Ирина Халип: В Беларуси невозможно знать, что будет завтра | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 19.07.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Ирина Халип: В Беларуси невозможно знать, что будет завтра

Сразу после оглашения приговора об освобождении 19 июля белорусская журналистка Ирина Халип в интервью DW рассказала, как относится к обретению свободы и почему не строит планов на будущее.

В Минске 19 июля оппозиционная белорусская журналистка Ирина Халип, осужденная за участие в протестах 19 декабря 2010 года после выборов президента Беларуси, была освобождена от отбывания наказания по истечению отсрочки приговора. Напомним, в мае 2011 года суд признал Ирину Халип виновной в участии в массовых беспорядках и приговорил ее к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на два года. В течение этого времени Халип, являющаяся супругой экс-кандидата в президенты Беларуси Андрея Санникова, не имела права покидать Минск, была обязана каждую неделю отмечаться в милиции и находиться дома после 10 часов вечера. Сразу после выхода из зала суда белорусская журналистка поделилась своими взглядами на ситуацию с корреспондентом DW.

DW: Ирина, принимая во внимание ваше освобождение, можно ли считать, что отношение к политзаключенным в Беларуси меняется в лучшую сторону?

Ирина Халип: Я считаю, что ничего не меняется в лучшую сторону, а становится только хуже. Формально меня освободили от отбывания наказания, однако для меня ограничение свободы длилось гораздо дольше назначенного срока. Кроме того, мы видим, на каком фоне проходил этот процесс. В Беларуси уже освобождали политзаключенных, однако людей снова и снова сажают за решетку по политическим делам. Существуют всевозможные отработки прежних судимостей, профилактический учет и прочие меры. То есть любой из нас, кто побывал за решеткой, все равно остается на крючке. Он не сможет оставаться полностью свободным до тех пор, пока не сменится власть.

Контекст

Когда ты живешь в обществе беспредельщиков, наделенных государственными полномочиями, ты не можешь быть уверенным в том, что сегодня будешь ночевать дома, а не в тюремной камере, ты не можешь знать, что будет завтра. Вряд ли Василий Парфенков и Владимир Ерёменок, выходя из тюрьмы, подозревали, что могут вновь попасть за решетку (оба были приговорены к 4 и 3 годам лишения свободы соответственно по делу о беспорядках в Минске 19 декабря 2010 года. В августе 2011 года они были освобождены на основании указа президента А.Лукашенко о помиловании. В настоящее время обоим предъявлены обвинения за нарушение правил превентивного надзора. - Ред.). Поэтому никто из нас не может ни в чем быть уверенным.

- Какие у вас жизненные планы на перспективу?

- У меня нет планов. Я пока не знаю даже, что я буду делать сегодня. Ведь только огласили решение суда.

- А творческие планы?

- Я работала и продолжаю работать в российской "Новой газете". Я уже связана с ней настолько тесно, что не могу представить себе иного места работы. Вот на суд приехала моя коллега из "Новой газеты", представители общественной организации "Русь сидящая". То есть мои российские друзья специально приехали меня поддержать, за что им большое человеческое спасибо!

- Кстати, о белорусско-российской "дружбе": как вы относитесь к оглашенному вчера в России приговору Алексею Навальному, которого осудили на пять лет лишения свободы? Усматриваете ли вы общие подходы в отношениях власти к политическим оппонентам?

- Это абсолютно белорусский приговор. Когда Андрею Санникову назначили пять лет лишения свободы, в Беларуси говорили: он хотел стать президентом и получил "президентский срок". Ведь президент в Беларуси избирается на пять лет. Получается, что Навальный получил ровненько "мэрскую каденцию", которая также равняется пяти годам.

В то же время в Беларуси так же скоро, похоже, будет принят закон об иностранных агентах. Причем у нас иностранные агенты понимаются буквально. Получается, Беларусь и Россия берут друг у друга только "лучшее", что может придумать извращенная фантазия.