Чего ожидать от Штайнмайера, вернувшегося в МИД? | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 19.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Чего ожидать от Штайнмайера, вернувшегося в МИД?

Социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер во второй раз стал министром иностранных дел Германии. Внешнеполитический курс Берлина, однако, прокладывает не он, а канцлер.

Когда Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) вернулся на этой неделе на свое бывшее место работы, то наверняка почувствовал себя как рыба в воде. Четыре года назад социал-демократ перестал быть министром иностранных дел и вот теперь снова стал хозяином своего прежнего кабинета в здании МИД ФРГ в центре Берлина. Возможность вновь представлять Германию на международной арене - это "честь и награда", сказал Штайнмайер немецким дипломатам в свой первый рабочий день. Встретили его, как своего, радушно - теплыми аплодисментами.

В гармонии с канцлером

В отличие от распределения других министерских портфелей при формировании нового правительства Германии, возвращение Штайнмайера в МИД было ожидаемым. Он и сам хотел на должность, которую занимал с 2005 до 2009 года в предыдущем правительстве так называемой "большой коалиции" консерваторов и социал-демократов. Работа ему явно нравилась, дипломат он терпеливый и с известной долей прагматизма, так что место председателя парламентской фракции социал-демократов Штайнмайер охотно поменял на кресло в правительственном самолете.

Штайнмайер и Меркель, как правило, хорошо ладили. Снимок 2009 года

Штайнмайер и Меркель, как правило, хорошо ладили. Снимок 2009 года

В первую зарубежную поездку - в Париж - он отправился вместе с канцлером Ангелой Меркель (Angela Merkel), с которой и раньше хорошо ладил. Только изредка между ними возникали разногласия. Так было, например, когда Меркель приняла в своем ведомстве Далай-ламу, что Штайнмайер расценил как излишний выпад в адрес китайского руководства.

Но в целом отношения между этими двумя политическими деятелями были весьма гармоничными. Даже настолько гармоничными, что в ходе избирательной кампании 2009 года, когда Штайнмайер сам претендовал на пост канцлера, он очень деликатно обходился со своей политической соперницей.

Кто определяет внешнеполитический курс

Когда в ноябре 2005 года Меркель впервые возглавила правительство ФРГ, у нее не было богатого международного опыта. Один из чиновников ведомства федерального канцлера подарил ей тогда небольшой глобус - для ориентировки в мировой политике.

Теперь, восемь лет спустя, Меркель чувствует себя на международной арене как дома. Все ее знают, а она в свою очередь освоила все необходимые приемы. И ни у кого в Германии не возникает сомнения, что именно она и впредь будет задавать тон в важнейших вопросах внешней политики страны.

Смена караула в МИД ФРГ: Штайнмайер и его предшественник Вестервелле

Смена караула в МИД ФРГ: Штайнмайер и его предшественник Вестервелле

В принципе, так было всегда: ведомство федерального канцлера прокладывает международный маршрут, которым затем следует главный дипломат страны. Очевидно, однако, что в последнее время тот блеск, который раньше был присущ министру иностранных дел, изрядно потускнел.

В прошлом этот пост был куда более престижным, в том числе и потому, что занимавший его, как правило, являлся еще и вице-канцлером. Теперь же министерство иностранных дел слывет своего рода филиалом задающей внешнеполитический курс администрации канцлера, а портфель такого министра стал цениться намного ниже в ходе торга при формирования коалиционного правительства.

Принцип преемственности

Основные азимуты любого немецкого министра иностранных дел, какой бы партбилет он не носил в кармане, предопределены. Это курс на европейскую интеграцию и трансатлантическое партнерство.

Во внешней политике ФРГ давно укоренился принцип преемственности, на который сослался и Штайнмайер, вернувшись в МИД. Правда, критически заметил он, впредь будет недостаточно всего лишь повторять, как он выразился, "известные заклинания". Новый министр заявил, что приветствовал бы дискуссию о будущих направлениях немецкой внешней политики, и сразу же внес в такую дискуссию свою лепту. Угроза или применение силы, по его словам, не может быть "лакмусовой бумажкой для проверки серьезности внешнеполитических намерений" ФРГ.

Такое поведение, считает министр, не учитывает ни возможности умной дипломатии, ни особую ответственность, которую история возложила на Германию. Штайнмайер подчеркнул тем самым свое негативное отношение к милитаристской внешней политике и похвалил в этой связи своего предшественника, либерала Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) за его "принципы военной сдержанности".

Украина на повестке дня

Коалиционное соглашение, о котором договорились партнеры по правительству (ХДС/ХСС и СДПГ), не содержит в своем внешнеполитическом разделе никаких сюрпризов. Особенно важными соседями Германии в нем названы Франция и Польша, а США - "ключом к свободе, безопасности и благосостоянию для всех".

Это, однако, не подразумевает и свободу шпионить за союзниками, поэтому новое правительство ФРГ ожидает, что вашингтонская администрация примет меры с тем, чтобы восстановить взаимное доверие, пошатнувшееся в результате скандала с Агентством национальной безопасности (АНБ) США, и впредь будет более уважительно относиться к личной сфере жизни немцев.

Самым важным проектом на ближайшее будущее официальный Берлин считает успешное завершение переговоров о создании зоны беспошлинной торговли между США и Евросоюзом. Отношения с Россией немецкое правительство, как и прежде, хотело бы строить на основе выдвинутой ранее концепции "модернизационного партнерства". Правда, понимают такое партнерство в Москве и Берлине по-разному.

Первым же пунктом на повестке дня нового министра иностранных дел ФРГ стоит ситуация на Украине, где уже несколько недель не прекращаются массовые выступления в поддержку сближения с ЕС. Штайнмайер сомневается в том, что Украина сможет принять самостоятельное решение в ситуации, "когда от нее требуют сделать выбор между Россией и Европой". С точки зрения министра, Запад, судя по всему, недооценил решимость России в этом деле.

Реклама