Первая телевизионная передача и атомная бомба для Гитлера и Сталина | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 19.01.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Первая телевизионная передача и атомная бомба для Гитлера и Сталина

90 лет назад немец Манфред фон Арденне показал в своей лаборатории первую телевизионную передачу. Судьба этого изобретателя не менее удивительна, чем его открытия.

Манфред фон Арденне со своей катодной трубкой. 1933 год

Манфред фон Арденне со своей катодной трубкой. 1933 год

Манфред фон Арденне (Manfred von Ardenne) был выдающимся изобретателем. Биография его кажется невероятной. Его первый патент (всего их - около шестисот!) ему выдали, когда ему было 16 лет. 14 декабря 1930 года он получил в своей лаборатории первое телевизионное изображение с помощью катодной трубки. А спустя год представил на берлинской промышленной ярмарке действующий прототип телевизора с кинескопом. Разработанная им тогда же трехкаскадная электронная лампа считается первой в мире интегральной схемой. Не менее важным изобретением ученого-энциклопедиста является электронный растровый микроскоп.

Но, может быть, самое удивительное - в другом. Во времена "третьего рейха" Манфред фон Арденне возглавлял лабораторию, которая работала над разделением изотопов урана для атомной бомбы нацистской Германии. Ее охранял специальный батальон СС. А после войны он стал дважды лауреатом... Сталинской премии.

Мифы и реальность

О бароне-изобретателе ходит множество легенд. В русскоязычном интернете вы можете прочитать, что он был членом нацистской партии и штандартенфюрером СС, кавалером "Железного креста" и так далее. Все это не соответствует действительности. Но Манфреду фон Арденне и не надо было вступать в НСДАП, чтобы получать огромные средства на свои исследования: на "чудо-оружие" в нацистской Германии денег не жалели. Во время Второй мировой войны в берлинском пригороде Лихтенфельде, где прямо рядом с виллой Арденне создали научный институт, он работал над проблемами расщепления изотопов урана, пытаясь "добыть" начинку для атомной бомбы. Что, к счастью, не удалось: главный циклотрон нацисты достроить не успели. Однако то, что успели, пригодилось победителям.

Война еще не кончилась, а в занятые Красной Армией районы Германии уже были посланы специальные отряды, которые разыскивали физиков, инженеров, техников, других специалистов, которые могли бы помочь СССР в разработке ядерного оружия. 8 мая 1945 года Курчатов представил Берии список немецких ученых, которых желательно было бы заполучить. Многие, правда, успели уйти к американцам. Но институт Арденне располагался в советской оккупационной зоне, в огромном поместье ученого. Бежать тому было некуда. Когда машины с особистами подъехали к этому "полудому-полузамку" (так описывает его один из очевидцев), их встретил большой плакат с надписью по-русски: "Добро пожаловать!"

"По-видимому, учел обстановку", - иронично заметил по этому поводу один из членов спецгруппы. Ее глава, подробно перечисляя на следующий день в докладе на имя Берии, какие именно материалы и аппаратура обнаружены в научных учреждениях Берлина, подчеркивал: "Желательно срочно принять решение о вывозе оборудования из института фон Арденне и сотрудников его для работы в СССР".

Лауреат Сталинской премии

Группа Арденне, перевезенная в полном составе на добровольно-принудительных началах в Советский Союз, образовала так называемую лабораторию "А" советского атомного проекта. Она располагалась в Сухуми, в здании санатория "Синоп", и входила в систему 9-го управления НКВД. Под руководством Манфреда фон Арденне работало более ста человек. Немецкие ученые вместе с советскими коллегами разрабатывали новые методы разделения изотопов урана электромагнитным способом, а попутно исследовали возможности применения ядерных излучений в биологии и медицине. И делали это так успешно, что Арденне стал даже лауреатом Сталинской премии.

Испытательный ядерный взрыв на Семипалатинском полигоне

Испытательный ядерный взрыв на Семипалатинском полигоне

Он был, кстати, не единственным известным ученым "третьего рейха", который после войны разрабатывал советское оружие – в первую очередь, ядерное. Огромную роль в его создании сыграли корифей в области металлургии урана Николаус Риль (Nikolaus Riehl), получивший в СССР даже звание Героя Социалистического Труда, лауреат Нобелевской премии Густав Герц (Gustav Hertz), будущий президент Академии Наук ГДР Макс Фольмер (Max Volmer), создатель газовой центрифуги для разделения изотопов урана Макс Штеенбек (Max Steenbeck), Роберт Дёпель (Georg Robert Döpel), разработавший аппаратуру для измерения кинетики ядерных взрывов...

Всего из оккупированной Германии были "импортированы" после войны тысячи специалистов из разных отраслей науки и техники. Кроме того, немало ученых и инженеров, связанных в прошлом с ядерной физикой и радиохимией, нашлось в советских лагерях для немецких военнопленных. Их отобрали для работы в "шарашках" - научно-исследовательских институтах и лабораториях тюремного типа. Впрочем, и "свободные" ученые, которых доставили из Германии в специальных эшелонах, хотя и жили вполне комфортно, были практически полностью отрезаны от внешнего мира.

Но кроме кнута, был и пряник. Так, в 1947 году, после успешного пуска первого реактора, в котором был получен оружейный плутоний, специальным постановлением Совета министров СССР отметили и немецких специалистов. Манфред фон Арденне тоже был в числе главных награжденных: ему "отвалили" 50 тысяч рублей. Огромные по тем временам деньги.

Карьера в ГДР

В середине пятидесятых годов Арденне разрешили вернуться в Германию - разумеется, в Восточную. Карьера его развивалась успешно. Власти ГДР не жалели для него почетных званий и привилегий. В течение многих лет Арденне возглавлял научно-исследовательский институт под Дрезденом, носивший его имя. Хотя в партию и в ГДР не вступал, стал депутатом Народной палаты. Умер барон-изобретатель в 1997 году, уже после объединения страны.

Отношение к нему сегодня в Германии неоднозначное. Немцы, конечно, признают его несомненные научные заслуги. Но что касается нравственной стороны дела, моральной ответственности ученого, то с этой точки зрения личность Манфреда фон Арденне, работавшего и на Гитлера, и на Сталина, и на Хонеккера, оценивается весьма критически.

Смотрите также: