Каннский триумфатор ″Жизнь Адель″: современная Франция и откровенный секс | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 27.05.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Каннский триумфатор "Жизнь Адель": современная Франция и откровенный секс

Фильм "Жизнь Адель" получил в Каннах "Золотую пальмовую ветвь". Корреспонденту DW удалось посмотреть скандальную картину.

Мальчик был милый, но глупый. Он не читал книг, а в постели слишком боялся оплошать, а потому ничего не мог дать этой пухлогубой, такой сложной девушке по имени Адель, которая пока не знает, чего хочет, но точно знает, что не его. А потому мальчик остается брошенным плакать на скамейке, Адель же продолжает поиски любви...

...Эмма старше, умнее, у нее волосы голубого цвета, о ней ходят грязные слухи, она цитирует Сартра, изящно курит, рисует и ни на чем не настаивает. Между Адель и Эммой - любовь, и тут уже - все по-взрослому. Первая же - и очень откровенная - постельная сцена между девушками длится не меньше десяти минут, и ее окончание главный зал каннского фестивального дворца встретил аплодисментами. Кто-то хлопает, потому что это было красиво, кто-то - потому что дольше выносить этот "праздник плоти" на главном экране Франции было невозможно.

Две Франции

"Жизнь Адель", трехчасовая драма французского режиссера Абделатифа Кешиша, получила в Каннах "Золотую пальмовую ветвь". Это хороший и важный фильм уважаемого мастера, к тому же - один из фаворитов, плюс еще на актуальную тему лесбийской любви. Словом, критиковать решение жюри не будет никто. Наоборот. Чем больше об этом фильме задумываешься, тем больше открываешь интересного.

Исполнительницы главных ролей

Адель встречает Эмму. На этот раз - на красной дорожке

Конечно, Эмма и Адель - не просто девушки. Эмма - это Франция 1960-х: экзистенциалисты, бунт против родителей, интеллектуальная поза, - словом, все, что мы любим. Адель, на что указывает ее восточное имя, - это Франция новая, "мультикультурная", и к ней мы относимся с некоторой опаской, памятуя о горящих машинах в парижских пригородах.

Она, эта новая Франция, не так интеллектуальна, не так утонченна, в ней нет тяги к философским парадоксам, и чувствует она больше, нежели способна сформулировать. Но кто сказал, что между Францией старой и новой не может быть любви? И кто будет спорить с тем, что любовь эта обречена? Их пути в конце фильма разойдутся.

Пост-секс

В год, когда во Франции бушуют демонстрации против однополых браков, а президент подписывает исторический закон, их легализующий, может показаться, что Кешиш просто держит нос по ветру, предлагая зрителю манифест однополой любви. А вот и нет: фильм этот, если можно так выразиться, постсексуален.

В "Адели" выбор сексуального партнера оказывается чем угодно, но не политической позицией: выбирают тех, с кем чувствуют близость. В мире "Адели" геям и лесбиянкам приходится нелегко, но не потому, что общество ущемляет их права, а потому, что общество агрессивно само по себе. Подружки издеваются над Адель не потому, что она лесбиянка, а потому что она это не признает. А секс в этом фильме - просто секс. И никаких табу: откровенные сцены тут - на грани порно.

История "из соседнего подъезда"

Стоит признать, "Жизнь Адели" - не элитарное кино. Знакомый российский продюсер, с которым мы разговорились после показа, рассуждал о его сюжете так, как говорят о Зинке из второго подъезда, но не о победителе Каннского кинофестиваля. "Сколько моих друзей так расстались, из-за глупой измены", - говорил он, качая головой и глядя на яхты.

Критики много будут писать в ближайшее время о радикальном языке и новаторстве. Так вот: не верьте, никакого новаторства в этом фильме нет. Есть отличные актрисы. Есть хорошие диалоги. Есть красивое лицо Адель Экзаркопулос, которая умеет изображать смущение так, как, пожалуй, никто в современном кино. Есть почерк доброго и спокойного художника Кешиша. Новаторства нет.

Кадр из фильма ''Жизнь Адель''

Франция ''старая'' смотрит на Францию ''молодую''

И вот еще что. Сидя в кинозале, я не мог не вспомнить другую недавно виденную ленту о том, как девочка становится женщиной: грузинско-немецкий фильм "Длинные светлые дни", победивший на таком маленьком, по сравнению с Каннами, висбаденском фестивале Go East. Да, "Длинные светлые дни" целомудреннее, кое-где ему не хватает глубины, второго дна, а конкретно для Канн - радикальности и громких имен в титрах. Но я не могу сказать, что "Жизнь Адель" - это какой-то прорыв, если сравнивать его с грузинским фильмом.

Канны - магическое место. Оно определяет моду - то, о чем будут говорить в ближайший год. Но есть много интересного и за пределами Канн, и порой за этим не надо ехать на Лазурный берег.

Реклама