Как операция в Афганистане влияет на правительства стран Центральной Азии | Центральная Азия - события и оценки | DW | 08.10.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Центральная Азия

Как операция в Афганистане влияет на правительства стран Центральной Азии

Операция США и НАТО в Афганистане оказала самое непосредственное влияние на соседние государства, в том числе, на республики бывшего СССР, находящиеся в Азии. Они постарались составить из этого определенный капитал.

Вертолет НАТО в афганском приграничье

Вертолет НАТО в афганском приграничье

Озабоченность республик Центральной Азии в связи с развитием ситуации в Афганистане была велика еще до начала операции НАТО. И сейчас, через восемь лет после начала антитеррористической операции она только возросла.

Озабоченность в Центральной Азии возросла

Günter Knabe

Немецкий эксперт по Афганистану Гюнтер Кнабе

"По моим наблюдениям, - сказал в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт по Афганистану Гюнтер Кнабе (Günter Knabe), - обеспокоенность однозначно усилилась от осознания опасности проникновения экстремистских сил из Афганистана на территорию этих республик. Особенно тут затронуты Таджикистан и Узбекистан".

По словам эксперта, правительства обеих стран имеют обоснованные причины бояться, что "Талибан" и исламские экстремисты усилят свое влияние у них. За восемь лет военных действий, которые ведет НАТО, не удалось ликвидировать и существенно ограничить экстремизм. "Давайте представим себе, что, к примеру, США усилят давление настолько, что экстремисты должны будут уходить от этих ударов и двинутся через границы Таджикистана и Узбекистана".

Вместе с тем, республики Центральной Азии получили возможность заработать на операции НАТО политический капитал. В какой мере им это удалось?

Капитал политический и экономический

"Они, конечно, попробовали использовать это с определенной ловкостью и частично имели успех. Политический капитал они пока из этого в значительной мере не составили, но экономически извлекли выгоду из тех денег, которые им за использование военных баз платит США и другие страны НАТО. Хотя опосредованно политическая выгода тоже имеется". Например, продолжает Кнабе, поскольку ФРГ испытывает необходимость в военной базе в Узбекистане, правительство Германии дает очень сдержанные оценки ситуации с правами человека или вообще уровня демократических свобод.

По мнению эксперта из Берлина, в этом отношении роль республик Центральной Азии лишь возрастает, поскольку путь снабжения войск НАТО через Пакистан из-за целенаправленных ударов талибов становится все более опасным. Соответственно, власти в этих странах используют такую ситуацию в своей политической игре, однако стараются не переигрывать, поскольку связаны не только с Вашингтоном, но и с Москвой.

Начало операции НАТО сравнимо с распадом СССР

Arkadi Dubnow in Kandahar

Аркадий Дубнов на аэродроме в Кандагаре. 2009 год

По мнению российского эксперта Аркадия Дубнова, начало американской операции в Афганистане по значимости для постсоветских стран Центральной Азии без большого преувеличения можно сравнить с распадом СССР. "Если решения, принятые в Беловежской Пуще в декабре 1991-го года подарили центральноазиатским республикам независимость от диктата партийных бонз в Москве, то ввод американских войск в Афганистан дал возможность этим республикам обрести уверенность в том, что этой независимости ничто теперь не угрожает".

"Ведь большая часть этих стран с полным основанием может быть отнесена к несостоявшимся государствам, - считает Аркадий Дубнов, - и с приходом США в регион эта держава оказалась балансиром, уравновесившим подавляющее влияние России". Неслучайно с этого момента заговорили о начале новой "большой игры" вокруг Афганистана, которая должна привести к снижению роли российского фактора в Центральной Азии.

По словам Аркадия Дубнова, когда после 11 сентября 2001 Москва объявила о своей готовности быть союзником США в объявленной ими войне против терроризма, партнеры России в Центральной Азии восприняли этот как отмашку на самостоятельные действии в том же направлении. Однако этот тренд в сторону Запада очень скоро обнаружил всю хрупкость связей, которые удерживали эти страны в орбите российского влияния.

