного ресурса kashin.guru. Автор еженедельной колонки на DW. Олег Кашин в Facebook: Oleg Kashin

Смотрите также:

Контекст