Виктор Ерофеев: Бабий Яр - наша общая беда | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 28.09.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Виктор Ерофеев: Бабий Яр - наша общая беда

Расстрелы в урочище Бабий Яр стали одной из крупнейших массовых акций уничтожения в ходе Второй мировой войны. Писатель Виктор Ерофеев уверен, что Бабий Яр - наша общая беда.

Евангельская притча об избиении младенцев по приказу царя Ирода настолько потрясла сознание многих поколений людей, что стала сюжетом множества великих картин, философских толкований и в конечном счете символом абсолютного зла. Казалось, ничего хуже придумать невозможно. Однако ХХ век, плодовитый чванливым научным прогрессом и бесчеловечными идеологиями, оказался свидетелем может быть самой вопиющей трагедии. Всего только 80 лет назад, при жизни наших отцов и дедов, произошла беспрецедентная история убийства десятков тысяч мирных людей по национальному принципу. В конце сентября 1941 года немецкие оккупанты Киева взялись за массовые расстрелы местных жителей. Уничтожив сначала психически больных людей, они потребовали от евреев Киева под угрозой расстрела собраться в едином месте и погнали их на северо-западную окраину, в Бабий Яр.

Там, 29 сентября 1941 года, при помощи украинских полицейских, нацисты устроили кровавую баню. Раздев догола обезумевших от ужаса мужчин и женщин, добивая прикладами младенцев, они клали живых на штабеля уже убитых и стреляли, стреляли, стреляли... Цинизм и жестокость одной из самых цивилизованных европейских наций, заразившейся отравой расового превосходства, поражают, помимо всего прочего, тем, что превращение части немецкого общества в нелюдей случилась в рекордно короткие сроки. В частности, Бабий Яр стал местом массовых расправ на девятом году существования гитлеровского режима. Я хочу вдуматься именно в это страшное, скоростное преображение человека - оно, конечно, результат определенной идеологии, но ведь корни подобных безумных утопий существует в самой человеческой природе. Как остановить развитие мракобесия? Как, по словам Достоевского, "найти в человеке человека", а нечеловеческое не допустить до власти над нами?

Виктор Ерофеев. Писатель

Виктор Ерофеев

Нацисты расстреливали в Бабьем Яре новые и новые партии евреев, вместе с ними цыган, военнопленных, а перед своим отступлением из Киева они попытались скрыть следы преступлений. Сжигали трупы с помощью заключенных-смертников и уничтожали тех, кто уничтожал улики. Впрочем, свидетели сохранились, абсолютное зло ХХ века вылезло на поверхность. Однако…

Однако уничтожением памяти о Бабьем Яре отличилась и другая сторона. В пору очередного советского безумия - борьбы с космополитизмом в конце 1940-х годов - Бабий Яр стал темой-табу. Антисемитизм сталинского времени продлился за границы земной жизни Отца народов. На месте Бабьего Яра советский режим решил соорудить стадион - стадион на костях. Прорыв этого исторического гнойника наступил в 1961 году, когда 29-летний поэт Евгений Евтушенко опубликовал в "Литературной газете" свое самое знаменитое стихотворение "Бабий Яр": "Над Бабьем Яром памятников нет…" Посоветовавшись с женой, главный редактор газеты Виталий Косолапов напечатал стихи и - лишился своего поста. На Евтушенко набросились поэты-ксенофобы, и сам Хрущев отчитал его за политическую незрелость. Но стихотворение, переведенное на 72 языка, сделало свое дело. Бабий Яр стал символом невыносимых для человеческого мозга страданий. Шостакович написал 13 симфонию на слова Евтушенко. Анатолий Кузнецов напечатал документальный роман о Бабьем Яре в журнала "Юность". Тем не менее, запрет на тему фактически продлился до перестройки.

Мы знаем, что трагедия Бабьего Яра - не единственный случай массовых расстрелов во время Второй Мировой войны. Может быть потому, что и Советскому Союзу было что скрывать - например, расстрел десятков тысяч польских офицеров в Катыни - в СССР, с его собственной ксенофобией, не спешили с историческим анализом немецкого преступления. Пытались стереть само географическое название Бабьего Яра, а когда все-таки решили в 1970-х годах поставить памятник, то это был памятник не горю, а героям, которых там не было… Спасшиеся от смерти в Бабьем Яру несколько человек - спаслись или с помощью взятки немецким солдатам, или их просто не добили, и они выползли буквально из ада общей могилы.

Конечно, во многом в трагедии Бабьего Яра виновата война, порождающая ненависть и садизм, ответственность за преступления лежит на гитлеровском режиме… Всё это так. Но почему я говорю о том, что Бабий Яр - наша общая беда? По-моему, понятно. Мы не создали плотного заслона от царей Иродов, Гитлеров и прочей властной мрази… Время от времени они появляются в истории человечества, у них есть свои последователи. Мы, люди, плохо знаем себя и систему нашего несовершенства. Хуже всего то, что мы и знать себя не хотим. Нам подавай успех и комфорт. Мы мечтаем о счастье, порой любой ценой. Бабий Яр говорит нам: одумайтесь, люди! Бабий Яр имеет право так говорить.

Виктор Ерофеев - писатель, литературовед, телеведущий, автор книг "Русская красавица", "Хороший Сталин", "Акимуды", "Розовая Мышь" и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме