Главный обвинитель: как нищий эмигрант судил нацистских преступников | История | DW | 12.11.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

История

Главный обвинитель: как нищий эмигрант судил нацистских преступников

Он был нищим эмигрантом. В Америке его не взяли в школу, потому что он не знал английский язык. Сегодня это - человек-легенда, один из самых известных юристов в мире.

Беньямин Ференц - главный обвинитель на процессе по делу айнзацгрупп

Беньямин Ференц - главный обвинитель на процессе по делу айнзацгрупп

"Говори всегда свою правду", - так называется книга воспоминаний Беньямина Ференца, которая вышла в немецком издательстве Heyne. Книга человека, давно ставшего легендой, одного из самых известных специалистов по международному праву в мире. В этом году ему исполнилось сто лет.

Беньямин Берелль Ференц родился в маленькой деревне в Трансильвании. Он получил румынское свидетельство о рождении. Его сестра, которая родилась на полтора года раньше, была венгерской подданной. Трансильвания постоянно переходила от одной страны к другой и обратно. Что оставалось неизменным, - антисемитизм властей. И семья Ференца эмигрировала в США, когда ему было всего девять месяцев. Плыли третьим классом, спали на открытой палубе. Багажа было совсем немного, и он состоял, в основном, из сапожных инструментов отца: "лапы", специального молотка, шила, колодок, набора ножей...

Без заработка и языка

Все это в Нью-Йорке не пригодилось: в Америке носили фабричную обувь, современную и дешевую. Отец Беньямина перебивался случайными заработками. Жили в страшной бедности, в полуподвальной квартире, в огромном доме, населенном такими же нищими итальянскими и ирландскими иммигрантами, в районе, который назывался Hell´s Kitchen - "Чертова кухня", и вполне оправдывал свое название. Уровень преступности был здесь очень высоким. Дети подворовывали по мелочам, иначе было не прожить.

Беньямин помогал отцу: собирал мусор по этажам. В школу его поначалу не брали: хотя он знал три языка - идиш, венгерский и румынский, но по-английски почти не говорил. Выручили феноменальная память и упорство. Учился он очень хорошо, страдал только из-за своей бедной одежды, полученной в благотворительной организации, и маленького роста.

Беньямин Ференц сегодня

Беньямин Ференц сегодня

В конце концов, его рекомендовали в школу для особо одаренных детей, откуда был прямой путь в университет, да еще и со стипендией. А ведь никто из его семьи даже среднего образования не имел. Беньямин Ференц вспоминает в своей книге, как была поражена его мать: не происхождение, а способности решали судьбу сына. "И я навсегда стал благодарным патриотом Америки", - пишет Ференц.

Солдат и следователь

В 1943 году, в разгар Второй мировой войны, Беньямин Ференц получил в Гарварде диплом юриста. И сразу пошел на фронт. Он воевал во Франции, простым солдатом в зенитной батарее, но потом его определили в новое спецподразделение американкой армии, которое занималось расследованием преступлений национал-социалистов. Ференц опрашивал по горячим следам заключенных концлагерей сразу после их освобождения, разбирал сохранившиеся архивы, участвовал в подготовке первого суда над палачами Дахау. И с нетерпением ждал демобилизации: он мечтал стать гражданским адвокатом и никогда больше не иметь дела с ужасами войны и преступлениями "третьего рейха".

В 1945 году его, наконец, демобилизовали. Но дома Беньямин Ференц пробыл недолго. Генерал Тейлор обратился к нему с просьбой вернуться в Германию и возглавить группу из 50 человек, в основном - немецких политических эмигрантов, которая должна заняться поиском доказательств для готовившихся судебных процессов над нацистскими преступниками. Позже Ференц стал - в 27 лет! - главным обвинителем на одном из 12 Нюрнбергских процессов - суде над эсэсовцами айнзацгрупп СС и СД, приходивших на оккупированные территории Советского Союза вслед за вермахтом и уничтоживших (для этого и были созданы) более 600 тысяч евреев, десятки тысяч партизан, цыган, политработников, заложников, психически больных людей...

Суд над карателями айнзацгрупп

Готовя материалы к суду, на котором Ференц был главным обвинителем, один из его подчиненных нашел под развалинами здания, в котором располагалось подразделение гестапо, папки с отчетами айнзацгрупп. Они были снабжены грифом "совершенно секретно" и выдавались лишь очень ограниченному кругу лиц: нацисты пытались скрыть свои преступления.

В отчетах с немецкой педантичностью каратели регулярно докладывали, сколько, где именно и по каким "категориям" с июня 1941 года уничтожались мужчины, женщины, старики, дети... Есть запись о массовых расстрелах в Бабьем Яре, есть сводная годовая ведомость по итогам 1941 года: айнзацгруппа A ликвидировала 249420 евреев, айнзацгруппа В - 45467, айнзацгруппа С - 95000, айнзацгруппа D - 91678".

В зал суда вводят одного из обвиняемых - оберштурмбанфюрера СС Эдуарда Штрауха

В зал суда вводят одного из обвиняемых - оберштурмбанфюрера СС Эдуарда Штрауха. Приговорен к смертной казни

Айнзацгруппой D командовал группенфюрер СС Отто Олендорф (Otto Ohlendorf). Он стал одним из главных обвиняемых на процессе по делу о преступлениях айнзацгрупп. Всего на скамье подсудимых оказалось 24 человека. Почти все - офицеры СС и СД высокого ранга, в том числе - командиры всех четырех айнзацгрупп. Лишь двое избежали приговора: один покончил жизнь самоубийством в камере, а другой - бригаденфюрер Отто Раш (Otto Rasch), который руководил расстрелами в Бабьем Яру, - заболел во время процесса тяжелой формой болезни Паркинсона и уже вскоре после суда умер.

Никто из обвиняемых не признал себя виновным. Все упирали на то, что "всего лишь" выполняли приказы. Трибунал приговорил 14 из них к смертной казни через повешение, двух - к пожизненному заключению, остальных - к многолетним тюремным срокам.

Говорить свою правду

Беньямин Ференц и после Нюрнбергских процессов остался в Германии. Он участвовал как юрист в переговорах о немецких компенсациях, в том числе - о компенсациях, которые Федеративная Республика Германия выплатила государству Израиль и международным еврейским организациям. Лишь в 1957 году Ференц вернулся в США и открыл адвокатскую практику. Параллельно он преподавал международное право в университете, писал книги по международному праву и стал признанным специалистом в этой области. Он стоял у истоков создания Международного уголовного суда в Гааге.

Оставаясь патриотом Америки, Беньямин Ференц резко критиковал войну во Вьетнаме, а позже, в начале 2000-х, выступил против практики бессудного заключения и ведения следствия в тюрьме Гуантанамо. Он по-прежнему говорит свою правду, по-прежнему верен своим идеалам - бедный эмигрант из Трансильвании, ставший знаменитым юристом.

Смотрите также:
История Германии в 10 символах

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме