Комментарий: ″Иностранцам″ путь в российскую тюрьму закрыт | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 15.07.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: "Иностранцам" путь в российскую тюрьму закрыт

Стать "лицом, аффилированным с иноагентом", может в РФ любой. Зато наблюдать за тюрьмами и СИЗО - лишь специально назначенные общественники. О новом этапе давления на оппозицию пишет Иван Преображенский.

В России предвыборная кампания выявляет первые и весьма неожиданные формы аффилиации граждан с "иностранными агентами", результатом чего становится ограничение их в правах. Под удар попадают даже кандидаты системных партий. В то же время Минюст предлагает резко ограничить право россиян быть членами Общественных наблюдательных комиссий, следящих за соблюдением прав заключенных и попавших в СИЗО. После выборов в Госдуму власти явно не намерены снижать интенсивность подавления любой общественной активности.

Меченные кандидаты

Накануне выборов в нижнюю палату парламента власти серьезно дополнили и без того жесткое законодательство, ограничивающие пассивное избирательное право россиян. Всем, кто взаимодействовал с нежелательными организациями, вроде команды Навального, задним числом запретили избираться. Ну а тех, у кого была, опять же в прошлом, аффилиация с "иностранными агентами", обязали прилепить себе этот ярлык на все предвыборные агитационные материалы. Многие были уверены, что эта маркировка, резко снижающая шансы избраться куда-либо, будет средством только против так называемой несистемной оппозиции. А сама аффилиация якобы будет только рабочей. Жизнь показала, что закон полез к потенциальным кандидатам "в постель".

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Первые примеры аффилиации оказались нормативными с точки зрения абсурдности. В частности, депутат Псковской гордумы Дмитрий Пермяков помимо сотрудничества с ассоциацией "Голос" указал в качестве источника "иноагентства" свою жену, журналистку Людмилу Савицкой. По его словам, у них общий бюджет - выходит, что депутат, намеренный переизбраться, получает средства от "иностранного агента". Ведет действующий народный избранник и политическую деятельность, хотя, прямо скажем, сейчас даже для депутатов это становится все сложнее. Таким образом, c учетом туманных формулировок новых законов об "иностранных агентах", Пермяков явно под них попадает.

Другой пример - кандидат в губернаторы Пензенской области Анна Очкина. Она баллотировалась от парламентской партии "Справедливая Россия - За правду". После вливания туда агрессивных охранителей, вроде Захара Прилепина или пропагандиста Сергея Михеева, системнее силы представить себе на российском политическом поле трудно. Однако у Очкиной нашлась в прошлом аффилиация с иноагентом - Институтом глобализации и социальных движений. Дело, как она говорит, давнее, но власти не верят, что она там уже не работает. В отсутствии в стране реальной презумпции невиновности Очкина ничего не смогла доказать и предпочла снять свою кандидатуру с выборов.

Выходит, что иноагентством может быть признано что угодно: семейные связи, старая работа. Наверняка, судя по тенденциям, скоро появится и какой-нибудь кандидат, записанный в эти "враги народа" за то, что получил от бабушки денежный подарок из-за границы, скажем, из белорусского Гомеля.

Выборы в Госдуму - не предел

Робкий оптимизм некоторых представителей российского гражданского общества, которые хотят верить, что после думских выборов власти притормозят закручивание гаек, напоминает "стокгольмский синдром". Так заложники террористов, за неимением другого способа освободиться, надеются на милосердие.

Власти, напротив, видя слабость и дезорганизованность общества после полутора лет постоянного прессинга, начавшегося в 2020 году с отставки правительства и объявления о намерении переписать конституцию под Владимира Путина, только наращивают давление. Еще недавно, казалось бы, они запретили "кому попало", то есть представителям "неуполномоченных" НКО, навещать заключенных и создали для этого Общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Затем из состава московской комиссии вывели за нелояльность властям Марину Литвинович, которая сейчас пытается зарегистрироваться кандидатом на выборах в Госдуму от партии "Яблоко".

Теперь на основе этого опыта решили сразу переписать список НКО, которым можно делегировать своих представителей в комиссии по защите прав заключенных. А кроме этого, запретить членам ОНК быть адвокатами, чиновниками или муниципальными депутатами, иметь вид на жительство за границей или второе гражданство, сотрудничать с политическими партиями и общественными объединениям.

Курс на изоляцию

Кто-то скажет, что это абсурд. Но в реальности речь идет о системе, которая работает так, чтобы полностью исключить из общественной жизни и политики всех, кто в прошлом считал возможным независимо думать и знаком с зарубежной жизнью.

Страна продолжает курс на изоляцию от внешнего мира, а тех, кто этому сопротивляется, вынуждают или уйти во внутреннюю эмиграцию, отказавшись от общественной и политической активности, или уехать. Нынешняя лояльность, как у Очкиной, не компенсирует сомнений по поводу прошлого.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 26:21

Гудков: Перемены в РФ начнутся, когда Путин пойдет на следующий срок. #вТРЕНДde

Аудио- и видеофайлы по теме