1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Протесты в Тбилиси против вторжения России в Украину
Протесты в Тбилиси против вторжения России в УкраинуФото: Alexandr Burakow/DW

Президент Грузии: Нам никогда не выиграть войну с Россией

Джулия Саудели
12 мая 2022 г.

Саломе Зурабишвили в интервью DW - о том, почему для ее страны так важна интеграция с ЕС и НАТО, об ответственности Запада за войну в Украине и об угрозе стать следующей жертвой российской агрессии.

https://p.dw.com/p/4B9Mf

Война в Украине, развязанная Россией, вызвала в Грузии болезненные воспоминания о событиях 2008 года, когда российская армия вторглась на грузинскую территорию. Поражение в пятидневной войне с Россией привело к потере Тбилиси контроля над двумя регионами - Южной Осетией и Абхазией, где по сей день сохраняется присутствие российских войск. О том, что война в Украине означает для Грузии, почему для Тбилиси так важно присоединиться к НАТО и ЕС, и боятся ли грузины, что их страна может стать следующей жертвой российской агрессии, DW поговорила с президентом Грузии Саломе Зурабишвили.

DW:  Если говорить о происходящем сейчас в Украине, то Грузия находится в особой ситуации, так как части грузинской территории, в целом, оккупированы…

Саломе Зурабишвили: Не "в целом", а по настоящему оккупированы, и на каждой из двух оккупированных частей находятся военные соединения.

- Как этот факт меняет отношение в Грузии к украинским событиям? Есть ли ощущение, что на месте Украины скоро окажется Грузия?

- Есть ощущение солидарности. Есть ощущение, что у нас с украинцами схожая история - во времена и Российской империи, и советской "империи", и теперь. Ведь наши народы проходили через одно и то же. Мы считаем, что нас уже оккупировали и что у нас уже есть этот опыт.

Саломе Зурабишвили
Саломе ЗурабишвилиФото: Michele Tantussi/REUTERS

Поэтому вероятно в Грузии на данном этапе доминирующим чувством является не страх, а солидарность. Народ Грузии сейчас действительно идентифицирует себя с жертвой нынешнего нападения и с надеждой смотрит на сопротивление Украины, на то единство, с которым стране оказывают помощь ее партнеры в Европе и США. Мы смотрим на это с восхищением.

- Вы неоднократно призывали Запад к большей поддержке и большему вниманию к Грузии. Имели ли вы при этом в виду также военную поддержку - поставки вооружения, обучение военнослужащих?

- У нас всегда есть возможность получить больше оборонительного оружия, ведь оборона - это единственное, что нам остается. Но у нас было довольно много совместных учений с НАТО - последние были всего два месяца назад. Были учения непосредственно на местах, когда довольно много грузинских солдат были вместе с немцами в Афганистане. НАТО действительно считает Грузию одним из успешных учеников в интеграционной политике. Так что нам действительно нужен более быстрый и надежный путь к интеграции с ЕС и с НАТО, именно в этом мы видим для себя гарантию полной безопасности. Этой безопасности нельзя достичь военными способами, потому что мы никогда не сможем победить в войне с Россией.

- Грузия подала официальную заявку на вступление в Европейский Союз. Какое значение для страны будет иметь присоединение к ЕС?

- Сейчас это путь, который стал реальностью. Война в Украине показала европейским лидерам, что тот путь, который был предусмотрен в прошлом, то есть долгосрочная перспектива вступления в ЕС и в НАТО не давала нашим странам того чувства принадлежности (к западному миру. - Ред.), которого они после всех этих лет действительно заслуживают.

Поэтому один из способов продемонстрировать поддержку нашим странам на фоне нынешней угрозы и агрессии (со стороны России - Ред.) - это принять их. То, что мы видим сейчас - это очень важный сигнал, который мы получили от Европейского Союза. И для нас это правильный ответ на российскую агрессию в случае Украины и угрозы такой агрессии в нашем случае или в случае Молдовы. Так что мы все очень оптимистичны в этом смысле.

- Германия уже заявила, что поддержит Грузию в ее стремлении стать членом Евросоюза, но в прошлом Берлин не выступал за быструю процедуру присоединения Грузии к НАТО. Должна ли была Германия и другие европейские страны активнее поддерживать Тбилиси?

- На мой взгляд, да. Но меня очень обнадеживает то, что эта позиция сейчас меняется. Поэтому меня больше интересует сегодняшняя поддержка, чем анализ того, что было в прошлом. Замечательно, что Германия изменила свое видение как Европы, так и поддержки Украины, прямой поддержки. Это вселяет в нас надежду. Таким же образом изменилась и Франция - а это те страны, которые традиционно не проявляли большого энтузиазма в отношении процесса интеграции (Грузии и Украины - Ред.) в международные структуры. Я думаю, что наметился своего рода консенсус относительно того, что должен быть новый подход.

- Вы не считаете, что если бы европейские государства активнее и быстрее действовали, то некоторые события, свидетелями которых мы стали, удалось бы предотвратить?

- Мне не нравится перекладывать груз ответственности с одних на других. Да, европейские страны и Соединенные Штаты могли бы сделать больше, могли бы быть более бдительными, могли бы четче понимать, какова природа России. Но они находятся от нее дальше, чем мы. У них нет такого же опыта. Но все это не меняет того факта, что ответственность несет только одна сторона - Россия.

Мы не можем возложить ответственность за происходящее в равной степени и на тех, кто хотел, чтобы все было иначе, хотел верить, что Россия может измениться. В самой природе демократических государств заложено желание, чтобы другие были такими же, как они - а если это не так, тогда другим надо просто помочь с этими изменениями. К сожалению, этого не происходит.

- Готова ли Грузия к вступлению в Европейский Союз? К стране были некоторые вопросы о недостаточном соблюдении гражданских прав, об определенных проблемах с уровнем демократии…

- Мы не соответствуем всем требованиям для вступления в Европейский Союз, и я не думаю, что кто-то скажет, что нам нужно остановиться на пути реформ или что мы не должны ускорить их темп. Но я думаю, что мы сделали достаточно много, и, честно говоря, я не считаю Грузию худшей страной в плане демократии во всем Европейском Союзе - особенно с учетом нашей истории и условий развития. Но я думаю, что мы достигнем гораздо большего, если будем внутри ЕС, а не останемся снаружи, где спустя некоторое время утратим поддержку населения. И я думаю, что новые обстоятельства подтолкнут нас к тому, чтобы быть еще более достойными (членами ЕС - Ред.).

- Какие настроения сейчас у людей в Грузии? Они боятся того, что происходит сейчас в Украине? Есть ли ощущение, что Грузия, возможно, также уязвима для российской пропаганды и что это может повлиять на настроение людей в стране?

- Я думаю, есть беспокойство по поводу того, что может сделать Россия, потому что она ясно показала, что может сделать все и что у нее нет никаких внутренних ограничений. Так что да, люди озабочены. Я не стала бы называть это чувство страхом, потому что через многое из этого мы уже прошли.

Что же касается российской пропаганды… Да, такие попытки предпринимаются, но Грузия 70 лет жила в условиях советской пропаганды, оставаясь к ней устойчивой. Так что благодаря нашему прошлому мы можем защититься от фейковых новостей и пропаганды лучше некоторых других стран, у которых не было опыта жизни в условиях стопроцентного, контролируемого и искаженного информационного воздействия.

Смотрите также:

Итоги выборов в Грузии

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Пропустить раздел Близкие темы
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Работники в сборочном цеху завода "КамАЗ" в Набережных Челнах

Япония расширила санкции против России

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу