Комментарий: Бойтесь, россияне, дорогой нефти! | Андрей Гурков | DW | 24.02.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Андрей Гурков

Комментарий: Бойтесь, россияне, дорогой нефти!

Представление, будто Россия только выигрывает от удорожания энергоносителей, полностью устарело. Нынешний взлет нефтяных котировок таит для всех европейцев огромные макроэкономические риски.

Логотип рубрики Мнения

"Что русскому хорошо, то немцу смерть", - гласит популярная в России пословица, некогда возникшая, видимо, под впечатлением ее морозов и питейных привычек. Однако в эпоху глобализации многие устоявшиеся веками стереотипы мышления стремительно и безнадежно устаревают. Поэтому предлагаю отныне употреблять данную пословицу в экономическом контексте только в новой редакции: "Что немцу смерть, то и русскому чума".

Что немцу смерть, то и русскому чума

Ну, например, слишком высокие цены на нефть. Унаследованное от советских времен представление, будто Россия от любого удорожания энергоносителей может только выиграть, крепко засело в головах многих россиян. И оно, безусловно, верно, если баррель стоит на мировом рынке 30, 50 или даже 70 долларов. Однако на определенном ценовом уровне такая взаимосвязь перестает действовать. Когда именно это происходит - на рубеже в 90, 100, 110 или 120 долларов, - никто точно сказать не может. Однако совершенно очевидно, что в конце февраля 2011 года российская экономика либо опасно близко подошла к этой роковой черте, либо ее уже переступила.

Вспомните, когда именно начал резко набирать обороты недавний глобальный финансово-экономический кризис, ставший самым тяжелым спадом со времен Великой депрессии и особенно больно ударивший как раз по России. Принято считать, что это произошло после банкротства Lehmann Brothers в сентябре 2008 года. Однако в еврозоне и, в частности, в Германии сокращение валового внутреннего продукта было зафиксировано уже по итогам второго квартала того года! Иными словами, основные покупатели российских энергоносителей и других сырьевых товаров впали в рецессию еще весной 2008-го - почти за полгода до нашумевшего разорения американского банка. На то имелись две основные причины: рецессия в США, разразившаяся еще в декабре 2007 года под впечатлением острейшего кризиса на рынке ипотечного кредитования, и бешеное удорожание энергоносителей.

Опасность нового витка кризиса в зоне действия евро

Помните? Как раз в том самом втором квартале мировые цены на нефть рвались в сторону 150 долларов, а различные российские политики пребывали почти в эйфорическом состоянии по поводу якобы обретенной Россией небывалой экономической мощи. Они тогда еще не осознавали, что "смерть немца" в современном взаимосвязанном мире неминуемо оборачивается и "чумой для русского". Ну что ж, за минувшие почти три года все мы много чему научились.

Мы теперь точно знаем, что дорогая нефть ощутимо тормозит поступательное движение развитых стран, а слишком дорогая нефть весьма быстро вызывает у них экономический спад. Мы своими глазами убедились в том, что дальнейшие события происходят по следующему сценарию. Начавшаяся рецессия ведет в государствах Запада к падению спроса на полезные ископаемые, энергоносители и потребительские товары. Это бьет, с одной стороны, по странам-поставщикам сырья, а с другой стороны, по Китаю, снабжающему весь мир готовой продукцией. У Китая падает экспорт, что в свою очередь заставляет его сокращать закупки природных ресурсов на мировом рынке. В результате сырье и энергоносители еще больше дешевеют, что вдохновляет спекулянтов, до этого неистово гнавших цены вверх, еще яростнее играть на понижение.

Конечно, Германии, переживающей после недавнего кризиса на удивление мощный экономический рост, рецессия при нынешнем уровне цен на нефть не грозит. А вот для Греции и Испании, где сокращение ВВП и без того продолжается, нынешнее удорожание энергоносителей особенно опасно, равно как и для Португалии, уже стоящей на пороге рецессии, и для Италии, которая была особенно завязана на нефтегазовых поставках из погружающейся сейчас в хаос Ливии. Усиление бюджетных проблем в этих погрязших в долгах странах может положить начало новому витку кризиса еврозоны, что чревато еще одним глобальным землетрясением в банковском секторе и на финансовых рынках.

Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Андрей Гурков

Не прогноз, а гипотетический сценарий

Вспомните: обвал мировой экономики в 2008-2009 годах оказался столь мощным именно потому, что по времени совпали два кризиса: более или менее обычный циклический и абсолютно экстраординарный финансовый, начавшийся на рынке недвижимости США. Теперь мы рискуем получить еще один двойной кризис, при котором эпицентром необычайных финансовых потрясений станет на сей раз Европа.

Прошу понять меня правильно: это вовсе не прогноз, а всего лишь гипотетический сценарий возможной цепочки событий, первоначальным толчком для которых станет нынешний взлет цен на нефть. В этот теоретический набросок непременно следует вписать и паническое бегство портфельных инвесторов с таких считающихся рискованными фондовых рынков, как российский, и замирание международных денежных потоков, что грозит серьезными неприятностями российскому банковскому сектору, и глобальным кредитным параличом, который перекроет доступ к свежим деньгам даже вполне здоровым российским компаниям. Все это мы подробно проходили в последние два с половиной года.

Но даже если худшие варианты останутся лишь на бумаге (дай-то бог!), определенного охлаждения экономической конъюнктуры в Европе при нынешних ценах на нефть, скорее всего, не избежать. Хотя бы потому, что Европейскому центральному банку придется, видимо, раньше и решительнее, чем ему хотелось бы, поднимать процентные ставки в еврозоне, чтобы попытаться хоть как-то сдержать нарастающую инфляцию. Назревающее в Европе, да и, скорее всего, в Америке удорожание кредитных средств непременно почувствуют и в России - и на биржах, и в сфере прямых иностранных инвестиций.

Новый импульс альтернативной энергетике

Впрочем, в среднесрочной перспективе для России, пожалуй, куда опаснее другой эффект. Взлет нефтяных цен в 2008 году дал повсюду в мире и особенно в Европе мощнейший толчок всему, что так или иначе связано с энергосбережением и использованием альтернативных источников энергии. В эти дни правильность стратегического выбора в пользу максимально быстрого снижения зависимости от ископаемых источников тепла и света получает очередное подтверждение. Заверяю вас: в последние недели ярых сторонников зеленых технологий стало в Европе еще больше. А это - плохая новость для поставщиков нефти и газа.

Кстати, для российских газовиков сегодняшняя ситуация вообще крайне опасная. Как известно, цены на поступающий из Сибири в Европу трубопроводный газ привязаны к нефтяным котировкам. Поэтому происходящее сейчас удорожание нефти приведет к тому, что с некоторым временным лагом сменятся ценники и у "Газпрома". А это только усугубит и без того абсурдное положение, при котором европейские импортеры российского газа, прежде всего немцы, платят за него несоизмеримо больше, чем за тот газ, который в изобилии поступает сейчас в сжиженном виде из Африки и с Ближнего Востока.

Приближается конец привязки газовых цен к нефтяным

Крупнейший западноевропейский покупатель российского газа E.ON Ruhrgas терпит из-за этого огромные убытки, а потому все настойчивее требует от партнера в Москве изменить или хотя бы скорректировать формулу ценообразования. По мере увеличения разрыва между спотовыми и договорными ценами этот конфликт будет только нарастать. А отказ от нефтяной привязки, который западные эксперты считают уже неминуемым, потребует от "Газпрома" кардинального пересмотра своих бизнес-планов и, скорее всего, поставит крест на его наиболее амбициозных инвестиционных проектах. Ведь доходность его поставок в Европу, по меньшей мере на какое-то время, снизится, а ценовые риски возрастут.

В общем, любая аномалия, а вызванный политической нестабильностью в арабском мире взлет цен на нефть таковой и является, ничего хорошего ни "немцам", ни "русским" не сулит. Возможности России и стран ЕС как-то повлиять на ситуацию весьма ограниченны, а потому им ничего иного не остается, как осознать всю комплексность проблемы и попытаться сообща минимизировать возможный макроэкономический ущерб, действуя по все более актуальному в нашем глобализированном мире принципу: "Что хорошо для большинства европейцев, то благо и для россиян".

Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle