Виктор Ерофеев: Кто бередит зажившую рану 22 июня 1941 года? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 22.06.2016

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Виктор Ерофеев: Кто бередит зажившую рану 22 июня 1941 года?

75 лет назад нацистская Германия напала на Советский Союз. Каким видится этот день сегодня писателю Виктору Ерофееву?

Большая война - большая глупость. Малая война - не меньшая глупость. Но я и пальцем не пошевелю против Истории, какой бы кровавой она ни была, я - ее случайный ребенок. Не будь 22 июня 1941 года, это писал бы кто-то другой. Моих будущих родителей война случайно разбросала в разные стороны, случайно не убила, а потом так же случайно свела после своего окончания - и вот вам я. Такой же случайный, как все послевоенные дети. Надеюсь, я бы пожертвовал собой, чтобы не было четырехлетнего русско-немецкого побоища, но жертвы от меня тогда никто не потребовал: меня еще не было.

Я сужу о войне как запоздалый свидетель.

Вот вам вопрос: по этой чудовищной войне лучше судить о природе человека или нет? Несет ли война правду о всех нас или ее закрывает?

Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев

Не знаю, как вы, но я думаю, что война выворачивает наизнанку природу человека, а это значит, что по ней одно видно пронзительно ясно, а другое - нет. Война открывает и скрывает правду о человеке. Война сбивает нас с толку. Но человек, по-моему, опасное существо.

На вечный вопрос, кто хуже: Сталин или Гитлер, можно сказать, что это два кремня, которые, если чиркать один о другой, и смогли породить пожар Второй мировой. Один без другого ничего бы не поджег. Но Сталин первым превратился в руководящий кремень, и сделал все, чтобы привести Гитлера к власти, а следовательно, к войне.

Я не верю в сказки, что Сталин хотел первым напасть на Гитлера. Сталин, думаю, был уверен, что, наконец, нашелся приятель, который морально оправдает его за все: коллективизацию, террор, смерть миллионов. Гитлер был единственным человеком в Истории, равным Сталину по масштабу мирового зла. Гитлер стал временной передышкой для Сталина, но тот бездарно ошибся в сроках передышки.

Я думаю, что Гитлер мог бы победить в 1941 году, не будь он идеологическим психопатом. Россия шаталась от зверств Сталина. То, что Сталин отказался от попавших в плен своих солдат как от предателей, говорило о внутренней слабости его власти (кстати, эта традиция отказа существует и поныне, хотя в меньших масштабах). Россия могла быть довольно легкой добычей. Достаточно было дать ей, условно говоря, сносный режим с элементами национальной государственности. Но Гитлер мерил славян в расистских измерениях, и погиб от этой расистской дури.

Сталин же покрыл кровью славян весь путь войны, и именно эта кровь стала истинным знаменем чудо-победы.

Нацисты в ходе войны ничего хорошего не могли принести России, только беды. И "сталинские соколы" мало хорошего принесли после войны в завоеванную Европу: свою систему, колхозы Польше и ГДР, террор и пытки, расстрелы неугодных.

Контекст

Каждый волен видеть 22 июня 1941 года - день нападения нацистской Германии на Советский Союз - по-своему. Я отношу эту дату к одному из высочайших проявлений человеческой глупости. Гитлер и Сталин состязались в строительстве бредовых утопий. Их столкновение было предопределено. Но эти утопии сами по себе свидетельствуют о бредовой составляющей человеческой натуры.

Германия (долгое время Западная, теперь вся) покаялась за весь этот ужас военного вероломства. И на моих глазах в течение лет Россия прощала и простила ее. В детстве мы еще играли в войну, и немцы были аналогом ада. Потом немцы из ФРГ стали аналогом экономических побед, и мои повзрослевшие ровесники бегали под гостиницы клянчить у них сигареты и жвачку. Сегодня немцы и русские относятся друг к другу лучше, чем можно было бы ожидать. Для немцев, несмотря на Украину, Россия - слабоватый, но органичный противовес единственной супердержаве - Америке. Для русских Германия - наиболее понятная в Европе (да и вообще) модель гуманного социального общества, которая для России выглядит недостижимым идеалом.

С человеческой точки зрения, война, начавшаяся 22 июня, сегодня - большая, но зажившая рана, общие слезы.

Тем не менее случилось новое историческое ЧП. Взаимные обвинения России и Запада по поводу событий на Майдане, Крыма и Восточной Украины приблизили к нам 22 июня на слишком короткое расстояние. Зажившую рану бередит, объявляя ее вновь открывшейся язвой, политическая эксплуатация былой войны в России. Она направлена на мобилизацию населения страны во имя пожизненного сохранения параметров нынешней российской власти с мессианской утопией "Русского мира" и лозунгами типа "можем повторить!" Это, мягко говоря, не лучший способ сохранить взаимное российско-немецкое доверие, не говоря уже о реальной симпатии.