Две стратегии Ташкента и Душанбе на севере Афганистана | Узбекистан | DW | 05.07.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Две стратегии Ташкента и Душанбе на севере Афганистана

Этнические группы таджиков и узбеков на севере Афганистана, которые играют роль в обеспечении безопасности в регионе, не ладят между собой. К чему это может привести, выясняла DW.

Парад формирований генерала Дустума в Мазари-Шарифе

Парад формирований генерала Дустума

После распада СССР, с момента обретения независимости, Узбекистан и Таджикистан поддерживают активные контакты с узбекской и таджикской общинами Афганистана. В 1990-е годы Ташкент и Душанбе, опасаясь прорыва отрядов, состоящих из сторонников радикального исламского движения "Талибан", к границам своих государств через северные провинции Афганистана, старались поддержать полевых командиров Северного Альянса - военного союза, противостоявшего талибам и состоявшего в основном из формирований этнических таджиков, узбеков и хазарейцев с севера Афганистана.

Лидеры таджикского, узбекского и хазарейского меньшинств Ахмад Зия Массуд, Абдурашид Дустум и Мухаммад Мохакик (слева направо) в Берлине

Лидеры таджикского, узбекского и хазарейского меньшинств Ахмад Зия Массуд, Абдул Рашид Дустум и Мухаммад Мохакик (слева направо)

В начале 2000-х годов операция западной антитеррористической коалиции предотвратила угрозу выхода талибов к границам Узбекистана и Таджикистана. Острота вопроса о поддержке "этнических братьев" из Северного Альянса для Ташкента и Душанбе вроде бы снизилась.

Но сегодня, когда эксперты предрекают возвращение "Талибана" в большую политику и усиление его позиций, в том числе на севере Афганистана, узбекские и таджикские власти поневоле вновь озабочены созданием на севере Афганистана, вблизи своих границ, своеобразного щита для защиты от талибов.

Выбор стратегии

Естественным путем для этого Ташкенту и Душанбе представляется усиление политических и военных позиций "родственных" этнических группировок в Афганистане, чтобы те сохранили контроль над ситуацией в приграничных провинциях. Однако на этом пути Узбекистан и Таджикистан могут использовать две различные стратегии - либо действовать совместно, либо стремиться поддерживать узбекских лидеров в ущерб таджикским, и наоборот.

Выбор обостряется тем, что отношения между этими афганскими этническими группировками сами по себе далеко не гармоничны. Достаточно вспомнить инцидент, произошедший 29 июня в административном центре северной провинции Тахар - Талукане, где столкновение между местными узбеками, протестовавшими против "засилья таджиков" в органах власти провинции Тахар, и таджиками, привело к человеческим жертвам.

Эксперт российского Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко считает, что события в Талукане - это проявление общего усиления межэтнической напряженности в Афганистане. Она в последние месяцы ощущается в связи с предстоящим выводом войск НАТО и с усилением фактора неопределенности афганского будущего. "С апреля афганские эксперты стали говорить о возможном обострении отношений между этническими группами так называемого "Северного Альянса", в частности, между таджиками и узбеками. Что и происходит сейчас", - говорит Серенко.

Стратегические тылы

По его оценке, "призрак 2014 года заставляет полевых командиров и политиков из числа афганских узбеков и таджиков готовить стратегические тылы, используя свои связи, соответственно, в Узбекистане и в Таджикистане". От этих стран ожидается финансирование, поддержка вооружением и амуницией, возможность на их территории формировать резервы и так далее. Кроме того, на случай возможного отъезда из Афганистана, многие политики Северного Альянса из числа таджиков уже приобрели в Душанбе недвижимость и обустраивают там быт.

"А официальный Ташкент и Душанбе в свою очередь нуждаются в прикрытии своих границ по ту сторону Амударьи и Пянджа, и в первую очередь рассчитывают в этом на родственные этнические группировки", - говорит российский эксперт. По его словам, с одной стороны, следует ожидать усиления напряженности между афганскими таджиками и узбеками, а, с другой, увеличения поддержки, которую тем оказывают соответственно Душанбе и Ташкент.

"И Узбекистан, и Таджикистан осознают угрозу роста наркотрафика и опасность проникновения исламистов из Афганистана через свои границы после 2014 года. Они проявляют повышенное внимание к состоянию узбекской и таджикской общин в Афганистане, поскольку видят в них инструмент для влияния на эти процессы", - говорит в интервью DW немецкий эксперт Гюнтер Кнабе (Gunter Knabe). Они желают укрепить позиции "своих" общин в ожидании вероятного резкого усиления влияния пуштунского этнического большинства, в основном составляющего движение "Талибан", на территории всего Афганистана после ухода иностранного контингента, утверждает Кнабе.

Идет подготовка к будущей вооруженной борьбе за власть на севере страны. "Но Ташкент охотно бы видел в роли сильной политической фигуры лидера узбекской общины генерала Абдул Рашида Дустума, а Душанбе - одного из таджикских лидеров, например, Атту Мохаммада Нура", - продолжает немецкий специалист.

"Федеральный" проект и взаимное недоверие

"Душанбе в этом отношении сложнее, чем Ташкенту, поскольку такой "центрирующей" фигуры, как Дустум, в таджикской общине нет, там имеются несколько групп влияния ", - говорит Андрей Серенко. По его оценке, в целом альянсы афганских узбеков с Ташкентом и таджиков с Душанбе не являются устойчивыми и определяются тактическими интересами тех или иных афганских групп. А главной характеристикой отношений между этническими группами в Афганистане все равно остается взаимное недоверие и следование принципу - все время искать союзников, но надеяться только на себя, считает эксперт ЦИСА.

Гюнтер Кнабе

Гюнтер Кнабе

Гюнтер Кнабе напоминает, что Ташкент и Душанбе имеют серьезные трения между собой и распространяют конкуренцию друг с другом на территорию Афганистана. "Пространство для интриг друг против друга в Афганистане у них невелико, поскольку обе страны имеют общий приоритет - обеспечение безопасности афганских границ. Тем не менее логика конкуренции, возможно, будет преобладать над логикой корпоративных действий", - полагает немецкий эксперт.

Наконец, соседние страны, включая Узбекистан и Таджикистан, в числе возможных перспектив для Афганистана принимают во внимание и проект федерального государства, где этнические противоречия были бы сглажены наличием у каждого этноса своей территории проживания и достаточно автономной административной структуры, сообщил DW Гюнтер Кнабе. Но, по его словам, события в Талукане оптимизма ни Ташкенту, ни Душанбе не добавляют.

ADVERTISEMENT