Юрий Шмидт: От российских властей не принял бы в награду даже конфетный фантик | Политика и общество | DW | 03.02.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Юрий Шмидт: От российских властей не принял бы в награду даже конфетный фантик

Российский адвокат и правозащитник Юрий Шмидт горд тем, что награжден Командорским крестом ордена "За заслуги перед Федеративной Республикой Германия". При этом он признался DW, что не понимает, за что его наградили.

Российский адвокат Юрий Шмидт

Юрий Шмидт

Российский правозащитник и адвокат Юрий Шмидт награжден Командорским крестом ордена "За заслуги перед Федеративной Республикой Германия". В пятницу, 3 февраля, в Москве ему была вручена эта награда. О том, как Шмидт воспринял награждение и почему его заслуги оценивают пока только за рубежом, адвокат экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского рассказал в интервью DW.

DW: Что для вас значит эта награда?

Юрий Шмидт по время процесса по делу Ходорковского в здании суда

Юрий Шмидт на процессе по делу Ходорковского (фото из архива)

Юрий Шмидт: Безусловно, это очень значимое событие. Как всякое признание того, что твой труд кто-то оценил и отметил. Когда я выступал с ответным словом, то сказал, что благодарю за оказанную мне честь, но никак не могу даже для себя ответить на вопрос, за что мне дали эту награду.

Никаких специальных услуг я Германии не оказывал. Я все время работал в России - и как адвокат, и как правозащитник. Хотя, конечно, права человека - это сфера, которая не имеет границ, она касается всех и каждого, но это и обычная работа. Поэтому то, что меня так высоко оценили, является поводом не только для гордости, но и для смущения.

- Это уже третья награда, которую вы получаете от Германии, а в России, насколько известно, вас ни разу не награждали. Вам не кажется это странным или обидным?

- Во-первых, в российском правительстве нет человека, которому пришла бы в голову мысль наградить меня. А во-вторых, от этого правительства я не согласился бы получить в награду ничего, даже конфетный фантик.

- Одним из самых известных ваших подзащитных является экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Что-то происходит сейчас в его деле?

- В самом деле Ходорковского пока особых изменений нет, но происходит изменение атмосферы вокруг него, и мы очень надеемся, что это приведет и к изменению участи заключенных. Думаю, что у нас появились хорошие шансы для усиления нашей борьбы.

- Михаила Ходорковского и Платона Лебедева еще не признали политзаключенными?

- Признали пока только на уровне международных общественных организаций, некоторых государственных и межгосударственных учреждений. В России статус узника совести и политзаключенного за Ходорковским как не признавали, так и не признают.

Однако у меня есть надежда, что политические изменения, которые происходят в стране сейчас, вынудят российское правительство изменить отношение к делу Ходорковского. Говоря "российское правительство", я имею в виду исполнительную власть и лично господина Путина, который остается начальником нашей страны на протяжении уже 12 лет, вне зависимости от того, как называется занимаемая им должность.

- Кстати, о политической ситуации в России. Михаил Ходорковский обратился к участникам оппозиционных митингов…

- Насколько мне известно, непосредственно к участникам митингов обращения не было. Было обращение, адресованное участникам "Ходорковских чтений", которое не может ни считаться, ни стать обращением к митингующим хотя бы потому, что это довольно сложный для восприятия на слух документ. Одним словом, это совершенно не митинговый текст.

- Как вы оцениваете происходящие в последние месяцы в России события, в частности массовые акции протеста, ближайшая из которых пройдет 4 февраля?

- Моя оценка исключительно позитивная. Чаша унижения народа России переполнилась после того, как Путин с Медведевым провели свою сентябрьскую рокировочку. Люди почувствовали себя униженными и оскорбленными и встали на защиту своих чести и достоинства. Это, по моему мнению, основной побудительный мотив того движения, которое началось в России. И я полагаю, что пробку в бутылку уже обратно не загнать, хотя предсказать, как будет развиваться этот общественный протест, не могу.

Беседовал: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Владимир Дорохов

Контекст

Реклама