Афганистан как фактор самоопределения

Эксперт напоминает, что решение президента Киргизии Аскара Акаева в 2001 году принять предложение американцев разместить на своей территории военную базу США без должных консультаций с Москвой – тому свидетельство. "Вспыхнувший тогда скандал между Москвой и Бишкеком удалось быстро загасить, но надлежащие уроки из этого были Кремлем извлечены".

Именно после этих событий, напоминает Дубнов, было принято решение формализовать отношения внутри стран-членов Договора о коллективной безопасности СНГ. Именно тогда была создана ОДКБ – уже Организация Договора с уставом и принятыми на себя странами-членами обязательствами, главное из которых – не допускать размещения военных баз третьих стран на своей территории без надлежащих консультаций с союзниками по ОДКБ.

В отличие от Киргизии, Узбекистан, приостановивший за два года до этого, в 1999-м, свое участие в Договоре о коллективной безопасности и не связанный обязательствами перед Россией, с готовностью предоставил свой аэродром в Карши для американской военной базы. Это стало серьезным фактором, укрепившим суверенитет Ташкента и способствовавшим его большей устойчивости во взаимоотношениях с Москвой, анализирует ситуацию Аркадий Дубнов. "Неслучайно в Москве так откровенно приветствовали решение Ташкента избавиться от американской базы после того, как США осудили силовое подавление волнений в Андижане в мае 2005-го".

"Афганские" кредиты

Сегодня же Киргизия и Узбекистан среди тех стран региона, которые получают главные преференции от военной операции Запада в Афганистане. Аркадий Дубнов в интервью Deutsche Welle обращает внимание на то, что трансформация военной базы "Манас" в Бишкеке в гражданский Центр транзитных перевозок на значительно более выгодных финансовых условиях и в целом более весомая помощь США, оказываемая Киргизии, уже стали фактом.

"Узбекистан получает возможность строить первую железную дорогу в Афганистане от Мазар-и-Шарифа до Хайратона на кредиты от Азиатского банка развития, а также модернизировать системы электропередач с учетом увеличения продаж электроэнергии в Афганистан – это тоже факт", - отмечает Дубнов.

Что касается Таджикистана, то, как говорит российский эксперт, зажатый в геополитический угол, Эмомали Рахмон также получает свои преференции от афганской операции, с американской помощью построены несколько мостов через пограничный с Афганистаном Пяндж, Душанбе все более уверенно ощущает себя во взаимоотношениях с Москвой, жестко требуя финансовых выплат за пребывание российской военной базы на своей территории.

Но самое главное, подчеркивает Аркадий Дубнов, что властители центральноазиатских режимов в последние годы, по всей видимости, перестали опасаться за свои кресла, которым могли угрожать цветные революции, инспирированные, по их мнению, с Запада. "Эти властители убедились, что стратегия Запада, заинтересованного в успехе афганской операции, сводится, в основном, к поддержанию стабильности в регионе любой ценой, даже ценой подавления демократических свобод, что позволяет властителям ни в чем себя не стеснять ради сохранения своей власти".

О возможной помощи России на севере Афганистана

В последнее время из Афганистана поступает информация, что США не исключают более активного подключения России к урегулированию афганской проблемы на севере страны и готовы поступиться своим присутствием в республиках Центральной Азии. Как говорит немецкий эксперт Гюнтер Кнабе, если такие планы обсуждаются на самом деле, это лишь показало бы, насколько на самом деле позиции США и НАТО слабы в Афганистане.

"США после развала СССР первоначально предприняли попытку максимально усилить свое влияние в бывших советских республиках, и, соответственно, ограничить влияние России там. Тому есть много примеров. Возможный нынешний поворот означал бы, что эти планы более не актуальны. В свою очередь, я считаю возможным, что администрация Барака Обамы ищет пути совместной борьбы с терроризмом, имеющим исламскую окраску. Как США желает победить этот вид терроризма, так и Москва имеет свои обоснованные причины воспрепятствовать его распространению через Афганистан и Пакистан на республики Азии и дальше на Россию", - заключает Кнабе.


Автор: Виталий Волков
Редактор: Михаил Бушуев

архив

Контекст

Реклама